Нальчик

Из всех наук любовь отдает предпочтение химии

Взрывы, эликсиры молодости и постоянно кипящий котел – вот что думают люди о работе химиков. Рассказываем, чем они занимаются на самом деле. 30 мая – день химика. ФГБУ «Кабардино-Балкарский референтный центр Россельхознадзора» решил рассказать, чем химики отличаются от других исследователей, насколько они любят свою работу и как проходит их день. Наш герой – Керефова Лаура, химиканалитик химико-токсикологического отдела.

Мы разговариваем с Лаурой в лабораторном кабинете, пока она раскладывает по ящикам колбы разных фасонов и мастей. Здесь есть круглодонные колбы, воронки, фильтры, хроматографические колонки и другие сосуды. Лаура достаёт их из предмета, напоминающего печь, только на полках лежит не еда, а посуда. Накануне вечером химик помыл за собой все эти колбы. На умывальнике стоит сода и Fairy, а где-то рядом припрятаны средства помощнее, ёршики и прочее оборудование для борьбы с въедливыми веществами, которые постоянно используются в работе.

– Это то, с чего начинается день в любой лаборатории – нужно разобрать помытую посуду.

– А с чего начинается самый первый день в лаборатории?

– С того, что эту посуду нужно выучить, — улыбается Лаура. В конце XIX века жизнь химиков была гораздо проще: смешал вещества, погрел, выпали кристаллы, отфильтровал и посмотрел под лупой. Сейчас редкие лупы покажут соединения, с которыми ежедневно работают современные учёные: ДНК, РНК, антитела и другие биомолекулы. Здесь химиков спасают сложно устроенные приборы и личный опыт. Процесс создания нужного вещества довольно долгий и затратный. Продолжительность процедуры зависит от сложности и стабильности вещества, включает в себя несколько этапов и может занимать от пары дней до нескольких месяцев и лет. Когда учёные занимаются синтезом природных соединений со сложной структурой, порой число стадий синтеза вещества доходит до 70. Известна история про нобелевского лауреата Роберта Вудворда и Альберта Эшенмозера, чьи группы синтезировали цианокобаламин – витамин В12. В этом деле приняли участие более 100 человек, полный синтез состоял из 72 стадий и длился около 10 лет. На нём защищались докторские диссертации, люди тратили огромное количество реактивов и времени, чтобы показать, на что способен подлинный химический синтез.

– Тебе не бывает скучно, ты ведь каждый раз совершаешь схожие действия?

– Совсем нет. Операции, конечно, мы проводим одни и те же, но вещества используем все равно разные. В итоге образуются разные продукты для разных целей. Ведь когда ты складываешь слова, ты же получаешь не одинаковые тексты?

– Выходит, что у тебя творческая работа. А что для тебя рутинно?

– Есть дни, когда я пишу отчеты, готовлю статистику. Монитор, чашка кофе и пусть меня никто не трогает. Лаура возвращается к своим делам. На первом столе у нее идет перегонка. Жидкость испаряется из одной колбы и, конденсируясь, попадает в другую, стекая по стеклянному холодильнику, очищаясь от примесей. На противоположном столе проходит экстракция вещества, которое вскоре станет флуоресцентным красителем и подсветит антитела, жадно ищущие возбудителей болезни.

– Все исследователи отличаются друг от друга, даже одни химики от других, – говорит Лаура.

– Биолог, физик и химик смотрят на объект изучения по-разному, через разные лупы. Если говорить про другие критерии, то биологи, наверное, самые чистоплотные, особенно, в сравнении с химиками. Это потому что мы ремесленники, мы создаем всё своими руками. Для нас одинаково важны все органы чувств: и обоняние, и осязание и вкус. Наверное, поэтому любовь называют химической реакцией. С двух до шести часов исследователь не сидела на одном месте больше 10 минут. Она садилась за компьютер, открывала электронную версию протокола опыта, который ставила, заносила наблюдения и план работы в рабочий журнал, аккуратно рисовала формулы и возвращалась к реакциям.

– Готово! – говорит Лаура и показывает продукт синтеза.

– Ты не устаешь от работы? – Иногда бывает, но она доставляет мне удовольствие, особенно когда долго ничего не получается, а потом вдруг добиваешься результата. Поэтому усталость компенсируется. Лаура выходит в соседнюю комнату. Там, ее коллега, Амина Балова. Одна на хроматографе, другая на спектрометре изучают и разделяют вещества. Получившиеся образцы светятся разными цветами радуги в пластиковых пробирках размером меньше мизинца.

– Как узнать, что наука – это твоё?

– Важны две вещи: любовь к науке и трудолюбие. Не из серии «Ой, у нас сегодня классные опыты были по химии, всё, стану химиком», а при понимании, что где-то что-то в тебе зудит, и тебе интересно разбирать животных на запчасти, синтезировать разные вещества или покорять космос. Те ценности, которые диктует современный мир, совершенно противоположны занятиям ученого. Зато сегодня у тебя есть возможность стать кем угодно. Приложи усилия и получи прекрасное образование, с тебя требуется только сдать вступительные испытания. Стоит отметить, что наше высшее образование ещё котируется в мире на высоком уровне, старые университеты продолжают держать планку.

– А зачем становиться учёным, исследователем?

– Ты получаешь удовольствие от своей работы: как эстетическое, так и понимание, что ты делаешь реально что-то полезное. Если ты хватаешься за стоящую идею, развиваешь её, преодолеваешь лишения судьбы, у тебя есть все шансы добиться успеха.

Фатима Кунижева

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *