Нальчик

Город N – город юности

Третьей частью «нальчикской» эпопеи Натальи Полошевской стала повесть «Вокзальные просторы», вышедшая в 2016 году в «Издательстве М. и В. Котляровых». Действие книги охватывает 1970- 1972 года. Таля заканчивает школу, влюбляется (или, как она сама говорит, втюривается), думает о будущей профессии и готовится к вступительным экзаменам.

Удивительная возможность заглянуть в то, что, казалось бы, каждому из нас понятнее всего, а на самом деле скрыто за семью печатями. О человеке, его внутреннем мире, о сердце, словом, о той самой жизни, которая не видна никому, но именно она и становится тем, что наполняет наше бытие. И вот в том ретроспективном взгляде, который при всей своей временной отдаленности не теряет ни зоркости, ни внимательности, писателю видится жизнь собственная в особом свете. И эта искренность, готовность представить на всеобщее обозрение самое сокровенное поражает и удивляет в Наталье Полошевской книга за книгой. И это приближение к человеку (тем интереснее, что он, человек этот — ты сам в прошлом), возможно, через несколько знаков-символов-якорьков, с помощью которого прошедшее задерживается в нашем настоящем и прорастает в будущем. В художественной вселенной Натальи Полошевской это в первую очередь вещный мир: фарфоровые фигурки, книжные обложки, камешки – все то, что можно потрогать и запомнить особой памятью, осязательной. Конечно, постепенно эту картину мира будут наполнять и дополнять ароматы, виды, звуки и слова, слова, слова… Но все это тоже словно бы наощупь, наверное, потому что истоки нашего познания мира в том самом тактильном контакте с ним, который нигде у Полошевской не «прописан», но читатель ощущает его подсознательно. От того и текст становится таким объемным: в нем чувствуется глубина не только образов, но и ощущений, порой простых, но всегда правдивых и настоящих. Другим знаковым явлением книги становится литература, которая здесь приобретает совсем иное значение, нежели в первых двух книгах. Конечно, Таля всегда любила читать, и в «Средней школе» подробно, с тщательностью библиотекаря фиксирует каждую новинку или перемену в своем книжном шкафу. Но именно здесь, в «Вокзальных просторах», мы ощущаем пока еще не названное и даже не до конца осознанное автором предчувствие того, чем станет литература для нее. И совершенно неожиданный ракурс нам дает эта оптика на себя еще только нащупывающую свой литературный вкус, стиль, почерк. Это потом для многих поколений студентов Наталья Смирнова станет символом своей кафедры зарубежной литературы КБГУ, мерилом знания, точкой отсчета в их любви к литературе. А сейчас она лишь девочка, которая еще не знает стихов Гарсиа Лорки и составляет себе на каникулы собственный список чтения – книги английских авторов. Ведь она собирается поступать на иняз. И еще одно парадоксальное открытие о человеке, книги которого перечитываешь уже не раз и все равно не можешь оторваться – проблемы при поступлении именно с сочинением. Что? У Натальи Анатольевны когда-то были неидеальные сочинения? Оказывается, были. Оказывается, и ей пришлось пройти свой путь от терний к звездам. И это осознание, и то, с каким спокойствием, словно бы просто констатируя, она об этом говорит, открывает еще одну грань уникальной личности Натальи Смирновой, которая свои художественные книги выпускала под фамилией Полошевская. А где же во всем этом многообразии и калейдоскопической смене впечатлений и картин Нальчик? Неужели отошел на задний план, стал фоном, неизбежной декорацией? Вовсе нет, наоборот, теперь Таля еще прочнее врастает в него всем своим существом, отражает его и выражает. Но теперь эта связь, возможно, не нуждается в артикуляции. И все же в «Про Логе» повести она вновь словесно обозначена: «Когда и почему Таля поняла, что Город – это не только дома, улицы, люди, горы, окружающие его подковой, речка-говорунья. Парк? Пожалуй, она не могла бы ответить точно. Но одно она знала наверняка: ее родной Город оказался классическим городом N – живым существом, манящей тайной, откровением. Думать и писать о нем означало понимать его и себя. Себя в нем и его в себе».

Марина Битокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *