Нальчик

Миру предрекли социальное неравенство?

В начале этой недели новостные интернетпаблики перепостили одну и ту же статью, которая, опираясь на исследование Оксфам (Oxfam — международное объединение, решающее проблемы бедности и связанной с ней несправедливостью во всем мире), утверждала то, о чём российские аналитики говорили еще с середины прошлого года, а именно о грядущем и неумолимом увеличении пропасти между богатыми и бедными во всем мире. Как и все остальное, случившееся за последний год, эту напасть специалисты списывают на злосчастную пандемию.

Коронавирус, по мнению аналитиков Оксфам, погружает мир в самый глубокий экономический кризис со времен Великой депрессии между двумя мировыми войнами. Аналитики МВФ, в свою очередь, добавляют, что он затмит финансовый кризис десятилетней дав-ности, а мировая экономика недосчитается 9 триллионов долларов. В числе стран, пострадавших от вызванного пандемией кризиса, само собой оказалась и Россия. Реальные доходы россиян во втором квартале 2020 года показали рекордное падение, а безработица выросла до максимума за восемь лет. За чертой бедности в стране оказалось почти 20 млн россиян. При этом самые удачливые российские миллиардеры за год разбогатели на $33 млрд. Обсуждение этой темы разделило комментаторов на несколько лагерей: тех, кто привык к состоянию кризиса и социального неравенства, и не видит в этом новшества; тех, кто считает, что новость так же надумана, как и вызвавший ее коронавирус; другие живут по принципу — бедность — это состояние ума, все зависит от меня. Одни призывают к революции, другие объясняют все теорией заговора. Тем не менее, большинство комментаторов указывают на то, что социальное неравенство — явление постоянное и не зависит от каких-либо внешних катализаторов, как пандемия и финансовый кризис. Мы решили поинтересоваться какого мнения придерживаются наши читатели.

Итак.

БЛИЦ-ОПРОС:ПРИХОДИЛОСЬ ЛИ ВАМ СТАЛКИВАТЬСЯ С СОЦИАЛЬНЫМ НЕРАВЕНСТВОМ? ЗАМЕТИЛИ УВЕЛИЧЕНИЕ ПРОПАСТИ МЕЖДУ БОГАТЫМИ И БЕДНЫМИ?

Раиса Гучаева, пенсионерка:- Я пенсионерка и социально активной меня сложно назвать. Я мало общаюсь с людьми, живу в своем микромире. Но ситуация, которая сейчас происходит в стране, меня очень возмущает: беспредел власти, не-соблюдение законов, и законодатели, придумывающие законопроекты для лигитимных поборов среди населения. Социальное неравенство — это там, где пожилую женщину бьет силовик, который не собирается за это отвечать. Мы живем в мире, где одному можно все, а другой не имеет право даже на те базовые права, которые прописаны в Конституции. В таком государстве страшно жить.

Михаил Тутов, ландшафтный дизайнер: — Конечно, ощущаю. Она везде, кругом и всюду. В соцсетях все время натыкаешься на сборы денег для больных детей. Одному ребенку нужно — 160 млн. рублей, другому — 150, третьему — 15, и т. д. Один малыш умер, не получив медицинской помощи, которая стоила 10 млн. рублей. Цена жизни 10 млн рублей. То есть жизнь человека равноценна стоимости автомобиля или шубы, которые многие в нашей стране покупают в качестве простого подарка. Марьяна Калмыкова, режиссер:- Безусловно, ощущается и всегда ощущалось. Это начинается уже в школе. Когда утром приходится пробираться сквозь вереницу автомобилей, и один круче другого, а за рулём водители, которые подвозят блатных школьников к калитке и смиренно ждут их в конце учебного дня. И я иду такая простая смертная. Сейчас я редко с этим сталкиваюсь, так как вращаюсь в кругу равных мне людей, но если смотреть со стороны на страну в целом и республику в частности, то совершен-но очевидно, что разрыв между богатыми и бедными просто колосальный. Дмитрий Колесников, военнослужащий:- Ощущаю в том плане, что сталкиваюсь с неприятием, я бы даже сказал ненавистью соседей, которые понимают, что зарабатывают гораздо меньше меня. И это действительно несправедливо. Ситуация, в ко-торой народ противопоставляют военнослужащим и силовикам, в принципе, неправильна.

Карина Акопян, экономист:- В школе социальное неравенство проявлялось в особом положении детей и учителей, которым оценки рисовали просто так. Не могу сказать, что, будучи взрослой, сталкивалась с социальным неравенством в финансовом плане, скорее, приходилось иметь дело с неравенством по принципу свой-чужой. Это я вполне ощутила, когда устраивалась на работу. Бывало, что еще по предварительному звонку мне давали понять, что моя национальная принадлежность не вписывается в интересы работодателя. Еще, я никогда не пыталась устраиваться в госструктуры, так как главная добродетель в нашей стране в этом случае, как, собственно в любом другом случае, — это связи. У нас без связей даже в больницу попасть бывает сложно.

Альберт Тлеужев, индивидуальный предприниматель:

— Этим, я думаю, никого здесь не удивишь, да и не толь-ко здесь. Думаю, такое есть в большинстве стран, не считая, конечно, развитые европейские государства. Люди с младенчества привыкают к социальному не-равенству: в школе кто-то лучше тебя одевается, приезжает и уезжает на крутой машине, побеждает в олимпиадах, получает красный диплом, поступает в лучший вуз и устраивается на хорошую работу. Не самостоятельно, конечно, а благодаря деньгам и связям. А кто-то не может даже окончить школу, просто возможности такой нет. Со мной учились мальчишки, которые даже до 9 класса недоучились, они ушли и пошли работать. Мы с друзьями утром вы-глаженные и накормленые шли в школу, а они в рабочей одежде, в кузове грузовика ехали собирать яблоки. Я произвожу мебель на заказ и вижу пропасть неравенства по своим заказчикам. Один весь год откладывает деньги, чтобы обзавестись базовой мебелью без изысков за 50 тысяч рублей, другой заказывает для новорожденного внука люльку из массива за 200 тысяч рублей.

Подготовила Таира Мамедова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *