Нальчик

Мы обеспечиваем экологическую безопасность людей

В последнее время все большее количество людей интересуются своей экологической безопасностью, которая включает в себя и безопасность продовольственную. С появлением новейших технологий появилось очень много фальсифицированной продукции, которая прямо или косвенно наносит вред людям. Изменилась реальная картина и в сфере ветеринарии, карантина и защиты растений, безопасного обращения с пестицидами и агрохимикатами, обеспечения плодородия почв, качества и безопасности зерна и производимых из него компонентов. Очень остро встала проблема защиты населения от мутирующих ежегодно общих болезней для животных и человека. Оградить население, животных и растения от всевозможных негативных факторов призвано ФГБУ «Кабардино-Балкарский референтный центр Россельхознадзора», которое на территории КБР и соседних регионов выполняет задачи по мониторингу качества и безопасности сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Сегодня это крупная региональная лаборатория, где первоклассным и весьма квалифицированным персоналом с помощью современнейшего оборудования проводятся высокотехнологические лабораторно-диагностические исследования, от которых напрямую зависит ветеринарная и фитосанитарная безопасность Кабардино-Балкарской Республики, Республики РСО-Алания, Ингушетии и Чеченской Республики. Практически со дня основания Центра директором ФГБУ «Кабардино-Балкарский референтный центр «Россельхознадзора» является доктор экономических наук, профессор, кандидат ветеринарных наук, государственный советник Российской Федерации 3 класса Хаути Сохроков, который согласился дать интервью нашей газете.

— Хаути Хазритович, сегодня как никогда остро стоит вопрос экологической безопасности, который включает в себя множество аспектов, начиная от безопасности животных и растений, заканчивая тем, что попадает людям на стол. Чем непосредственно занимается ваша организация?

— Отношение людей к своему здоровью в последнее десятилетие резко изменилось. Они все больше задумываются над тем, чем дышат, что пьют и едят и каковы источники происхождения многих вещей, создающих экологическую составляющую среды обитания. Сегодня все хотят потреблять чистую, не модифицированную и не подвергшуюся химическому воздействию пищу, которая непосредственно влияет на здоровье человека.

— То есть, больший уклон вашей организации на продовольственную безопасность населения?

— Можно сказать и так. Как это ни высокопарно звучит, мы стоим на страже здоровья людей. В природе все взаимосвязано – земля, воздух и все, что потребляет человек, начиная от семян, заканчивая конечным продуктом растениеводства и животноводства. Сегодня мы приобщаемся к мировому опыту производства, который уже настолько интенсифицирован и, не побоюсь этого слова, фальсифицирован, благодаря использованию новейших технологий, в том числе и генномодифицированных, что уже возникла опасность и реальная угроза человечеству. Многие страны умышленно начали вводить стандарты, ГОСТы и прочие регламентирующие положения, чтобы им не запрещали ввозить опасную продукцию в другие страны. Любое государство защищает свои интересы, в том числе и от интервенции запрещенных продуктов, чтобы сохранить и защитить своего товаропроизводителя, который, находясь в стране, более менее придерживается стандартов экологической безопасности, перетекающей в политическую плоскость и используется как инструмент в решении дипломатических вопросов. Вспомним историю с молдавскими и грузинскими винами, яблоками и другим продовольствием. Сегодня и внутри нашей страны конкуренция во многих отраслях возрастает. Есть производители, которые очень добросовестно и качественно производят свою продукцию. Но есть и те, которые закупают генетически модифицированные семена, используют нитраты и вредные удобрения. Конечно, честному производителю устоять против них сложно. Взять, к примеру, те же бахчевые, которые покупают, прежде всего исходя из внешних факторов. Это называется нечестной конкуренцией, которая идет вразрез требованиям, предъявляемым к качеству продукции. То есть имеются ограничения, допустимые нормы для применения удобрений, нитратов, нитритов и пестицидов и ядовитых веществ. Есть вообще запрещенные химикаты, например, ДДТ (дуст), которые полностью вне закона. Но некоторые страны в целях экономии средств используют дешевые и очень эффективные препараты. И используют именно для той продукции, которая пойдет на экспорт. И тут, естественно, встает вопрос, как это все проконтролировать. Именно эта задача возложена на нашу организацию.

— Хаути Хазритович, любая деятельность должна быть строго регламентирована. Надо быть очень высокопрофессиональным учреждением, чтобы сегодня получить всю документацию, позволяющую работать законно.

— У нас имеются все лицензии и сертификаты для работы. Подобран очень высокопрофессиональный коллектив. Мы кропотливо шли к сегодняшнему дню, готовя и обучая собственных специалистов, создавая им наилучшие условия для работы. На высочайшем уровне мы доказали свою состоятельность и поэтому беспрепятственно получили всю документацию для успешной работы. — Я имел возможность осмотреть помещения учреждения. Не покидало ощущение, что находишься в хирургическом отделении высокотехнологической клиники. И приборы напоминают экспонаты из фантастических фильмов.

— Не без гордости могу сказать, что наше оборудование соответствует мировым стандартам. Мы делаем все анализы, начиная от самых простых, заканчивая самыми сложными. Вы, например, не знаете, что есть очень опасное заболевание, которое поражает сливу (шарка сливы). При его обнаружении надо вводить карантин, полностью выкорчёвывать сливовый сад. Оно сегодня приобретает очень серьезный размах. Весь смысл в том, что у нас есть привнесённые из других стран заболевания, которые мы выявили после исследований. Таких заболеваний больше десяти и отследить их можно только в наших лабораториях, чем мы и занимаемся. В июне текущего года в результате проведённых исследований на паразитарные заболевания отделом диагностики был обнаружен редкий у лошадей возбудитель — ооциста кокцидии Eimeria leuckarti. Впервые Eimeria leuckarti у лошади на территории Российской Федерации выявлена в 2016 году в Люберецком районе Московской области Всероссийским научно-исследовательским институтом фундаментальной и прикладной паразитологии животных и растений имени К.И. Скрябина.

— Кроме растений, в сферу вашей деятельности входит и контроль за животными. Как сегодня обстоят дела с этой стороной вашей работы?

— Это весьма обширный пласт нашей работы. Раньше особое внимание уделялось отгонному животноводству. Казалось, что это очень дешёвый способ содержания крупного и мелкого рогатого скота. При малоземелье приходилось гнать скот на дальние летние пастбища в поисках дешёвой кормовой базы. Но это оборачивается большой трагедией, большим ущербом. Любой отгон и пригон животных – это стресс для них. Это неимоверные траты на транспорт, людей, пастбищное содержание. Это повышенные коэффициенты оплаты труда, перевозка на пастбища агрегатов дойки, которые в условиях высокогорья работают совсем по-другому, что способствует заболеванию животных. С пастбищ около 70 процентов коров возвращаются с заболеванием вымени. Все высокопородные животные менее стрессоустойчивы и не приспособлены к условиям высокогорья. У них заболевают копыта, внутренние органы. Аборигены устойчивы к заболеваниям, но малопродуктивны. Для заражения местного скота опасными заболеваниями типа бруцеллёза необходимо 100 единиц, а для привозных высокопородных коров достаточно 10-12 единиц.

— Ну, неужели об этом не знали в советское время, когда многочисленные стада перегонялись на пастбища?

— Ну, не всё же в тот период было целесообразным. Пытались реки повернуть, целину распахали, хотя, как оказалось потом, это было очень малоэффективным и вредным. Был нарушен слой, который веками удерживал почву от вымывания и эрозии. А там была урожайность всего 6-8 центнеров с гектара. Это не оправдывало даже расходы на топливо, потраченное для уборки.

Сегодня другая крайность. Появилось очень много свободноперемещаемого скота, который покупают где и как хотят. Это чревато заносом опасных инфекций, карантинных болезней, которые уже невозможно ликвидировать. Взять, к примеру, африканскую чуму свиней (АЧС). Остров Сицилия четыре раза очищали от этой болезни, сжигая всех животных, но ничего не получилось, потому что, оказывается, клещи, которые являются переносчиками этой болезни, после укуса животного залезают глубоко в почву и появляются обратно только при благоприятных для них условиях. При этом они сами не болеют, а являются носителями, как и грызуны, разносящие многие болезни. Сегодня зачастую нарушен баланс и схема содержания животных. Колхозы, совхозы при всех трудностях содержали штат ветеринарных специалистов. Проводились плановые диагностические и профилактические мероприятия. Имелась одна структура по всей стране, которая управляла всей ветеринарной службой.

— У многих людей сложилось мнение, что нет никакой африканской чумы и птичьего гриппа. И это всё происки недобросовестных конкурентов.

— Очень бы хотелось в это верить, но факты говорят об обратном. Куда денешь анализы и пробы. На СХПК «Ленинцы» пришлось уничтожить целую ферму, а в ЗАО «Киево-Жураки АПК» было уничтожено около десяти тысяч голов, анализы которых по крови подтвердили наш диагноз в Москве. Дикие животные стали носителями этой болезни. При сегодняшнем интенсивном обороте животных, когда не соблюдаются элементарные санитарные правила, болезни распространяются гораздо быстрее. Плюс к этому люди, которые в качестве туристов разъезжают по всему миру. Положил в сумку банан или кусок мяса с инфекцией и перенёс болезнь. Сегодня в аэропортах пытаются это отслеживать. Но очень трудно физически досмотреть всё. Контакты уже настолько интенсивны в мировом масштабе, что заболевания, которые эндемичны для определённой территории, переходят на другую – модифицируются и мутируют. Это очень осложняет работу по выявлению болезней, которые постоянно меняются.

— В нашей памяти появление амброзии, колорадского жука и прочих вредоносных растений и животных. Сегодня есть угроза появления новых вредителей и болезней? — Конечно, есть. Существующие сегодня заболевания животных и растений достаточно молоды. После прихода первой волны какой-либо болезни приходит вторая, которая уже может отличаться. Хорошо если к этому времени организм приобрел иммунитет. Если нет, то вторую волну он уже может не выдержать.

— Но вы же не в состоянии отследить все продукты растительного и животного происхождения, ввозимые в республику?

— Частично вы правы. Мы можем отследить на вредность продукцию, которую нам предоставляет производитель или ввозящий её, но у нас есть госзадание. Мы по основным заболеваниям, которые вызывают опасения, принимаем решение и проводим мониторинг. Мы можем и обязаны диагностировать и анализировать ту или иную болезнь и возбудителя, уровень заражённости и охват. Сегодня на уровне страны пытаются вернуть контроль над бессистемным перемещением животных и растений. Сложность в том, что наша страна граничит с государствами, в каждом из которых своя специфика как по заболеваниям, так и по их профилактике. Различны и механизмы перетаскивания болезней морским путем, железнодорожным или автомобильным. Гарантировать, что всё отслеживается, невозможно, но постепенно государство возвращается к полному контролю, выстраивая свои механизмы. Есть ветеринарная служба России, есть Россельхознадзор. От их взаимодействия зависит очень многое. Многое зависит от работы на местах, от добросовестности различных служб. Раньше у всех колхозов, совхозов и других сельхозпредприятий были свои ветеринарные специалисты. Я, например, работал заведующим ветеринарной лечебницей и у меня был целый штат – фельдшер, санитар и так далее. А в колхозах был штат еще гораздо больше — пять, семь человек в зависимости от размера хозяйства. А сегодня всего этого нет. Животноводство было стратегической отраслью, не терпящей подлогов и фальсификаций. А сегодня что происходит? Многие производители используют молочный порошок и прочие добавки. У нас есть список добросовестных производителей молока. Но многие из молокопроизводителей поступают хитро. Они создают у себя лаборатории, которые якобы проводят исследования, причем не в обязательном порядке. Производитель, если у него есть лаборатория, уже сам может определять качество молока. А мы можем проверять продукцию, если есть жалобы. Совсем недавно мы начали новую форму работы, создав передвижные лаборатории, которые будут проверять качество продукции на различных ярмарках и рынках. На месте определяем качество молока, мяса и многих продуктов на предмет содержания вредных веществ. Наша экспресс-лаборатория уже вызвала большой интерес у покупателей. Прошёл ряд публикаций в прессе и сюжетов на телевидении. Люди на месте смогли убедиться в качестве товара. У нас есть экспресс-методы, которые в ограниченное время позволяют делать анализы. Мы будем с этой лабораторией ездить по районам, по отдельным хозяйствам.

— То есть, вы своеобразная «скорая помощь» для тех, кто сомневается в качестве продукции или подозревает болезнь у животного?

— Всё зависит от желания заказчика. Вот, например, к нам обратился человек, который собирался купить пять высокопородных коров. Три из них оказались заражены бруцеллёзом. А представьте, что молоко от этих коров попадет в школу, детский сад, да и просто на стол обычных людей. Отдельно хочу сказать о том, что сегодня появилось очень много частнопрактикующих ветеринарных врачей, квалификация которых порой не соответствует предъявляемым требованиям. Кроме амбиций и желания уличить лицензированные организации в несуществующих грехах, у них нет ни знаний, ни эффективных средств для лечения. Для работы должны быть в наличии все документы, лаборатория, Мы обеспечиваем экологическую безопасность людей разрешение на практику. Должен быть установленный прейскурант на оказываемые услуги. Но самое главное, человек сам должен быть подготовлен к этому, платить налоги как любой предприниматель. Надо смотреть, здоров ли сам ветеринар и соблюдает ли все санитарные правила. У нас в организации, например, все специалисты находятся под постоянным медицинским контролем, который мы обеспечиваем за счет своих средств. Мы не ввязываемся в интриги, которые иногда стремится раздать пресса, а мыслим по-государственному, имея твердые инструкции, жесткие установки и утверждённые правила. Все лицензии выдаются только тогда, когда проверяются условия, в которых работает организация. Для получения лицензии нужно пройти очень много весьма компетентных комиссий, которые ежедневно ужесточают требования. Не имея все документы и условия, заниматься ветеринарной практикой преступно. Мы доступны для разговора, но однако не все хотят нас услышать. В любой день наши двери открыты и без домыслов мы покажем, расскажем и проконсультируем заинтересованных. Мы готовы к любому диалогу, поскольку руководствуемся государственным подходом к делу. Мы целенаправленно, шаг за шагом шли к тому, что имеем сегодня. Каждый наш документ сегодня – это на вес золота. До недавнего времени мы набирали силы, но теперь начинаем работать по полной программе. Наша главная задача – обеспечить безопасность населения. И мы с нею справимся.

Беседовал Арсен Булатов

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *