Нальчик

Рамед Пачев: «Уважать свою профессию и нести ответственность»

Мир балета для публики всегда полон изящества, а для самих артистов — в нём много труда, усталости, лишений и переживаний, чтобы на сцене всё было красиво. Корреспондент нашей газеты беседует с хореографом, главным балетмейстером Музыкального театра КБР Рамедом Пачевым о том, что сегодня происходит «за кулисами» республиканского балета.

– Рамед Мулидович, помимо взрослой профессиональной труппы, вы сейчас руководите детской студией балета «Аллегро». Что из себя она представляет?
– Балетная студия для детей в Нальчике существует уже второй год, действует она при нашем Музыкальном театре. Недавно был очередной набор, и мы укомплектовали уже две группы — младшую и старшую. В целом, 20 человек.
– И все они девочки. С дефицитом мальчиков что делать?
– А что тут сделаешь? Не хотят родители отдавать своих сыновей в балет, а мальчики сами всеми фибрами души против «девчачьих занятий». Лишь немного повзрослев, ребята начинают понимать, что зря они отнекивались от девчуковой студии, что классический танец, каким и является балет, — это сфера не только для девочек.
– С какого возраста набираете детей в студию?
– С 9-10 лет. Но до этого возраста возможно воспитание тела, постановка рук, ног, укрепление опорно-двигательного аппарата. Нам приводили малышей, но мы отказывали. Систематических занятий они не смогут выдержать, а нагрузки у нас большие. Занятия в младшей группе длятся один час, а старшие дети, бывает, занимаются и полтора часа три раза в неделю.
– Что может дать балет ребёнку помимо правильной осанки?
– Помимо хорошей физической формы, это, конечно же, чувство ритма, расширение творческого воображения, умение двигаться в пространстве, чувствовать характер той или иной музыки, в целом — чувство прекрасного во всём, в жизни.
На начальном этапе мы разучили с детьми элементы полонеза. Это вылилось в определенную танцевальную композицию, и недавно по просьбе детской школы искусств №1 Нальчика мы принимали участие в большом новогоднем концерте. И это был первый выход на публику наших детей.
– В чём вы видите недостатки «детского балета», если таковые имеются?
– Нужна другая форма подготовки детей. Не на студийном уровне, не на кружковом, а на уровне специализированном, предпрофессиональном. Девочки и мальчики, решившие заняться балетом, должны получать не только навыки исполнительского мастерства, но и всестороннее развитие, включая хорошее художественное образование, а также систематические занятия по музыке, мировой художественной культуре, по истории искусств, национальной культуры. Чтобы они формировались, как носители высокой культуры и видели в своей профессии нечто большее, чем просто выход на сцену и «отработку». Чтобы они верили в некое высокое своё предназначение.
Другой недостаток — количество учебных часов слишком мало. Мы с трудом изыскали возможность трёхразовых занятий. Постепенно возникнет необходимость заниматься по пять раз в неделю.
В начале 1960-х годов, когда у нас в республике формировалась балетная школа, в Нальчике действовал специализированный дневной интернат для детей, которые занимались классическими танцами. Несколько лет назад у нас открыли академию детского творчества «Солнечный город» — самую большую в России. Но там, к сожалению, не нашлось места для балетного искусства. В театре, где мы сейчас занимаемся, нет необходимых условий. Даже раздевалки нет. А в специализированном учебном заведении всё было бы иначе. Такой центр есть в Удмуртии. Почему бы и нам себе не позволить?
– А насколько это необходимо на сегодняшний день? Нужен ли «большой балет» небольшой республике?
– Конечно. Чтобы не чувствовать себя обделёнными. Не иметь балет — это действительно обделить себя в культуре. Музыкальный театр – синтетический театр, без балета он многое потеряет.
Кстати, знаменательное событие у нас в этом году — 28 апреля исполняется 55 лет первой балетной постановке в Кабардино-Балкарии «Лялюца», к которому готовим музыкальный вечер. Но ещё до первой постановки балета в КБАССР в Нальчике функционировал специализированный интернат, который выполнял роль республиканской кузницы кадров для воплощения разных музыкальных проектов. Вот уже 55 лет мы с той позиции не продвинулись. В любом случае, не вперёд. Базу интерната мы утратили, самого помещения нас лишили.
