Нальчик

Путешествие из Монголии в Россию

Мировое футбольное пространство – это живой организм. Законы развития непреложны. Есть футбольные центры, и есть футбольная провинция. Чтобы играть за рубежом, нужно быть не просто лучше местных футболистов. Нужно быть сильнее их на голову

Мы всегда с интересом следим за успехами россиян за границей. Помним и Валерия Карпина, и Александра Мостового, и Игоря Шалимова… Но больше интересуют выходцы из республики. Смотрим, как забивают Мурат Бекбоев в Иордании и Ислам Тлупов в Беларуси. Но они, к сожалению, за чемпионство не борются. На этом фоне успех Алима Зумакулова впечатляет. Он стал чемпионом Тайваня. Причем в чемпионском составе он играл ключевую роль, сыграл в 21 матче (пропустил только одну игру из-за дисквалификации). Вот как рассказывает Алим о своем пути к золотой медали Тайваня. Я отыграл три года в Монголии и еще один в Тайване. Раньше я вообще не знал о том, что в Монголии есть футбол. Но примерно в 2012 году на меня вышел какой-то странный агент. Сам я из Нальчика, в то время играл за местную команду в чемпионате Кабардино-Балкарии, и этот агент предложил несколько вариантов: Таджикистан, Киргизия, Монголия. Я заинтересовался, сбросил ему видеонарезку своих действий. Он изучил все и предложил заоблачную зарплату в одном из клубов, но с одним условием — что перед подписанием контракта я сам заплачу этому агенту. Я отказался, потому что не поверил ему. Спросил у знакомого таджикского игрока — он ответил, что в его стране тысячу долларов никто не платит. А про футбол в Монголии на тот момент в интернете не было вообще ничего. Просто ноль информации. И как-то случайно я наткнулся на интервью о чемпионате Монголии. Футболист из Калмыкии рассказывает о том, как отыграл сезон в Монголии. Я решил пробить парня по соцсетям, и оказалось, что у нас с ним есть общий друг. Я написал ему, спросил о деталях, о том, как он туда попал. Калмык ответил, что ему помог знакомый. Он скинул мне контакт человека в Facebook со словами: «Ты напиши ему, только этот человек никакого отношения к футболу не имеет, зато чуть-чуть знает русский». Оказалось, что этот человек — сотрудник типографической компании «Селенге Пресс», у которой в чемпионате есть одноименный клуб. Я специально зарегистрировался в Facebook, написал ему, он долго не отвечал, но в какой-то момент проявился. Я рассказал, что ищу команду, играю на позиции центрального защитника. Он оживился: «О, у нас как раз сейчас тренер ищет защитника, пришли видео». Я скинул видео, статистику своих игр, а он уже перекинул все это кому надо. Затем со мной связались уже из клуба со словами: «Мы вообще-то работаем с агентами, но для тебя сделаем исключение». Предложили контракт, рассказали о целях на сезон, мы договорились о зарплате. Но когда уже я готовился лететь в Улан-Батор, они вдруг изменили условия, назвали зарплату в два раза меньше. Я сначала отказался, но в итоге мы все-таки нашли компромисс. Я стал игроком «Селенге Пресс» в начале 2017 года. От Монголии я ничего не ожидал, мне просто хотелось играть. Уровень там невысокий. Высшая лига — примерно то же самое, что последние клубы зоны «Юг» ПФЛ. На Тайване, кстати, уровень заметно выше — почти все футболисты быстрые, резкие, техничные. В Монголии были матчи, где можно было победить, играя в полноги, а на Тайване так не получится. А в Монголии и отношение к игрокам совсем другое. И дело не только в зарплате. Я в «Селенге Пресс» отыграл только первый круг, хотя контракт был на сезон. Все из-за визы: у меня были с ней проблемы, а клуб отказывался помогать в их решении. Я начал психовать, говорил, что меня оштрафуют из-за просроченной визы, но клуб ничего не хотел слышать. В итоге мы разорвали контракт по обоюдному согласию. Но они опять схитрили. В контракте было написано, что по окончании сезона клуб купит мне билет на самолет до России. Но мы разорвали контракт посреди сезона, часть денег мне выплатили, но авиабилеты не купили. Пришлось добираться до России самому. Это сейчас из Улан-Батора в Улан-Удэ можно за 2 тысячи долететь. А тогда таких рейсов не было, только очень дорогие — до тысячи долларов доходило! Естественно, я не мог себе позволить такое. Зато я нашел поезд из Улан-Батора прямо в Москву за 12 тысяч рублей! Ехать — четверо суток. Думал-думал, но решил купить. Что такое поезд Улан-Батор — Москва? Все вагоны — купейные, потому что на международных рейсах не бывает плацкартных. Но купешки старые, как в Советском Союзе. Да и проводник из тех времен — 80-летний молчаливый мужик. Со мной в купе парень из Сингапура ехал на Байкал — я с ним разговорился, чтобы не так скучно было. Первые сутки прошли нормально, но в Иркутске вышел весь поезд. Весь! Я был шокирован. Ехать оставалось три дня, но за это время я во всем поезде не видел ни одного человека, кроме проводников. А все потому, что по России в купе очень дорогие билеты между городами, плацкартные гораздо дешевле. И три дня я не делал ничего — то спал, то ел, иногда от скуки пресс качал и отжимался. Делать было нечего вообще! У меня еще российская симка была заблокирована из-за минуса на счету, а деньги на телефон я никак положить не мог. На остановках иногда выходил, но там сразу комары съедали. В общем, у многих есть мечта — проехать всю Россию на поезде, а я вообще из Монголии начал. Зато увидел все: и Иркутск, и Новосибирск, и Красноярск, и Екатеринбург. Режим сбился напрочь. Больше не хочу такого путешествия.

Виктор Шекемов

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *