Нальчик

Мурат Шериев: «Если бы не бюрократизм, мой рекорд был бы вдвое выше!»

У Книги рекордов Гиннесса есть младшая сестра – Российская книга рекордов. Попасть хотя бы в российский аналог – мечта многих наших соотечественников. А уж про Гиннесса и говорить не стоит. Честно говоря, лично у меня отношение к спортивным рекордам весьма и весьма положительное. Пробежал быстрее, прыгнул выше, метнул дальше – все понятно, прозрачно, честно. С Книгой рекордов Гиннесса все не так однозначно. Нужно или отрастить самые длинные волосы на затылке или съесть больше всех пончиков. Рекорд, конечно, но что-то мешает порадоваться от души. А есть еще бег спиной вперед на одной ноге с кружкой кофе в руках на дистанцию 18 метров. Кому это нужно? Поэтому новость о том, что наш земляк Мурат Шериев попал в вышеуказанные книги, порадовала. Но захотелось конкретики. К счастью, Мурат вовсе не избалован вниманием журналистов и моментально откликнулся на предложение пообщаться

Мурат Шериев, родился в 1982 году в селе Каменномостское Зольского района Кабардино-Балкарской Автономной Социалистической Республики. В 1999 году закончил СШ № 3 города Баксан. Образование высшее – инженер-технолог (с 2000-го по 2006 год учился в Кабардино-Балкарской сельхозакадемии, заочное отделение). С 2000 по 2008 гг. работал оператором основного производства на молочном заводе в Нальчике. В 2008-2016 работал завскладом на баксанском предприятии ООО «Минерал плюс». Еще два года – на заводе «Текстиль индустрия» в Баксане. В настоящее время – заведующий складом в ООО «Чегемский винпищепром».

— Мурат, в какой номинации ты установил рекорд?

— Если быть абсолютно точным, то я «Рекордсмен, совершивший 10 500 ударов по мячу одной ногой, удерживая его в воздухе». — То есть, могут быть рекордсмены по «совершению ударов по мячу двумя ногами». Или только головой. Или всеми частями тела, кроме рук. Я правильно понимаю? — Конечно. — А почему ты сосредоточился только на одной дисциплине? Можно ведь быть «всеядным».

— Сложный вопрос. Я с детства набиваю мяч только правой ногой. Мне это нравится. — Знаешь, есть такой анекдот. Сын возвращается из школы и гордо заявляет отцу: «Я занял второе место по бегу!». Отец горд: «А сколько всего было участников?». «Два». Хотелось бы понять, сколько человек пытались добиться успеха в этой дисциплине? Каков предыдущий рекорд?

— Я точно не знаю. В принципе, можно запросить эту информацию у издателей Книги российских рекордов.

— Как пришла мысль установить рекорд? Кто-то надоумил или прочитал в прессе?

— Точно не смогу сказать. Как-то услышал, загорелся. Потом поостыл. И вот почти через двадцать лет сбылось.

— А вместе с дипломами тебя печатную версию Книги рекордов не прислали?

— Думаю, что книга еще не готова – я рекорд установил буквально месяц назад.

— Не хочется тебя обижать, но мне кажется, что твои рекорды – это не футбол, а больше цирковое жонглирование?

— Это и жонглирование, и футбол. — Поверь, профессиональные футболисты скажут, что для набивания мяча без сопротивления много ума не надо.

— Я это постоянно слышу. Но пусть они сами попробуют набить, хотя бы тысячу раз.

— Я понимаю, что ты талантлив. А в футбол играешь? Если да, то за какую команду в чемпионате республики выступаешь?

— За команды я не играю. Гоняю мяч с друзьями во дворе.

— Рекордсмены, обычно, на понтах. Им для установления высшего достижения нужны особые условия, специальный инвентарь. Не удивлюсь, что ты «под рекорд» заказал особый мяч. — Ничего подобного. Я могу жонглировать любым мячом.

— Признаюсь, меня всегда смущают круглые цифры. Если бы высота Эльбруса была бы ровно пять или шесть тысяч метров, подумал бы, что ее определяли на глаз. И рекорд в беге на сто метров – девять с тысячными долями секунды, а не ровно десять секунд.

— Я понимаю, куда вы клоните. Я действительно набил мяч десять с половиной тысяч раз и остановился. Понимал, что до одиннадцати тысяч не дотяну – левую ногу начало сводить. А так цифра красивая.

— Были дополнительные ограничения? Например, не выходить за определенный сектор? Или вообще не сходить с места?

— Нет, сектор ограничивался стенами спортзала.

— Ты в своей дисциплине – корифей, гений, неподражаемый мастер. Не было желания как-то монетизировать свой талант?

— В смысле, зарабатывать на этом деньги?

— Именно так. Например, выступать с показательными выступлениями или давать мастер-классы? Или устанавливать рекорд в футболе с логотипом спонсора?

— Я бы с удовольствием. Но, к сожалению, зовут нечасто. Однажды выступал на Ставропольском телевидении в передаче «Открытая студия». Еще один раз приезжали с местного телевидения к нам домой.

— А не было предложения провести какой-то турнир. Например, две команды по три человека. Каждый набивает, а результат команды засчитывается по худшему результату.

— Идеи были, но неудачные. Мне сказали, кто будет смотреть два часа, как ты жонглируешь мячом? Мол, твоя дисциплина не телегенична.

— Владимир Высоцкий точно подметил: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал!» Ты установил рекорд, но жизнь не заканчивается. — Да, я могу сам улучшить свой рекорд.

— Есть какой-то временной ценз – новая попытка может быть предпринята не ранее, чем, например, полгода.

— Не знаю, так глубоко в вопрос пока не вникал. — С точки зрения психологии на тренировке легче показать высокий результат, чем во время официального выступления. Значит, в обычных условиях возможен результат и в 15 тысяч раз?

— Говорят, что только коньяк с годами крепчает. Мне уже пошел 39 год. И ресурсы организма сейчас уже не те, что в ранней молодости.

— У меня есть инсайдерская информация от твоих знакомых о том, что в свое время ты в состоянии был установить рекорд не менее двадцати одной тысячи ударов по мячу. Это правда?

— В 2004 году (шестнадцать лет назад) в Нальчике, на площади Абхазии прошла республиканская акция «Спорт против наркотиков». Тогда председателем спорткомитета был олимпийский чемпион Сиднея Мурат Карданов. А на фестивале присутствовал его заместитель. Я набиваю мяч, другой парень отжимается. Не успели мы даже приблизиться к рекордным цифрам, как замминистра говорит: «Достаточно, мы вам верим!» — Типа, уже пора на банкет, а вы нас задерживаете.

— Поучилось, именно так. Вручил нам грамоты, пообещал через неделю создать комиссию для фиксации достижения для Книги рекордов Гиннесса. Но так ничего и не было сделано.

— Забыли или в жерновах бюрократической машины все превратилось в пыль?

— Не знаю. Но сколько уже министров спорта в республике сменилось, а воз и ныне там. — Ты хочешь сказать, что обращался ко всем руководителям республиканского спортивного ведомства?

— Да. И никто не поддержал. Пришлось делать все самому.

— Я примерно представляю, как сложно чисто технически и организационно устанавливать рекорды. Должны приехать «неподкупные» эксперты, в зале должно быть освещение определенной мощности, заявочная документация – в общем, все круги ада. Как удалось все это пройти?

— Мой друг Азамат Тлепшев оформил все документы, отправил в Москву. Сильно помог и директор нашего завода Руслан Кумыков. Организаторы зафиксировали заявку и попросили нас самим снять и отправить им видео. Мы так и сделали. А через неделю мне прислали сертификаты подтверждения.

— Достаточно щадящий режим. Могло ведь получиться так: они приехали, а ты приболел. Тем более, расходы они бы возложили на тебя.

— Согласен. Да и оплатить приезд съемочной группы я вряд ли смог бы.

— Я даже мысленно представляю, какой многочисленной должна быть комиссия. Кто-то пристально следит, остальные спят. Потом меняются. — Я понимаю, что вы шутите. Но в детстве было именно так. Друзья приходили, смотрели, как я жонглирую, кто-то заходил в дом поспать.

— Есть какая-то фишка, выработанная годами, которая может дать тебе конкурентные преимущества. Например, мелко чеканить, чтобы набить большее количество раз за меньший промежуток времени. Или, наоборот, высоко бить мяч, чтобы отдохнуть? — Я всегда держу мяч на определенной высоте. И бью в одном темпе. Если чтото поменяю, мяч просто улетит в сторону.

— Каково семейное положение?

— Женат, есть пятилетний сын.

— И на какие деньги живешь, на что содержишь семью?

— Работаю. Стаж уже больше двадцати лет. — Сына не планируешь приобщить к этой традиции? Ведь дети обычно превосходят своих родителей.

— Пока ему рано о рекордах думать. В хорошую погоду выходим во двор и чеканим мяч. У него неплохо получается.

Виктор Шекемов

 

 

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *