Нальчик

Ты уймись, тоска

«Я привык бродить один и смотреть в чужие окна», — спел когда-то Алексей Романов из группы «Воскресение». В чужие окна сегодня особо не заглянешь. Мы все больше отгораживаемся от мира высокими заборами, плотными шторами, домофонами с камерами видеонаблюдения и прочими достижениями технического прогресса. Если вы и попытаетесь «в суете немых картин отражаться в мокрых стёклах», хозяева стёкол могу вызвать полицию и объявить вас маньяком. К соседям за солью уже не сходишь без предварительного звонка, встречи с друзьями перестали быть спонтанными. С ними тоже надо договариваться за несколько дней, благо, есть карманные письмоносцы и передатчики звука. То, о чём ещё полвека назад писали фантасты, стало реальностью. На Марсе яблони ещё не цветут, но Илон Маск уже строит планы на колонизацию Красной планеты и Луны, предлагая новые виды общественного транспорта-ракеты, которые умчат пассажиров бороздить Вселенную, оправдывая фразу из фильма Гайдая. Люди все больше хотят уединения и даже готовы платить за это огромные деньги. Не могу сказать про всю Вселенную и даже про другую часть планеты, но вглядываясь в чужие лица или полулица, часть которых закрыта масками, ловлю себя на мысли, что большая часть их обладателей безвозвратно ушла в себя. В воздухе витает какая-то безысходность и тоска. Казалось бы, люди, пережившие падение государств, денежные реформы, дефолты и перманентную инфляцию, должны были закалиться в борьбе за выживание и с оптимизмом говорить: «лишь бы хуже не стало», но караул устал. Помню, как в 1998 году, когда произошёл технический дефолт и страна ушла в затяжной штопор экономического кризиса, у людей было побольше оптимизма. Да, и более поздние катаклизмы все преодолевали с большим оптимизмом. А сегодня кругом тоска и уныние, отягощенные ещё и ковидом с подвидами. Коммунисты любили говорить об уверенности в завтрашнем дне. И она, как ни странно, была. Работали заводы, фабрики, которые трудоустраивали тысячи людей, выдавая им соцпакеты с путевками в санатории и профилактории и предоставляя возможность один раз в году уехать к тёплому морю. Сегодня многие трудоустраивают себя сами, уже не рассчитывая на государство. Многие из нас остались в той борьбе за светлое прошлое, так и не научившись жить в светлом настоящем и мечтать о не менее светлом будущем. Америка очень много лет выходила из Великой депрессии, но она нам не указ. У России свой путь, закреплённый в Конституции Богом. Поэтому из наших личных депрессий мы все будем выходить поразному. Психологи это состояние называют психическим расстройством, которому свойственна депрессивная триада, включающая в себя плохое настроение, пессимистический взгляд на все происходящее вокруг, утрату способности чувствовать радость, негативные суждения и двигательную заторможенность. Находиться в таком состоянии долго нельзя, иначе — последние речи и недолгие проводы в царство теней. Давайте хотя бы улыбаться друг другу при встрече и на дежурный вопрос: «Как дела»? отвечать дежурным «нормально». Затянувшиеся холода отступят, скоро оживёт природа. Давайте и мы как-то воспрянем, поскольку уныние является одним из семи смертных грехов. Наш отечественный оракул и бунтарь пел: «Ты уймись, тоска, у меня в груди. Это только присказка, сказка впереди». Давайте все же верить в то, что все преодолимо, и радоваться тому, что ещё есть. Весна нас поддержит.

Арсен Булатов, главный редактор

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *