Нальчик

Праздник к нам приходит…

До Нового года осталось уже меньше месяца, и, несмотря на пандемию и не очень оптимистичное настроение, надо его встретить так, чтобы потом весь год не вспоминать о том, что: «как встретишь Новый год, так и проведёшь».

Если верить народным приметам, то о приближении праздника можно догадаться по массовому потребительскому психозу, который наблюдается у большинства нашего населения. Наступает золотая пора торговцев всех уровней — от стоящих на рынке до небожителей в павильонах с одеждой, которые в Нальчике почему-то называют бутиками. За несколько недель до прихода следующего года покупателю можно всучить все, и даже залежалый товар из Поднебесной и родины Эрдогана может стать чьим-то подарком. При этом каждый остающийся день старого года, как счетчик в таксомоторе, выщелкивает новые суммы. И если взлет цен на одежду и товары, скрашивающие наш досуг, не столь заметен, то удорожание пищи насущной весьма ощутимо. Вчера из разговора двух женщин услышал, что пора закупать яйца. Правда, я не понял, почему этот конечный продукт птичьего труда стал стратегическим. Но из того же разговора уловил — яйца сильно дорожают, а без них Новый год хуже, чем Первое мая. И торт не торт, и салат не салат. А о горячо любимом салате «Оливье» стоит поговорить отдельно. Именно он, а не мандарины, стал символом наших новогодних праздников. И плоха та хозяйка, которая не приготовит пару тазиков как бы французского блюда. В конце декабря запасов салата в республике хватит, чтобы весь год кормить небольшую африканскую страну, и все, что входит в состав «Оливье», во второй половине декабря значительно дорожает. Чтобы в дни зимних каникул, щедро отпущенных нам Государственной Думой, вдоволь наесться салата, надо заплатить за него в два раза больше, чем, скажем, в ноябре. Но тогда заготавливать его рановато, к Новому году он будет не совсем свежим. В очередь желающих попасть на наш новогодний стол на прилавках рынков и магазинов выстраиваются и пернатые. Есть у нас такая старинная традиция — на Новый год отведать мясо индейки. В южноамериканской гостье, почти по Чехову, все должно быть прекрасно. Но главное требование к новогодней индейке – она должна поклевать первого снега перед тем, как отдать богу свою птичью душу. И горе, если снег не выпадет, тогда хоть из Приэльбрусья привози. Говорят, от снега мясо индейки почему-то становится вкуснее. Удивительный факт – сугубо мирное пернатое, которое в другие дни многим не нужно даром, вдруг приобретает статус жар-птицы. Не беда, что ее останки, как фрагменты подбитого вражеского самолета, будут еще долго будоражить ваше воображение, выпадая из холодильника, и вы ещё целый месяц будете ее доедать. Главное, индейку купить по цене телевизора, зарезать и в готовом виде на большом блюде выставить на всеобщее обозрение. Есть еще гуси, которых шпигуют, и куры, с которыми импровизируют. Впрочем, если вы пацифист, но не вегетарианец, птицу можно купить уже битую. На Зеленом рынке она вся «домашняя» и, по утверждению торговок, стоит так дорого, потому что они кормят ее практически тем же, что едят сами. И еще, пусть вас не удивляют ссылки на рост евро, с колебаниями курса которого напрямую связаны цены на рынке, живущем по своим законам. Сами того не замечая, мы превращаем подготовку к Новому году в закупочный марафон, чтобы в полночь 31 декабря съесть кусочек чего-то и устало оглядеть свои закрома. Эпоха дефицита давно закончилась, но в одних из нас еще твердо сидит убеждение, что к празднику все можно продать дороже, в других – затариться впрок по любой цене. А где же праздник с распродажами, со снижением цен на продукты и другие вещи? Это не у нас. А пока надо успеть отовариться, дабы встретить Новый год не хуже других. Может, лишнее все это, и праздник совсем не такой, каким его представляет большинство из нас. Бросить бы все – и в новогодний лес с костром. Хотя, вру, какой новогодний лес без снега? Темно и сыро. Лучше уж смертный грех – чревоновоугодие под телевизионные песни и пляски обедневших артистов. Не пропадать же добру. Наедимся от души, закусывая стресс от года уходящего, который был для всех нас не самым лучшим.

Арсен Булатов, главный редактор

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *