Нальчик

«Каждый ищет свой театр»

Театр юного зрителя Нальчика закрывает сезон премьерой спектакля «Оскар и Розовая Дама» по роману современного французского писателя с немецкой фамилией, имеющего французское и бельгийское гражданство, Эрика-Эммануэля Шмитта. Сегодня в гостях нашей рубрики – руководитель столичного ТЮЗа, актёр Аскер Налоев.

– Аскер Аслангериевич, Театру юного зрителя в этом году исполнилось пять лет. Это немного, если сравнить с национальными театрами республики, которые в этом году отметили свое 80-летие. И немало, если учесть всё, что сделано театром за короткий период. К тому же, это хороший повод вспомнить, с чего всё началось. Как, по чьей инициативе, при содействии кого появился в нашем городе этот театр?
– Началось с того, что я вернулся в Нальчик из Москвы, где проработал полтора года в Московском драматическом театре под руководством Армена Джигарханяна. Вернулся, и встал вопрос о работе здесь. Я не представлял себе иной деятельности, кроме актерской, но, к сожалению, не нашёл место в существующих театрах. А во мне ещё оставалось много нерастраченной энергии. Слишком много нереализованного было именно в этой сфере, потому мне необходимо было оставаться актёром в театре. И у меня была давняя мечта – создать театр для детей. Опыт общения с детьми был. Я проработал в трёх нальчикских школах – в восьмой, седьмой и тридцать первой. По первому образованию я – учитель истории. И кстати, именно с детьми осуществилась моя другая мечта – поехать в «Орлёнок». Правда, попал я туда уже будучи педагогом…
В 2012 году мы с артистами Русского драмтеатра, которые играли ещё в «Коврике» (был такой замечательный театр в Нальчике, созданный Казбеком Дзудтаговым), поставили вопрос перед творческой интеллигенцией нашего города: нужен ли нам театр юного зрителя? И тут очень активно поддержали нашу идею Местная администрация городского округа Нальчик и все СМИ города и республики.
Чтобы поверили в наши силы, увидели, на что мы способны, мы показали спектакль по пьесе Ирины Одинцовой «Деревенька дурных привычек». Попросили у Басира Шебзухова, который тогда был директором Кабардинского театра, декорации, костюмы и сцену. Спектакль всем понравился. И сбылась моя мечта – ТЮЗ был открыт. Это было похоже на чудо, когда очень долго просишь, а не дают, лелеешь свою мечту, и вдруг – всё получается.
– На момент создания ТЮЗа, да и сейчас, в Нальчике все театры ставили и ставят спектакли для детей. Разве этого недостаточно?
– Для других театров детские спектакли – как «выгодные» постановки, приносящие наибольшую прибыль. В этом нет ничего плохого. И, в целом, чем больше спектаклей для детей, тем лучше. Есть вероятность, что на один из множества попадёт маленький зритель. Главное, чтобы везде в нём воспитывали добрые чувства. Мы же функционируем при городском Управлении культуры, что на деле означает множество благотворительных постановок. За пять лет их было свыше 200. В 2014 году мы выиграли грант – 420 тысяч рублей, хорошая сумма для муниципального театра. Мы тогда поставили спектакль «У ковчега в восемь» по пьесе немецкого драматурга Ульриха Хуба.
– «Оскар и Розовая Дама» и «У ковчега в восемь» – довольно сложные, поднимающие вопросы, которые сразу не решишь, произведения. И грустные…
– Да, часто говорят, почему берёте такие грустные, серьёзные вещи? Я не знаю, почему. Вот прочитал, и понравилось, что-то тронуло в душе, защемило – и всё. Подобный выбор честен и по отношению к актёрам – только вот на такой мощной драматургии можно вырасти как актёр.
– А детям понятно? Звучащее со сцены порой так серьёзно.
– Мы были удивлены тем, что дети до десяти лет полтора часа сидели не шелохнувшись. Они что-то важное точно да поняли. За 35 лет работы в театре такого не испытывал.
– Каковы дальнейшие планы?
– О планах в театре обычно не говорят. Скажу только, что у меня есть опять же мечта… Этой мечте 20 лет. В советское время я выкупил на свои деньги списанные декорации Русского драмтеатра. И вот с этой декорацией хочу поставить один спектакль, о котором я ничего сейчас не скажу. Единственное препятствие – мало актёров в театре. У нас актёрских ставок всего четыре. В мировой драматургии не существует сказок на такое малое количество персонажей. Есть, конечно, что-то наподобие «Маши и медведя». Но это не спектакль, а у нас театр. Даже в сказке про репку. «Мышка за кошку, кошка за Жучку, Жучка за внучку»… Там персонажей не четыре. Большие накладки получаются под Новый год. Мы вынуждены делить эти ставки и задействовать актёров из Русского драмтеатра. Оттуда их отпускают с большой неохотой.
– С какими ещё сложностями вам приходится сталкиваться в работе?
– Самая большая проблема – отсутствие своей сцены. Мы вынуждены ездить по детским садам и школам и там показывать спектакли. Не к нам идут зрители, а мы идём к ним. Арендовать помещение очень дорого. Но мы ставим благотворительные показы, и городское Управление культуры договаривается, и нам находят площадки для выступлений. Вот, к примеру, завтра у нас на сцене Государственного концертного зала премьерный показ спектакля «Оскар и Розовая Дама». Вход бесплатный. Совместно с городским Департаментом образования и Управлением культуры мы ежегодно организовываем в танцевальном зале новогодние ёлки для детей из малообеспеченных семей. Каждый раз даём оригинальные представления. Мы не берём сценарии из Интернета. У нас есть собственный сценарист в лице той же Ирины Одинцовой, она же наша актриса, в нашем репертуаре три спектакля по её пьесам.
Мы – оптимисты, верим, что всё будет хорошо. И будет зритель к нам ходить. Нам нужен театр всего на сто мест. На маленьких площадках легче воспитывать своего зрителя. А каждый человек ищет свой театр, такой, где его любят, где вольготно его мыслям и чувствам, там, где, сострадая, сопереживая, он становится лучше.
Огромное количество современных людей несчастно, потому что у них такое мироощущение. И мы не должны руки опускать, а показывать зрителям выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. Чтобы они поняли: мы живём для того, чтобы быть счастливыми. Звучит банально, но… Нас большинство – сочувствующих, сострадающих, любящих. Нам нужно просто объединиться и сделать этот мир добрее. Считаю, что театром должны заниматься добрые люди, личности, которым есть, что сказать.
Мы должны показывать спектакли, воспитывать подрастающее поколение в уважении тех ценностей, которые абсолютны. А это – доброе отношение к миру, жизни, уважение к старшим, младшим, любовь к Родине, ближним, сочувствие и помощь больным, пожилым, тем, кто слабее нас. Мы говорим со своими зрителями о важных вещах. И я хочу обратиться ко всем, кто будет читать это: приходите, пожалуйста, завтра, посмотрите и сами убедитесь в силе театра. Лучше же один раз увидеть…
Беседовала Марьяна Кочесокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *