Нальчик

Чествование черкески

В минувший четверг по инициативе молодежного общественного объединения «Нарт хэку» в Нальчике в Атажукинском саду прошло чествование черкески. Все поклонники этого самого узнаваемого предмета одежды, облачённые в национальный адыгский костюм, прошлись по центральной аллее городского парка.

«Не зря джигит тобой
гордится,
Черкеска белая, как снег,
Когда он, лёгкий, словно
птица,
На скачках обгоняет всех». (Исхак Машбаш, «Черкеска»)

Говоря о черкеске, как об адыгском национальном костюме, необходимо отметить несколько важных особенностей.
Во-первых, черкеска – это комплекс одежды, а не только сама верхняя одежда, напоминающая кафтан и известная под именем черкеска.
Во-вторых, в этот комплекс, помимо одежды, обязательно входит холодное оружие – кавказский кинжал.
В-третьих, черкесский костюм является скорее военной формой, в которую была облачена вся мужская часть этноса. На черкесском не принято говорить «адыгэ щыгъын» – «черкесская одежда», употребляется определение «адыгэ фащэ», что переводится как «черкесская форма».
Черкеска на самом деле была признанной военной формой. По нормам права в адыгском обществе все сословия, кроме домашних рабов, имели право на ношение оружия, а, следовательно, имели доступ и к военной форме, к черкеске.
В-четвёртых, существенная особенность черкески – её многофункциональность. В странах Европы и в России, к примеру, одежда имела различия не только по сословному, но и функциональному признаку. То же самое относительно одежды для военных. Например, в морском флоте, артиллерии, пехоте, кавалерии в зависимости от рода войск одежда сильно разнится.
Можно предположить, что в черкеске сохранены отголоски древних времён, когда ещё не произошло расслоения народа на классы и сословия, когда каждый мужчина, не находящийся в рабстве, был воином, и всё взрослое мужское население при необходимости превращалось в армию.
На то, что национальная форма черкесов носит какую-то символическую нагрузку, обратил внимание корреспондент английской газеты «Таймс» Джордж Лонгворт, живший среди адыгов в конце 1830-х годов. Позже он писал: «Есть, однако, одно обстоятельство, которое особенно заслуживает внимание: это поразительное едино-образие их костюма, не только в целом, но и в деталях и нюансах, что, придавая им сходство, как членам одной семьи, вместе с тем является внешним выражением родства их чувств и обычаев, которое в действительности делает их единой семьёй».
Действительно, одежда, различаясь по качеству, была единообразной по форме для всех сословий и была выдержана в строгом стиле, без каких-либо украшений и национальных орнаментов. Чужестранцев все эти обстоятельства часто приводили в недоумение и замешательство. Ввиду единообразия черкески они не могли определить существовавшую между черкесами иерархию.
Ещё одной особенностью черкески было то обстоятельство, что она была одеждой на все случаи жизни: повседневной и парадной, военной и рабочей. Она одинаково удобна при любом занятии, потому что была практична и функциональна.
Как говорит культуролог Сараби Мафедзев, «получение черкески для подростка имело большую воспитательную роль, как бы символизируя принадлежность к числу мужчин-воинов. Ведь вместе с одеждой юноша получал кинжал, а вскоре шашку и коня».
«Черкес оружием обвешан;
Он им гордится, им утешен;
На нём броня, пищаль, колчан,
Кубанский лук, кинжал, аркан
И шашка, вечная подруга
Его трудов, его досуга»
(А.С. Пушкин «Кавказский пленник»).
Хазиз Хавпачев

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *