Нальчик

Валентина Калабухова: «Воинский долг важнее жизни»

Когда в июне 1941 года началась Великая Отечественная война, выпускнице Нальчикского медицинского училища Валентине Калабуховой (в девичестве Борладина) было всего 17 лет. В жизни у неё всё было гладко: на руках диплом с отличием, рядом опора – мать, сестра, два брата и жених Павел.

Молодым выпускникам Валентине с Павлом надо было отправляться на место работы по распределению. Ей выпало село Алексеевка в Воронежской области, ему – место такое же неблизкое. Разлука их нисколько не пугала. Они твёрдо решили «отработать дипломы», вернуться в Нальчик, пожениться и найти работу здесь, на малой родине.
Но случилось то, чего они никак не ожидали. Прощаясь, возможно, навсегда, Павел схватил горсть земли со словами: «Мы должны поклясться, Валя, этой землёй, что вернемся и поженимся».
– Мне очень не хотелось глотать землю, – вспоминает Валентина Михайловна, – а потом я посмотрела на него: мой Павлик такой красивый, плечистый, чубатый… «Выйду, выйду за тебя!» – и бросила горсть земли себе в рот.
Молодых людей вскоре призвали на военную службу. Несмотря на медицинское образование Валентина Борладина начала свой фронтовой путь в пехоте. Боевое крещение она приняла в Сталинграде. Самое тяжелое испытание в своей жизни – участие в Сталинградском сражении – маленькая хрупкая девушка прошла от начала до конца.
– Нас разместили в окопах в четыре ряда, чтобы отстреливаться от наседавшего врага. И вот к нашему окопу подходит командир батальона и спрашивает: «Кто-нибудь умеет перевязывать раненых? Нам нужны медики». А я не знаю, что ответить. Диплом-то я получила, а практики же никакой не было. Поднимаю руку, опускаю, поднимаю, опускаю. Он подходит ближе, спрашивает, в чём дело. Я ему все объясняю, а он и говорит: «Пойдёте с ротой штрафников».
Приказ есть приказ. С того момента началась моя медицинская практика. Ползком собираю раненых по всему нашему участку обороны. Страшные были дни. Куда ни посмотришь, повсюду валяются люди. Многие падали от усталости и голода, засыпали и нередко замерзали. Мне, бывало, приходилось под обстрелом переправлять раненых на пароме через Волгу в тыл. Вот однажды, когда уже почти добрались до берега, в паром попал снаряд. Он начал тонуть, а с ним раненые. Я прыгнула в воду. Волга ледяная была, но делать было нечего. Кричу раненым: «Хватайтесь!» Кто был посильнее, цеплялись за меня. По воде их тащить было несложно, а вот на берегу груз казался неподъемным. Мне помогала женщина, которая управляла паромом. Мы укладывали раненых в воронку от снаряда. Когда артобстрел прекратился, подоспела помощь. В тот день мы спасли 60 человек. Примерно столько же утонуло.
В тот раз я сильно ноги отморозила. Долго лечили меня. Держали в очень холодной палате, потому-то нельзя сразу в тепло после обморожения. Помню, плакала, просила меня укрыть тёплым одеялом. Врач думал, что я уже на ноги не встану, хотел ампутировать. А я приставила к своей голове пистолет (санинструкторам рот незадолго до этого как раз выдали пистолеты «ТТ» вместо винтовок со штыками) и говорю: «Лучше умру, чем без ног останусь». После этого я ещё полстраны проползала на коленях и пол-Европы прошла.
После Сталинграда мы дошли до Ростова-на-Дону. Немцы тогда переправились через Дон, уничтожили все переправы и взорвали лёд, чтобы мы не могли пройти по нему на западный берег. Наша дивизия окопалась и старалась укрыться от вражеской артиллерии, но понесла большие потери.
Во время одного из боёв ранили одного из наших бойцов, который находился рядом со мной. Пуля попала ему в плечо, он гранаты бросать не может и кричит мне: «Валя, бросай!» Я бросаю, с первого раза не попала, бросаю вторую. По рации передают: «Сейчас придёт помощь, только продержитесь!» И правда, дождались мы «катюш». В тот день наш батальон подбил гранатами 12 немецких танков. За этот бой меня и наградили орденом Славы III степени.
Так с боями мы дошли до Польши.
Война для меня закончилась на Кольском полуострове, куда нас отправили в 1945 году рубить лес. Работали мы до глубокой осени. Жили в палатках, все в ранах, в чирьях. А потом нас демобилизовали, и мы разъехались по домам.
(Много жизней удалось спасти Валентине Михайловне за годы войны, выполняя воинский, а позже и гражданский долг. Вернувшись домой после войны, Валентина Михайловна устроилась в хирургическое отделение Нальчикской городской клинической больницы.)
Однажды прихожу домой с работы, смотрю, сидит мой Павлик. Его было сложно узнать. Он так похудел. Война его немало покалечила. У него была тяжелая контузия головы. Но он мне об этом не сказал, боялся, что замуж не выйду. Говорит мне: «Помнишь, Валя, ты клялась землёй, что поженимся с тобой? Век тебе счастья не будет, если не выполнишь клятву». В тот вечер мама сварила борщ, испекла что-то, позвала его тётку. А на другой день пошли, расписались. Прожили мы с ним 53 года.
В свои 96 лет Валентина Михайловна продолжает вести активный образ жизни. Она с радостью принимает участие в работе городской ветеранской организации, встречается с молодежью и охотно делится жизненным опытом.
Беседовала Таира Мамедова

(Выпускники 1939 г. медицинского училища с педагогами.
В. М. Калабухова снизу слева).

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *