Нальчик

Крути педали

Орда пацанов на велосипедах неслась навстречу по проспекту Ленина. Я едва успел увернуться, при этом появилось стойкое желание кинуть вслед удаляющейся кавалькаде рюкзак. Велосипеды были явно «трофейные». Так я называю двухколесные машины, взятые в прокате. Именно эта категория велогонщиков представляет наибольшую опасность для пешеходов. Это вполне логично: из взятого за 100 рублей в прокате коня с цепью нужно выжать все возможное и даже невозможное, перепугать кучу девушек и мамаш с колясками, лихо лавируя между ними. Главное в этом занятии вовсе не спорт и наращивание ножных мышц.

Главное — показать народу, какой ты храбрый наездник. Я катаюсь на велосипеде с семи лет. Первый «ПВЗ» ядовито-зеленого цвета мне подарил отец в 1970 году. И хотя по росту он мне не совсем подходил (я катался, не садясь в седло, и через раму), мой велосипед, кроме прогулочных функций, выполнял еще сугубо грузоперевозочные. Привезти мешок муки с рынка или траву для коровы и кроликов – зеленого «коня» из стойла и вперед. Сегодня большинство тех, кто подвергает граждан велосипедному террору, коров и кроликов видели только по телевизору и в качестве испытательного полигона своих далеко не профессиональных велосипедных навыков выбирают центральные улицы Нальчика. На периферийные их не загонишь, потому что там отсутствуют зрители, которые одновременно являются и участниками велосипедного действа. Ни о какой культуре велоезды не может быть и речи, поэтому пешеходам нужно всегда быть начеку, чтобы вовремя успеть отскочить в сторону. По правилам дорожного движения велосипедист при отсутствии велосипедных дорожек должен ехать по правой стороне проезжей части, исключая автомагистрали. Но ездить в Нальчике по проезжей части тоже сродни самоубийству. Немоторизованный транспорт автолюбители и профессионалы баранки воспринимают как НЛО. Вас могут просто не заметить или заметить, когда тормозной путь авто пересечет ваш путь жизненный. На улице Советской меня чуть не снесла «девятка», которая на запрещающий сигнал светофора проехала буквально в сантиметре от переднего колеса моего «Трека». В результате экстренного торможения я на виду у жителей и гостей столицы КБР столкнулся голо- вой с асфальтом, выбил палец и велосипедной звездочкой до шрамов порвал голень. В моего приятеля- совелосипедника на полном ходу въехал дедушка на экзотической модели «Жигулей». От такого ускорения товарищ улетел метров на семь. Но вместо отряда космонавтов был отправлен в травмпункт, которым заве- дует Аслан Шевлоков. Аслан Петрович — живой классик травматологического состояния республики. К нему каждый день привозят нескольких байкеров, брейкеров и прочих «овов» с поломанными или вывихнутыми конечностями. Для него проблема травматизма острее самой острой боли. И если взрослым, по неосторожности нарушившим целостность орга- низма, еще можно что-то втолковать, то как объяснить подростку, что велосипед — очень опасная игрушка, которая по этой самой опасности стоит на первом месте в ряду всех транспорт- ных средств. Мамы и папы, покупаю- щие своим мальчишкам веломашину с двадцатью скоростями, способную развить приличную скорость, редко думают о последствиях. Говорю об этом как «пострадавший от режима», поскольку пару недель был папой-сиделкой у подвязанного после перелома локтевого сустава к перекладине сына. Я, конечно, не стал по совету старших «рубить топором» его и свой велосипеды. Просто надо впредь быть осторожнее, а запрещать кататься на велосипеде, пользоваться кухонным ножом и электроприбора- ми никому не буду. Это все инструменты, и при умелом обращении они приносят пользу. Но где найти баланс между обычной пехотой, пехотой на колесах и моторизованной частью на- селения. Чтобы и овцы были целы, и шашлык жарился. Ситуацию усугубляет и то, что к транспорту, работающему на мышечной тяге, добавились еще и скутеры с самокатами. Когда такой «мессершмит» с включенными фарами и выпученными глазами несется по тротуару, создается ощущение нереальности происходящего. Еще хуже, когда скутерист мечется между автомобилями по проезжей части. В этой ситуации и себя жалко, и его, поскольку шансы «попасть под раздачу» у нас одинаковые. Как велосипедист по логике я должен быть на стороне этой пока еще молодой, но уже достаточно агрессивной ар- мии. Но что-то мне подсказывает, что увлечение велосипедным спортом проходит в нашей республике с большими отклонениями от нормы. Лично я стал с опаской выгонять своего «коня» из гаража, в котором он все чаще томится от бездействия. А когда выезжаю, стараюсь тайными тропами добраться до нальчикского парка, где (Боже сохрани), избегая центральных аллей, делаю пару кругов по безлюдным местам. Я просто боюсь, что скоро нас начнут бить. Запретами здесь ничего не решить. Наверное, должно пройти время, быть построены велосипедные дорожки, по которым смогут ездить и те, кто сегодня считает велосипедистов врагами народа. Своеобразная эволюция, на пути к которой главное — обойтись без жертв. Это нужно помнить и тем, кто, желая срубить легкую «капусту», открывает пункты проката, и тем, кто имеет свою легкую кавалерию, и тем, кто предпочитает пеший образ жизни. Давайте жить дружно, а самое главное, мирно. Без наездов друг на друга. P. S. Этому тексту пятнадцать лет, но многое из него стало ещё актуальнее. Сейчас в местной ад- министрации г.о. Нальчик ведётся активная работа по отведению специальных мест для езды на велосипеде. Будем надеяться, что это как-то ослабит антагонизм между пешеходами и велосипедистами.

Арсен Булатов, главный редактор

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *