Нальчик

Настало «Время ХО»

То, что должно произойти, случится непременно, если не сразу, то чуть погодя. Особенно в этом не может быть сомнений, когда речь о заветной мечте. Прежде, чем наша героиня начала реализовываться в любимой профессии, прошло почти пятнадцать лет творческой тишины. За эти годы Оксана Хамгокова выполняла роль образцовой супруги и многодетной мамы, оставив диплом магистра журналистики РУДН пылиться на дальней полке. Но вот «Однажды Оксинья открыла окно»… Точнее, канал с таким названием в соцсети Telegram моя собеседница создала позже, а прежде случилось «Время ХО» — авторский проект на Youtube, который явился заметным событием в мире местного блоггинга.

— Насколько стремительно в твою жизнь во- рвался ютуб? Как долго ты “созревала” в качестве блоггера?

— Ютуб ворвался в мою жизнь пару лет назад и, надо сказать, очень стремительно и крайне неожиданно. До того момента, как я непосредствен- но начала готовиться к съемкам, никаких мыслей о блоггерстве или ютубе у меня не было вообще. То есть я, конечно, листая соцсети, все чаще и чаще задумывалась о том, что мне нужно шагать в на- правлении какой-то истории, которая работала бы в соцсетях, но даже представить не могла, что это будет. Более того, я очень эти самые соцсети недолюбливала. Эдакое самолюбование в сети мне каза- лось не очень правильным, что ли. На момент, когда задумывался проект, я только уволилась с работы, потому что младший ребенок, которого мы отдали в сад, начал часто болеть. В тот же момент в моей жизни сложилась не очень приятная ситуация, в которой нужно было выбирать: либо страдать в образе жертвы, либо направить усилия, которые я хочу потратить на страдания, в более интересную плоскость. И тогда же в разговоре с подругами на вопрос “А чего ты всегда хотела сама?” мне пришлось долго искать ответ, пока я не поняла, что ответ-то на поверхности. Что тому, чего я хочу, я даже специально училась и даже лекции любимого преподавателя сохранила про портретные интервью. Величина глаз моего страха была необъятна, и поэтому я сначала стала искать себе тысячу отговорок, но потом поняла, что, если не начну, так и стухну, загнав себя в рамки человека, время которого уже упущено. Благо, Юрий Дудь за всех уже все придумал тогда, а у нас в городе эта ниша была не занята, поэтому мы пошли по уже протоптанной дорожке. С самого на- чала проект поддержал мой бессменный оператор и теперь уже большой друг Тимур Пшигошев, который на первую съемку попал совершенно случайно, а потом в конце “мотора” спросил: «А у тебя есть кто-нибудь, кто тебе это будет монтировать? — Нет! — Ну, тогда давай я…» Так и начали. Пилот с Олесей Кучменовой сейчас смотреть, конечно, очень забав- но, но все с чего-то начинают. А учитывая то, что к специальности я не возвращалась с того самого момента, как окончила вуз, то, считайте, начала все сначала. — В чем сильные стороны “Время ХО”, а в чем слабые? — Сложно озвучивать недостатки собственного детища, хвалить публично и подавно. Конечно, это не- идеально, конечно, всегда можно лучше. Мне, на- пример, хочется быть “позубастее” в задаваемых вопросах, этому надо учиться, не стесняться выглядеть глупо. Есть еще одна деталь, которая, как мне кажется, наша слабая сторона — нерегулярность. Но тут, к сожалению, все упирается в первую очередь в финансы, ну и моя бытовая занятость и трое детей до кучи. Хотя, конечно, в финансы много что упирается. В целом, мне кажется, у нас получается очень достойный продукт, а самое главное, героям на съемках легко и комфортно, и практически каждый гость это отмечает. Доверительная обстановка, ведущий, не заточенный на то, чтобы вытащить всех скелетов из шкафов, и гость расслабляется, становится самим собой. Для меня всегда это важно. Фальш ведь видно сразу. Поэтому мне так сложно с “зубастостью”, я сама не “акула” и притвориться ею проблематично. Конечно, со стороны наши плюсы и минусы виднее, но тут опять же надо брать в расчет субъективную оценочность суждений. Кому-то Познер, кому-то Собчак, а кому-то Оксинья. — Как оцениваешь коллег по блогерскому ютуб- цеху? Регулярно смотришь конкурентов, подписана на их каналы? — Ха-ха, какой классный вопрос! Тут нужно пони- мать, кого называть конкурентами, если Дудя, Собчак, Солодникова, то да, смотрю регулярно. Это шутка, конечно! Старших братьев-ютуберов смотрю всегда и с удовольствием, это большая школа, хотя не все гости, что называется, “мои”. Что касается местного кон- тента, мне очень понравился проект The Humanity — история не про медийность, но про человека. На канале Василия Зарубы есть прикольный проект “О мыслях”. Пока сказать больше нечего. Нальчикский сегмент ютуба пока только развивается, и хочется в нем чуть больше креатива, нежели чем посадить на- против селеба и поболтать с ним, ведь столько еще неохваченных форматов. Мне, например, в рамках «ХО» стало тесно уже по- сле пятого выпуска, и я много думала про новую форму. Родилась она, правда, совсем недавно, и теперь у нас с сестрой в ютубе есть подкаст «#ИмяСестра». 

— По моим пользовательским наблюдениям, на своем канале ты не сильно гонишься за хайпом, приглашая скандальных или просто излишне медийных героев. Ощущается, что каждый новый гость – это человек, интересный в первую очередь тебе. Такой подход – это продуманная авторская стратегия? — Нет, конечно, никакой специальной стратегии не было, но подмечено верно — каждый гость — это веление души. То есть мои гости интересны мне, в первую очередь, своими мыслями, образом жизни, деятельностью своей. Тем самым я загнала себя, наверное, в какие-то рамки, но я не любитель усложнять себе жизнь. Везде хочу себе задачу облегчить, а говорить всегда легче с человеком, который интересен тебе. Я при этом стараюсь, конечно, чтобы он и зрителям был интересен, без этого никуда. К сожалению, тенденция такова, что хоть какая-то медийность у человека должна быть, иначе получается, что я делаю программу для очень узкого зрителя. Тут опять же, медийный не всегда пустой и неинтересный и, на- оборот, совсем не значит, что у глубокого, наполненного человека совсем нет шансов стать медийным. Люди за разным контентом идут в ютуб, кто-то хочет посмотреть на умного айтишника, который ездит на Тесла, а кто-то узнать, почему развелся Султан Ха- жироков. Сравнение по количеству просмотров часто, правда, не в мою пользу, но и просмотры все мои, настоящие. — Очевидно же, что в ютуб люди приходят за просмотрами и лайками, а их, как показывает практика, добиться гораздо легче, давая «перченный» продукт – раскрученные лица, резонансные события, журналистские расследования. От «Время ХО» следует зрителю ждать экшна? Или по аналогии с «Ещенепознером» Николая Солодникова, твой канал – это тихая, интеллигентная гавань, куда зритель может заглянуть, чтобы от- влечься от любого рода скандальной повестки? — Не знаю, не задумывалась об этом специально. Мы уже говорили выше о том, что мне нужно учиться быть “позубастее”, а с другой стороны, мне так пока нравится то, что получается, такие легкие, не грузящие разговоры. Смотрите, какой классный получился выпуск с ребятами из JRPJEJ и OredRecordings. Мало того, что музыкальный, так еще и очень веселый, но при этом совсем не лишенный смысла. Раз- говоры – это как раз концепция «Время ХО», то есть, я не склонна называть общение со своими гостями — интервью. Это не интервью в чистом виде. Я совсем не исключаю, что экшн будет, но для этого мне надо при- гласить героя, к которому лично у меня, не как у веду- щей проекта, а как у человека, будут вопросы. Одна такая программа могла бы получиться с режиссером Андзором Емкужем, но она свет не увидит, к счастью или к сожалению. — Какими рекомендациями можешь поделиться с новичками ютуба? От каких ошибок (возможно, тобою уже по неопытности совершенных) хотела бы предостеречь? — Честно говоря, я не считаю себя мэтром, чтобы давать советы новичкам, тем более сейчас границы в форматах, в том, какой должен быть визуал, настолько размываются, что никаких канонов не осталось. Блогеры-миллионники снимают на собственный смартфон, выходя за рамки любого жанра, и это за- ходит публике. Никогда не узнаешь, пока не попробуешь, может быть, это и есть главный совет. Ну и надо понимать, что это не то, чтобы развлекуха, такая же работа, как и все остальное, и за то, что ты транслируешь на большую аудиторию, отвечаешь ты сам. — У тебя профессиональное журналистское образование, есть специальные знания и навыки ремесла. Как думаешь, ютуб – это больше про журналистику или про самопрезентацию (или, как ты сказала, самолюбование)? — Огромные фигуры, просто мастодонты журналистики, которых я считала в пору их работы на цен- тральном телевидении практически небожителями, ушли в ютуб и интернет. Лошак, Парфенов, Пивоваров, Красовский делают большие журналистские расследования, снимают документальные фильмы. Юра Дудь и его «Колыма» или фильм про СПИД — это огромный профессиональный труд, то, что мы привыкли называть серьезной журналистикой, безусловно. Но в ютубе полно и тех, кто идет туда за легкой славой, возможно, даже получает ее, благодаря грамотному продвижению, но это совсем не значит, что за этим стоит что-то похожее на журналистику. На- звать себя можно как угодно, но каждый должен заниматься своим делом и при этом понимать опять же, что ты хочешь транслировать аудитории.

Марианна Гоова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *