Нальчик

Из Нальчика в Москву на байдарках

Окончание. Начало в №5

НЕЗАБЫВАЕМАЯ ВСТРЕЧА В МОСКВЕ

И вот, наконец, канал «Москва – Волга». На календаре уже 8 октября. Пошёл снег. Три дня шли по каналу в таких трудных условиях. Северный порт столицы – Химкинский вокзал, последняя пристань участников байдарочного перехода из Кабардино-Балкарии. Позади 86 дней труднейшего пути. Пройдено всего 4800 километров. У гранитных берегов Москвы-реки для встречи спортсменов из Кабардино-Балкарии собрались тысячи трудящихся столицы. Здесь ещё на подходе отважных участников похода на лодках встречали физкультурники обществ «Динамо», «Спартак», «Вымпел». Пристань в красочном убранстве. Повсюду флаги, плакаты, транспаранты с приветственными словами в адрес участников перехода. Среди многолюдного потока встречающих было и 30 земляков из КабардиноБалкарии, специально прибывших в Москву по такому случаю. В том числе секретарь обкома партии Б. Калмыков, председатель Совнаркома республики И. Черкесов. В сопровождении флотилии гребных и моторных лодок к пристани подходят пять наших байдарок. Раздаётся громкое «ура», крики приветствий, духовой оркестр играет марш. Первым покидает байдарку командир перехода Жамал Чеченов, за ним спускаются на берег и остальные. Все они в национальной одежде. Митинг вылился в демонстрацию великой дружбы народов СССР. На трибуне Маржан Шинахова, член ОСОАВИАХИМа из колхоза им. Ворошилова. «Наша республика расположена у Главного Кавказского хребта, — сказала она. – Я горжусь, что участвую в таком трудном походе. Я, женщина, кабардинка, выдержала все трудности наравне с мужчинами». «Приятно было видеть, с каким восторгом смотрели на неё, — вспоминал Алексей Федотович Швец, — когда она, прямая статная, проплывала по кругу в кабардинском танце с Шисом Бленаовым». Уже на следующий день московские газеты дали репортажи с такими заголовками: «Встреча в Москве отважных спортсменов», «Из Нальчика в Москву на байдарках», печатались их портреты в черкесках с кинжалами, с алыми лентами через плечо, на которых было крупно написано: «Байдарочный поход в XX лет Октября». Несмотря на все трудности многодневного байдарочного похода все его участники потом самым ярким воспоминанием считали эту торжественную встречу на финише в Москве.

ОТВАЖНЫЕ СПОРТСМЕНЫ И РОДИНУ ХРАБРО ЗАЩИЩАЛИ!

Как же в дальнейшем сложились судьбы участников знаменитого перехода? Маржан Шинахова много лет вплоть до ухода на пенсию была культпросветработником. До последних дней своей жизни преподавал Алексей Маревичев. Во время войны он работал в госпитале инструктором по лечебной физкультуре. Проявил себя и как конструктор-изобретатель новых приборов для лечения раненых методом механотерапии. Трудными фронтовыми дорогами от предгорий родного Кавказа до Берлина прошёл известный военный кинооператор Асланбек Каиров, в послевоенные годы работавший в «Центрнаучфильме» в Москве (умер в 1983 году, похоронен на Кунцевском кладбище в Москве). Жамал Чеченов после войны возглавлял городской комитет физкультуры и спорта в Ессентуках. Алексей Швец учительствовал в Нальчике, Владимир Тараканов — на Украине. К сожалению, некоторые участники перехода не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны. По комсомольским путевкам Георгий Пелихов и Жамал Чеченов пошли в военно-авиационное училище. Жамал Чеченов воевал на Дальнем Востоке с японцами. После войны работал в Ставропольском спорткомитете. Лётчик Георгий Пелихов погиб в воздушном бою в первые дни войны в июне 1941 года. Политрук Шис Бленаов скончался 11 февраля в госпитале города Беломорск после смертельного ранения, полученного в бою. Будущий Герой Советского Союза Грант Оганьянц, которого друзья ласково называли Рантиком, поступил в Смоленское военное училище, готовившее политработников для авиации. Но потом во время войны пришлось пройти переподготовку, пересесть на танк. Он стал командиром танкового взвода 71-го танкового полка 11-й гвардейской кавалерийской дивизии 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса. О том, как воевал Грант Оганьянц, можно судить по его строкам из письма домой от 13 ноября 1943 года. «Пока остаюсь неуязвимым. Меня повсюду преследует удача. Нередко на машине не меньше десятка следов от снарядов, но они — не для меня… В самой последней атаке пришлось попасть в переплёт. Но выручили мои орлы. А когда бой был окончен, то на моём танке ребята насчитали 14 попаданий…». В Ереване есть музей «Советская Армения в Великой Отечественной войне». В нём хранится наградной лист на Гранта Оганьянца, в котором рассказывается о подвиге офицера-танкиста. При форсировании реки Сирет в районе Ротунда — Ажюдень 24 августа 1944 г., несмотря на ожесточенный огонь противника, он вышел из танка и в течение получаса вплавь произвёл разведку брода, чем и было обеспечено форсирование. Особенно тяжелый бой танкисты Оганьянца выдержали 26 августа 1944 г. в районе Узвельд. Массированным огнём орудий сделали проход в полосе противотанковых препятствий, и в образовавшуюся брешь капитан ринулся на головном танке, увлекая за собой остальных. Проявленное Оганьянцем личное мужество позволило без больших потерь овладеть важным рубежом. Во второй половине того же дня танки остановились перед новой преградой — обширным минным полем, прикрытым перекрёстным огнём из многих стрелковых точек. И Грант Оганьянц под этим ураганным огнем вышел из танка, чтобы лучше видеть местность и отыскать проход через мины. Но в этот момент рядом разорвался снаряд, его осколки смертельно ранили отважного танкиста. За проявленный героизм, доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. гвардии капитану Оганьянцу Гранту Аракеловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Похоронен Герой Советского Союза Грант Оганьянц в городе Черновцы у Вечного огня.

Олег Лубан

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *