Нальчик

ДОРОГИЕ ВЫПУСКНИКИ!
Примите мои искренние поздравления с праздником Последнего звонка! Сегодня для вас наступил один из самых волнительных дней в жизни каждого человека. Наступил ваш черёд прощаться со школой, ставшей для каждого из вас вторым домом. Но впереди у вас длинный и интересный путь, на котором вы будете одерживать победы, достигать своих целей, создавать своими руками будущее всей нашей страны. Впереди вас ждёт сдача государственных экзаменов и выбор будущей профессии, это ответственный и очень важный этап вашей жизни. Желаю вам всем успешно с ним справиться, пусть оправдаются все ваши ожидания! От всей души желаю вам счастья, удачи, здоровья и любви. Пусть никакие трудности не станут для вас преградой на пути к вашим мечтам, никогда не унывайте и всегда храните в сердцах веру в добро!
Таймураз Ахохов,
Глава местной администрации г.о. Нальчик

Еще раз про Раскольникова

Русский драматический театр им. Горького представил зрителю спектакль «Дело Раскольникова» в постановке Юрия Балкарова

Среди современников Федора Михайловича находилось немало тех, кто считал произведения писателя беллетристикой – легким чтивом, а сюжеты чуть ли не бульварными. Параллельно с этим теософы, культурологи, литературоведы и философы всего мира ломали головы, пытаясь разгадать тайну гения Достоевского. Каким воспринимают Федора Михайловича ныне живущие? Эксперимент Русской драмы продемонстрировал, что образы Раскольникова и его создателя остаются притягательными не только для узких литературоведческих кругов, но и для самой разношерстной публики. Во всяком случае, премьерный показ объединил и представителей творческих профессий, и чиновников, и студентов и даже школьников, причем в большом количестве. В тот же вечер социальные сети наводнили посты с премьеры. Селфи в гардеробе, в зале, трансляции прямо со спектакля. Обилие желтых колобков, источающих сердечки, хоть и диссонировали с мрачным стилем Достоевского, но явно свидетельствовали об искреннем интересе к спектаклю. Разбросанные по залу, светились смартфоны тех, кто уже не умеет смотреть на что бы то ни было не через объектив. «Дело Раскольникова» — эксперимент. Смелый и местами даже отчаянный. Впечатляет бесстрашие Элеоноры Мамаладзе, которая, не побоявшись критики, сделала из великого текста инсценировку для постановки. Давно работа художников по свету не становилась столь значимой. Ибо в этом спектакле ритм задавался постоянным эпилептическим судорожным мельканием, создавая ощущение страха и тревоги, и вместе с тем давая возможность актерам растворяться и возникать, а не выходить на сцену и не уходить с нее. Сценография Петра Мамбетова и хитроумная конструкция «мост-жилище-мостовая» позволили решить проблему пространства без смены декораций, разместить действие на разных уровнях, создавая порой эффект полиэкрана, когда, например, возникали фантомы Лужина, матери и Дуни. Но главное – конструкция становилась то эшафотом, то обрывом, то Голгофой… Сцена убийства, решенная в стилистике театра теней, смотрелась несколько мультипликационно. Водевильно выглядели «силы зла» — они же внутренние демоны Раскольникова — эдакая нечистая сила во фраках с манерами массовки из мюзикла и гомерическим хохотом из страшилок. Но кто сказал, что в фантасмагориях Раскольникова, проведшего в лихорадке столько дней, все это не выглядело именно так? Ведь, по сути, большая часть «Преступления и наказания» — это внутренние монологи. И никто не знает, что происходило в голове персонажа, которого с таким удовольствием и пристрастием изучают криминалисты и психиатры вот уже на протяжении полутораста лет. Алим Сибеков, исполнивший роль Раскольникова, несомненно, тот, о ком будут говорить. Во всяком случае, возникло ощущение, что он бы вытянул даже моноспектакль. Замызганные стоптанные сапоги, изъеденное молью и временем пальто (браво костюмерам!), щетина, худоба, бледно-желтое лицо, странность, какая-то «нездешность» и тот самый, как его характеризовал сам Достоевский, «воспаленный взгляд» — Сибекову-Раскольникову поверили. Аскер Шуков в роли Порфирия Петровича был страстен, ярок, но, возможно, излишне назидателен. Раиса Тубаева и Аскер Налоев просто показывали класс, потому как иначе они не могут. Очевидная красота актрисы Екатерины Поповой, сыгравшей Соню, только помешала созданию образа бледной, худой, с неправильным востреньким лицом «честной грешницы». Все-таки образ маленькой некрасивой Сони с испуганными глазами, написанный великим иллюстратором Дементием Шмариновым, плотно сидит в голове каждого советского и российского школьника. Музыка Артура Варквасова, написанная специально для постановки, в очередной раз продемонстрировала, на что способен оригинальный саундтрек, следующий буквально за движениями актеров, или наоборот, управляющий ими. Как вечный респект лучшему композитору тревоги, страха и безумия – Альфреду Шнитке – музыка Варквасова сумела создать гнетущую болезненную атмосферу. И пусть по инерции наша публика, воспринимающая театр как место для потехи, ждала момента, где можно захохотать – незамедлительно осуществила эту возможность, услышав слово «геморрой». И пусть публика, несмотря на мольбы артистов, не отключала звук телефона. Главное, что она пришла. И, возможно, придет еще не раз.

Алим Сибеков: «Эта роль стала влиять на меня»

Мы попросили актера Алима Сибекова рассказать, как он работал над ролью.

«Времени было меньше месяца. Знал, что готовится эта постановка и, откровенно говоря, мечтал, чтобы роль Раскольникова досталась мне. Просто счастлив, что режиссер выбрал меня. Хотя подготовка к роли сделала меня депрессивным, забрала много энергии. Я только и делал, что учил, учил, шел по улице и проговаривал. Прохожие, видимо, думали, что я сумасшедший. После репетиций приходил и молчал несколько часов. Близкие знали, что меня лучше не трогать. Эта роль очень сильно стала влиять на меня. Такую сложную драматическую роль я давно не играл. Вернее, никогда не играл… Мне нужно было как-то войти в образ Раскольникова, понять, что он хочет, что его волнует. Сидел перед зеркалом со свечкой в темноте и тишине, чтобы, услышав какие-то звуки и шорохи, увидеть естественную реакцию на них. Вычитывал интересные факты, слушал, как Константин Райкин говорит о «Преступлении и наказании». Как я к нему отношусь? Мне жаль его. И я очень хотел, чтобы он раскаялся и получил прощение. И, кстати, после премьеры ко мне подходили незнакомые люди и со слезами на глазах показывали на сердце, имея в виду, что спектакль затронул их. И, даже находясь на сцене, слышал из зрительного зала сочувствующие комментарии «Бедный!», «Что ты с собой сделал!»

Юрий Балкаров: «Нам важен молодой зритель»

Режиссер Юрий Балкаров поделился некоторыми мыслями о постановке.

«Спектакль «Дело Раскольникова» был поставлен на грант Главы республики Казбека Валерьевича Кокова. Благодаря грантам в этом году театр получил замечательную возможность обратиться к классике – Островский «На всякого мудреца довольно простоты», Чехов «Дядя Ваня» и вот теперь Достоевский… Казалось бы, неприступная вершина. Поэтому даже сама мысль о том, чтобы прикоснуться к этой теме, страшила. Но не попробовав, не пройдя по этой тернистой дороге, не ощутишь всю радость в финале. И мы с актерами ощутили эту радость сопричастности великому произведению. Неслучайно выбор пал на «Преступление и наказание». Одна из его основных тем более чем актуальна и сейчас. Часто молодые люди, школьники увлекаются какими-то идеями, кажущимися им захватывающими, в том числе через интернет. Острые переживания, одержимость псевдогероями и псевдоидеями приводят к печальным последствиям, в том числе к суициду или преступлению. Кто-то может решиться на отчаянный шаг в состоянии аффекта. История Раскольникова в этом смысле демонстрирует молодым людям, к чему может привести максимализм, одержимость ложными идеалами. Работали в цейтноте, упорно. Необходимо было успеть представить спектакль в год 200-летия Достоевского. Кроме того, наши дни в театре – только первая декада, и поэтому тоже надо было поторопиться. Что касается формата… Нам важен молодой зритель. Поэтому некоторые решения были продиктованы тем, как молодой человек воспримет спектакль. Не стали делать его слишком длинным по времени, добавили зрелищности, спецэффектов. Чтобы молодые люди, которые впервые придут в театр, не заскучали».

Алена Мякинина