Нальчик

Memento more

В последние годы наше отношение к смерти сильно трансформировалось. Люди стали достаточно цинично относиться к этому некогда сакральному явлению. Особенно ярко это проявилось в период пандемии, когда сообщения о чьём-либо уходе в мир иной, как констатация факта, без особого эмоционального фона, если смерть не касается близких знакомых и родных. Возможно, во времена моего детства люди покидали этот бренный мир реже, но это не было дежурным явлением, с жестикуляцией, воспроизводимой за духовным лицом в перерывах между байками. Все ходили на похороны, чтобы действительно разделить скорбь с семьей усопшего. Помню, как в маленьком городе, в котором я провёл детство, нам не разрешали смотреть телевизор, слушать музыку и громко выражать эмоции, если даже на соседней улице шли траурные мероприятия. Если в роду умирал кто-то, то могли переносить свадьбы, пока не проходило определенное время. Помню, как через полгода после смерти моего отца к нам приехала делегация, чтобы попросить разрешение провести свадьбу. Возможно, все эти церемонии были не очень правильными, но они подчеркивали ценность жизни и уважение к смерти и ярко характеризовали оставшихся в живых. Я и сейчас, проезжая мимо любого кладбища, выключаю музыку и прошу, если не один, всех сидящих в машине помолчать. Это уже на уровне рефлекса. А с распадом некогда огромной страны и последовавшими за этим демократическими преобразованиями смерть ещё и политизировалась. Люди, которые несли доброе и вечное всем народам огромного Советского Союза, вдруг стали «ватниками» и сторонниками режима. И когда ещё вчерашние сограждане, выросшие на Павке Корчагине и героях фильма «Офицеры», проклинают Ланового и говорят ему вслед «пусть земля ему будет стекловатой», я задумываюсь, а люди ли они, и что о них самих скажут после ухода. Да, безусловно, есть рафинированные злодеи, смерть которых приносит облегчение всему человечеству, но даже у них есть люди, которые их любили. А если уж так невтерпёж вылить ушаты грязи, живя по принципу «о мертвых хорошо или ничего, кроме правды» — подождите пока остынет могила, и подумайте, каких слов вы сами заслужите на своей панихиде. Меня, естественно, спросят, почему я поднял эту странную и не совсем приятную тему. Я скажу, почему. Возраст, к сожалению, перестал быть основополагающим фактором для ухода из жизни. Причин этому много, но стоит помнить старую истину, что все мы смертны, и иногда внезапно. Поэтому ещё при жизни надо оставаться людьми. Пусть не идеальными, но иногда милосердными. Как говорили древние “memento more”. А это лучший стимул, чтобы посочувствовать тем, кто вам уже не ответит.

Арсен Булатов, главный редактор

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *