Нальчик

Владимир Безгодько: «И почту развозил, и яблоки собирал»

«Я должен был идти на заседание, и вдруг ни с того ни с сего у меня поднялась температура. Появилась слабость, ломота. Сразу почувствовал, что это нечто иное – не грипп и не аллергия. Это был коронавирус, описание которого не сходило с новостных лент всю весну», – рассказывает гость рубрики Владимир Безгодько, перенесший в легкой форме Covid-19. Владимир Федорович – заместитель председателя Комитета по труду, социальной политике и здравоохранению Парламента КБР.

– Владимир Федорович, опыт самоизоляции сделал мир другим?

– Изменения уже неизбежны. Мир уже изменился, нам остается только подстраиваться под новые реалии. Не будет уже больших массовых мероприятий. Сейчас ограничение до 50 человек. Если даже будут устраивать, многие люди будут бояться идти туда. Единственное, что беспокоит, как бы люди не стали менее социализированными. Даже по отношению к себе чувствую иное, не прежнее, отношение: я уже не заразен, но люди знают, что я болел, и некоторые из них избегают, держатся на расстоянии. Увеличилась доля дистанционной работы во многих сферах жизнедеятельности. Большинство торгов впредь будут проводить на электронных платформах. Поднимания рук в залах станет меньше, кликов в компьютере – больше. В принципе, ничего плохого в этом нет. Мир к этому и шел, развивая технологии. Я лично прекрасно приспособился к онлайн-формату. В большинстве случаев мне так больше нравится.

– С освоением техники, новых видов связи проблем не было?

– Я же в городской администрации работал. А кто оттуда вышел, уже готов и приспособиться, и все новинки осваивать. Это уже высококлассные чиновники. Мы, прежние муниципальные служащие, непрофессиональные депутаты; зато мы задаем тот тон, когда практика правоприменения становится выше теории. То есть мы знаем, как в действительности заработает тот или иной закон, какие поправки нужно внести, что- бы он заработал. Потому считаю, что молодой чело- век, решивший стать депутатом, должен пройти в своей трудовой биографии районное, городское звено.

– В какой сфере, на ваш взгляд, недопустим дистанционный формат?

– Недопустим в образовании. Мы это в Парламенте обсуждали. И депутаты, и педагоги, и родители в один голос говорят: «Нет, нельзя на постоянной основе вести дистанционное обучение». В противном случае мы уроним качество образования. Но «дистанционка» как временная вынужденная мера хорошо сработала. Один мой сын дипломную защищал онлайн, другой – курсовую. Всё было нормально.

– Смена темы: каким были в молодости? Что в вас изменилось и что осталось неизменным?

– Неизменной осталась любовь к этой республике, к этому городу. В молодости было множество возможностей остаться в других городах, не только маленьких, но и в мегаполисах. Мог остаться в любимой Германии, например.

– Чем любима Германия?

– У немцев есть поговорка «Ordnung muss sein» – «Порядок бьет класс». Порядок – основа их культуры. Мне это нравится. Там чиновники очень вежливы с людьми и хорошо разбираются в психологии человека. Если ты обратился не по адресу, они вас просто так «в никуда» не отпустят. Направят, куда надо, под- скажут, объяснят. Когда «перестройка» началась и все остались не у дел, меня туда пригласили в гости друзья. И я решил задержаться. В течение трех недель заговорил по-немецки, помимо этого, хорошо владел англий- ским. Работу нашел быстро: и почту развозил, и яблоки собирал, даже приходилось быть переводчиком с немецкого на польский. До отъезда туда я работал в чегемском райисполкоме, а по возвращении – ушел в бизнес, спустя время оказался в Местной администрации г.о. Нальчик.

– Самое яркое воспоминание из школьных лет.

– Я учился в СШ №4 (ныне гимназии). Прием в пионеры, участие в многочисленных соревнованиях. Всё это в памяти. Не было предметов, которые мне сложно давались. Что математика, что литература – всё равно. Я был круглым отличником. После школы меня потянуло в Институт стали и сплавов, получил специализацию инженера-металлурга. Параллельно освоил проектирование промышленных предприятий, окончил факультет общественных профессий по специальности «Журналистика» и даже сейчас иногда пишу в газетах.

– В какой семье росли?

– Папа у меня тоже был журналистом, мама – директором детского сада на улице Карашаева. Есть у меня сестра, которая живет в Москве, она профессор РГТЭУ, преподает дисциплину по имиджу.

– Вы сами работаете над своим имиджем?

– Да, конечно. Сестра подстегивает. Потом в свое время я был представителем Кабардино-Балкарии в Мурманской области, где меня попросили поучаствовать в выборах губернатора именно по части создания для него имиджа, написании текстов. Этот опыт мне тоже понравился.

– Что основное в имидже чиновника?

– Чиновник должен быть доброжелательным – вот его основной имидж. Должен располагать к себе, что- бы никакого чванства в нем не было. Важные чиновники «в золоте» уходят в прошлое. Сейчас цифровая экономика. Чтобы ты был нужен, ты должен доказать свою нужность. А свысока смотрящий, важничающий чиновник в кресле никому не нужен. Обойдутся без него.

– Любимая книга.

– «Мастер и Маргарита». Я прочел ее в довольно зрелом возрасте и сразу понравилась. А так, Пушкина всегда читаю. Из местных, конечно, Кулиев и Кешоков, которых лично видел, посчастливилось пообщаться с ними вживую. Когда открывали музей Кулиеву в Чегеме, помню, приехал Кешоков и прочитал свое знаменитое стихотворение «Мы пили воду из Чегема, ты наверху, а я – внизу». Мне самому хочется что-то написать об этой их дружбе. Очень нравится «наша Ахматова» – Инна Кашежева.

– Что больше привлекает и отталкивает в людях? – Привлекает интеллигентность и порядочность. Этих качеств достаточно для того, чтобы было интересно с ним общаться и надеяться на него, доверять ему. Отталкивает равнодушие. Не только равнодушие к чувствам остальных, но и к своей собственной жизни, профессии. И с равнодушными, и с негативными людьми, которые всё время жалуются и ничего своего не предлагают, мне неинтересно.

С ними скучно. Беседовала Анна Кумышева

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *