Нальчик

Театр во время и после ковида

Поскольку уже аксиомой стало то, что пандемия внесла изменения (скорее всего, навсегда) практически во все сферы жизни, то можно было бы и не повторять это в очередной раз. Но сейчас этого избежать не удастся, поскольку разговор предстоит о «Постановке» (2020) от ВВС.

Режиссер Саймон Эванс, возможно, сделал самое содержательное и ценное высказывание на тему локдаунов и творчества в эпоху ограничений. Выставив каждого из героев (в первую очередь самого себя) в ироническом свете, режиссер добился поразительного эффекта: все происходящее в «Постановке» не просто смешно, а смешно настолько, что смех перестает быть дополнительным компонентом к досугу – вечернему просмотру сериальчика. Смех становится формой осмысления реальности и переосмысления имеющегося опыта с учетом новых обстоятельств. Точно так же когда-то посмеялся над современниками и эпохой Джованни Боккаччо, а смешно с тех пор нам всем, и уже не только из-за средневековой двойной морали. Так вот, как смех Боккаччо научил человечество спокойнее относиться к навязанным догматам, так и нам сегодня предстоит переоценить значение некоторых основных столпов жизни современного человека: мобильности, быстроты взаимодействия с окружающими, индивидуализма и т.д. Разделенные экраном монитора Майкл Шин и Дэвид Теннант (или «Дэвид Теннант и Майкл Шин»?), Саймон Эванс и сменяющие друг друга Джуди Дэнч, Сэмюэл Л. Джексон и другие персонажи оказались в ловушке удобства современного мира. Что им остается делать в этой ситуации? Только утроить гомерические раскаты – расхохотаться так, чтобы небеса заходили ходуном. Суть «Постановки» в том, что режиссер (Эванс) и два артиста (Шин и Теннант) решают не терять на карантине время и начать репетировать в новую пьесу. Онлайн.

В Зуме. Мало того, что пьеса никому из них не нравится, так еще и условия для постановки малопригодные. Они втроем как создатели фильма, представляя себя в отнюдь невыгодном свете, все же сумели отнестись друг к другу с нежностью, которая, возможно, становится самым важным условием сохранения душевного спокойствия в нынешнюю безумную эпоху. Здесь уже сложно сказать, заслуга ли это режиссера и сценариста или же на «съемочной площадке» действительно царила такая атмосфера. Кстати, не в пору ли переименовывать съемочные площадки в съемочные платформы? Первый сезон (шесть серий по двадцать минут) вышел в июне 2020-го: Саймон Эванс (между прочим, себя он в титрах не указал) сработал максимально оперативно. Сложно сказать, насколько его реальные отношения с актерами похожи на те, что показаны в сериале, но, кажется, локдаун стал его настоящим вдохновением. Выход второго сезона в России намечен на 10 февраля (то есть накануне публикации), и судя по кастингу (Кейт Бланшет, Джим Парсонс, Вупи Голдберг, Кристоф Вальц и другие), мировые звезды действительно мечтают поучаствовать в этом проекте. Но феноменом «Постановку» делают не только отсылки к Боккаччо (в том числе и ситуативные), игра актеров в самих себя и цепь парадоксально смешных ситуаций. В совершенно особенное явление пандемийной эпохи его превращает еще и рассуждение (не всегда артикулированное) о современном театре, способе его выживания в новых условиях. Безусловно, как бы говорит нам Эванс, новые вызовы потребуют новых подходов к театру и форм его существования, и возможно, что это будет уже что-то совсем другое. Но ведь старый родной театр так не хочется оставлять в прошлом. Поэтому Саймон Эванс, Майкл Шин и Дэвид Теннант (или «Дэвид Теннант и Майкл Шин»?) собираются взять его с собой в будущее, в послековидный мир.

Марина Битокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *