Людей можно условно поделить на тех, кто выбирает свою миссию, и тех, кого миссия выбирает сама. Есть, конечно, и такие, кто проживает собственную судьбу безо всякой цели и не ищет в своем существовании какого-либо особого смысла. Но сейчас не о них. Сейчас об энтузиастах, которые принимают свой талант (не имеет значения, какой он направленности), как данность, и расходуют его бескорыстно, не ожидая взамен благодарности.

В чем талант Милы Качлаевой (Тиашижевой)? Нет, она не певица, не актриса, не спидкубер-рекордсмен с достижением 3 секунды и даже не кулинар-виртуоз (хотя, не исключаю, что и готовит тоже прекрасно). Мила наделена огромным добрым сердцем, которое стремится просто помогать, а ее главный талант – беспрекословно подчиняться воле сердца. Сегодня Фонд «Выше радуги», основателем коего является наша героиня, зарекомендовал себя одной из самых надежных общественных организаций в сфере благотворительной работы, а конкретно в части поддержки онкобольных детей. При этом, удивительно, но за столько лет более чем эффективной деятельности заслуги «Выше радуги» ни разу не были отмечены властью региона.

 

- Насколько я знаю, у тебя нет медицинского образования. Как ты оказалась вовлечена в эту сферу? И почему выбрала одно из самых тяжелых по степени морального и эмоционального восприятия направление – онкологию?

 

- На счет образования, совершенно верно. По специальности я – экономист. Окончила КБГСХА, ныне КБГАУ. После учебы попала на практику в республиканский Минздрав, откуда и начался мой околомедицинский путь. С 2010 перешла в республиканский онкологический диспансер, где неожиданно для себя стала отвечать за связи с общественностью. Можно сказать, что с этого же года берет начало моя волонтерская активность.

В 2010 году на странице в Одноклассниках Темиржана Байсиева – очень яркого и тогда, и сейчас общественника, создателя большого донорского движения, ярого активиста за безопасность на дорогах – я увидела информацию о том, что молодому парню срочно требуется донорская кровь. Я пошла сдавать, и выяснилось, что этот молодой человек лежит в гематологическом отделении нашего диспансера. Не знаю, почему, но я решила лично познакомиться со своим, можно сказать, «братом по крови». Это знакомство переросло в хорошую дружбу. Как-то его лечащий врач мне сказала, что Даулет паллиативный, что жить ему осталось всего несколько дней. После этих слов я закрылась в кабинете и долго плакала, а когда взяла себя в руки, четко решила – раз я не могу сделать ничего, чтобы помочь ему выздороветь, то приложу максимум возможных усилий, чтобы скрасить последние дни друга радостными событиями и эмоциями. По этому же принципу я работаю по сей день. Даля (так мы все его называли) прожил три года.

Потом я стала более активно участвовать в мероприятиях по донорству, и в команде этих волонтеров подружилась с Олей Мальцевой, которая как раз в меру своих возможностей участвовала в судьбе тяжело больных деток. Мне, естественно, тоже захотелось им помогать, хотя я и подумать не могла, что это станет делом жизни. Я один за другим знакомилась с этими удивительными ребятами, и даже не заметила, как это общение увлекло меня настолько, что я предложила нескольким девчонкам-волонтерам создать официальный Фонд помощи.

Дело в том, что когда с просьбой оказать содействие, в том числе, материальное, к потенциальным меценатам приходят какие-то малолетнего вида девушки, восприятие очень скептическое. Это и понятно, мало ли, кто мы такие, может, мошенницы, аферистки. А когда ты представляешься организаторо/сотрудником Фонда, у которого все по закону – официальный статус, прозрачная бухгалтерия, открытые документы, то и разговор с тобой уже ведут, как с серьезным деловым собеседником. Эту мою идею коллеги по волонтерскому цеху не одобрили, к сожалению. Единственный человек, кто тогда протянул мне руку помощи и поддержал мою амбициозную затею, оказался мой родной брат Руслан Тиашежев. На его деньги «Выше радуги» создавалась, на его финансовые вливания организация существует по сей день. Хотя и он в то время, мягко говоря, с подозрением смотрел на всю эту историю. Однажды, даже очень строго пригрозил: «Смотри, узнаю, что имеют место какие-то мошеннические схемы и махинации, сам тебя закрою». Просто он сотрудник налоговой службы. Кстати, позже и подруги, которые изначально крутили у виска, тоже присоединились. Так, в 27 марта 2012 года организация была официально зарегистрирована.

 

-  Как оцениваешь институт благотворительности в республике? Правда ли, что люди состоятельные, располагающие большими деньгами, неохотно готовы с ними расставаться ради благотворительности?

 

- С этим стереотипом я категорически не согласна. По крайней мере, мне посчастливилось не сталкиваться с такими людьми. Наоборот, каждый из бизнесменов, к кому мы обращались, ни разу нам не указал нам на дверь. Да, возможно, жертвовали не полный объем средств, который требовался, но чтобы совсем оставили без внимания нашу просьбу или категорически отказались помогать, такого не было. Есть, например, молодые предприниматели Мажит Толгуров и Мурат Кучменов (магазин «ILife»), Рустам Кочесоков – большой друг моей семьи и семьи «Выше радуги», которые ежемесячно выделяют из своего бюджета определенную сумму на поддержку работы Фонда. И даже когда что-то срочно требуется приобрести, посодействовать материально, ребята, не задумываясь, откликаются. Например, недавно «айлафовцы» помогли решить проблему с покупкой матрасов для инфекционного отделения на внушительную сумму. А тот же Рустам – это человек, благодаря которому в минуты полного отчаяния, когда в Фонде не было средств не то, что на помощь подопечным, а даже на обязательные платежи – налоги, например, помог удержать «Выше радуги» наплаву, исполнив все наши финансовые обязательства со словами: «Такой Фонд должен работать. Он нужен людям».

Если говорить о помощи еще более обеспеченных земляков, то, пожалуй, самый фантастический случай произошел, когда нас посетил Арсен Баширович Каноков. В то время он занимал должность Главы республики. Как раз был период, когда в гости к нашим деткам приходили знаменитые артисты, спортсмены. Один раз, не возлагая особых надежд на обратную связь, дети написали в соцсетях, что очень хотели бы пригласить руководителя КБР. Уже на следующий день Арсен Баширович был у нас. Встреча состоялась невероятно теплая, а по ее результатам Глава распорядился выделить Фонду миллион рублей. Благодаря этим деньгам, мы смогли сделать капитальный ремонт в отделении детской онкологии, в том числе, расширить площадь, соответственно, увеличить количество палат, добавить процедурный кабинет, ординаторскую, игровой зал. Кроме того, удалось адресно помочь нескольким детям в лечении.

Я знаю, что многие состоятельные люди в республике тратят не малые средства на благотворительные цели, просто предпочитают, а иной раз настаивают, чтобы это не афишировалось, считают правильным творить добро в тишине. Кстати, многие чиновники тоже ощутимо помогают. К примеру, Таймураз Борисович Ахохов – мэр Нальчика – оказывает нам посильную помощь и с душой откликается на наши просьбы. 

 

- Я наблюдала тебя в общении с подопечными Фонда. Надо сказать, особых сентиментов ты себе не позволяешь. Как выстраиваешь коммуникацию с ними? Как думаешь, в чем твой секрет успеха у этих ребят, потому что я знаю, что многие тебя просто обожают.

 

- А какой может быть секрет? Просто ни в коем случае не показывать, что ты их жалеешь. Они этого ужасно не любят. Общаться с ними, как если бы они были абсолютно здоровы. Я, правда, считаю этих детей, подростков особенными. За годы общения я заметила, что они намного мудрее и осознаннее не то, что своих здоровых сверстников, но иногда нам – взрослым – очень много чему нужно у них учиться. Конечно, я далеко не железная, и очень часто мне хочется рыдать навзрыд, видя, как они уходят. Но в присутствии своих ребят я не позволяю себе раскисать, руша их надежды, ведь все они хотят думать, что выйдут победителями из этой битвы. Поэтому я предпочитаю не распускать при них нюни, а наоборот, если вижу, что моральный дух подорван, могу и поругать.

У меня, например, есть товарищ, с которым мы познакомились, когда он проходил лечение. Однажды он впал в жуткое уныние и депрессию, со всеми ругался, мол. «оставьте меня в покое, дайте спокойно умереть». Это случилось как раз перед последней операцией, которую ему должны были провести в Москве. И вот я прихожу к нему, а он: «Я не хочу никуда ехать, отстаньте от меня, я все равно умру, тогда зачем мне эта операция?». Я смотрю на этого изможденного химиотерапией молодого парня, казалось бы, надо пожалеть, выплакаться, но меня, вдруг, такая злость охватила. Я помню, что очень сильно его отругала: «Ты совсем, что ли, оборзел? Мы все так в тебя верим, к тебе целое паломничество друзья и близкие ежедневно устраивают, и каждый из нас подарил тебе частичку своей жизни. Ты не имеешь никакого морального права нас всех подвести. Не морочь голову, собирай свои вещи, езжай на операцию и без победы не возвращайся». Может, он такой реакции от меня и не ожидал, но волю в кулак собрал. А несколькими днями позже после успешно проведенной операции уже прислал мне фотку, где весь в трубках, но довольный. Сейчас, увидев этого красавца, вы никогда не подумаете, что еще несколько лет назад его жизнь висела на волоске, а шансов на выздоровление было очень мало.

 

- Один знакомый мне как-то сказал, что твой авторитет в сфере благотворительности и общественно-полезной работы настолько силен, что ты могла бы смело идти в политику. Как тебе подобная перспектива?

 

- Жизнь такая непредсказуемая, я уже давно ни от чего не зарекаюсь, но если спрашивать меня сегодняшнюю, то в политике я не вижу себя категорически. Что мне там делать? На этот счет амбиций у меня нет. Я уверенна, что гораздо больше пользы принесу в формате благотворительности и волонтерства. Быть чиновником – задача неблагодарная. Если погрязнуть в политической коньюктуре, то совершенно не останется времени на то, что мне так нравится – на общение с моими «радужниками». А это для меня, как топливо, для автомобиля. Чем я смогу быть полезна в кабинетах госслужбы? Меня убеждают, что можно задействовать рычаги власти для еще бОльших объемов благотворительной помощи, но, во-первых, я в это мало верю, а, во-вторых, «Выше радуги» - это фонд не про бюрократию, не про бумажки. Я всегда говорю, что он от сердца, а не от разума. Он про то, что если ребенку здесь и сейчас требуется помощь, то мы максимально постараемся ему ее оказать, даже если для этого придется выпрашивать, обивать пороги, тратить личные средства, напрягать всех знакомых, родственников и друзей. Я никоим образом не хочу никого обидеть, потому что часто сталкиваюсь с очень отзывчивыми и порядочными чиновниками, но по моим наблюдениям, оказавшись в больших кабинетах, у людей не редко притупляются базовые человеческие качества, они становятся более безучастными, безразличными. А, вдруг, это «заразно»? Где гарантия, что я и сама не стану такой? Я себе этого простить не смогу.

Марианна Гоова

Tags: Дети Медицина Мила Качлаева онкобольные

Подписка

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Вы можете подписаться на газету во всех почтовых отделениях г. Нальчика на январь-июнь 2020 года.

Стоимость подписки - 420 руб. Наш индекс – 31228.

Учредитель

Местная администрация г. о. Нальчик.
E-mail газеты: .

Главный редактор Булатов А.Х.

Адрес редакции и издателя: г. Нальчик, ул. Кабардинская, 17; каб. 34, 37, 38.
Тел.: 42-35-50, 42-23-14, 42-61-81.
Адрес для связи: .

широта: 43.479671
долгота: 43.608730

Комментарии

Комментарии являются мнениями лиц, их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Запрещено публиковать комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера или нарушающие иные требования законодательства РФ. Редакция оставляет за собой право удалять комментарии.