Одно отделение при колледже искусств СКГИИ изначально создавалось для подготовки исполнителей классического балетного танца, но постепенно поменялась программа, и специализация отделения получила совершенно другое направление. И возраст студентов, в котором они поступают в колледж, уже слишком большой для того, чтобы начать заниматься балетными танцами.
К тому же, не будем сами себя обманывать – в колледж искусств обычно идут те, которые со школьной программой не очень-то хорошо справлялись. Это отбор из тех, кто пришёл. Зачастую пришёл, чтобы просто «куда-то пойти». Эта система отбора очень далека от тех задач, которые стоят перед нами сегодня для сохранения балета в республике. Балет — это не только способность хорошо слышать музыку и умение под неё двигаться. Практически все дети без ограниченных возможностей здоровья могут выполнить такие упражнения. Но вряд ли все они могут стать танцорами балета.
Строгий отбор на раннем этапе необходим. И не только с городского округа Нальчик. Сейчас в студии занимаются только нальчикские дети, а надо бы собрать юных танцоров со всей республики. Раньше во все районы выезжала группа специалистов для отбора талантливых детей.
Я до сих пор сталкиваюсь с тем, что многие люди даже не знают, что у нас
есть балет. «Как это так? Мы до сих пор не знали!» — часто слышу в ответ.
Может, это беда самих зрителей, которые плохо интересовались или совсем не интересовались тем, что происходит в культурной жизни Нальчика.
С другой стороны, у нас всё проходит как-то волнообразно. То спад, то подъём. Сегодня есть балет, завтра — нет. Нужна постоянная работа, премьера за премьерой. Четыре года театр был закрыт на реконструкцию, мы были лишены возможности как-то себя проявить. Но сейчас театр функционирует, и мы готовы работать и работаем. Приезжают в город и другие балетные труппы. Зрители приходят. Поэтому балет в Нальчике – востребованный вид искусства. Есть потребность у зрителей, есть желающие посвятить этому делу жизнь.
– В современном балете на первый план выходят эмоции. В нём уже не столь важны даже телосложение и возраст танцовщиков, декорации и костюмы. Насколько часто вам самому хочется отойти от канонов классического балета, поэкспериментировать?
– Наш «Гимн восходящему солнцу» как раз и есть эксперимент. Думаю, удачный. Это современное прочтение национальной тематики, сюжетов, мифов, сказаний, легенд. И в плане музыки, и в плане хореографии. Мы стараемся учитывать и потребность искушённого современного зрителя.
– Из молодёжи кто сейчас наиболее интересен?
– Адиса Кандурова. Она лауреат многих конкурсов и фестивалей, в этом году оканчивает колледж искусств. И Тагир Мустафаев, и Тамерлан Хаев тоже интересно себя проявляют.
– Чего ждать в ближайшей перспективе?
– Готовим сказку-балет на музыку А. Кулешова «Кошкин дом». Он когда-то шёл на сцене Музыкального театра, более 20 лет тому назад, если память не изменяет. С тех пор выросло не одно поколение детей. В нашем балетном репертуаре давно не было постановки для младшей школьной возрастной группы. Он музыкальный, яркий, узнаваемый по персонажам. Театр сейчас готовится к выходу оперы «Алеко», который произойдёт в феврале. Думаю, премьера балета «Кошкин дом» состоится в марте.
В ближайшей перспективе — «Ночи в садах Испании», балет на испанские темы. Довольно затратный проект в плане костюмов и декораций, но думаем осилить в этом сезоне. Не люблю забегать далеко вперёд, но есть задумка поставить балет по мотивам рассказа Рэя Брэдбери «Улыбка».
Но если говорить о глобальном, о мечте, — это, опять же повторюсь, создание пансиона для талантливых детей. Не только для балета, но и для других видов исполнительских искусств. Без подобного пансиона мы будем испытывать проблемы, которые испытываем сегодня. Система подготовки подрастающего поколения должна быть выстроена очень чётко и правильно. Чтобы будущие артисты с детства впитали в себя особое отношение к искусству, уважали свою профессию и несли ответственность.

Беседовала Марьяна Кочесокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *