Нальчик

Адыги, касоги, черкесы…

Вот уже три года 20 сентября мы празднуем День адыгов (черкесов). Но все ли знают происхождение названия адыгов-черкесов, получившее известность во всем мире? Без учета особенностей черкесского общества, его моральных и этических норм невозможно представить возникновение этнонима «черкес».

Как повествует адыгский эпос «Нарты», черкесы ещё в незапамятные времена создали морально-правовой кодекс адыгэ хабзэ и адыгский этикет адыгагъэ. Согласно книге Б. Бгажнокова, в адыгэ хабзэ нет и, по определению, не может быть норм, неподконтрольных адыгской этике, противоречащих её принципам и идеалам. Наконец, из этого следует другой очень важный вывод: не обращаясь к природе адыгагъэ, невозможно понять и во всей полноте представить специфику адыгэ хабзэ.
История черкесов – это постоянные войны за выживание, сохранение идентичности языка и культуры. Многие известные завоеватели в разные века свидетельствовали о полном разгроме и покорении края, занимаемого черкесами. Однако это не всегда было так. Здесь ещё необходимо учитывать институт рыцарства – уэркъ, выработанный в эпоху феодализма в адыгском дворянском обществе. В условиях постоянных войн в черкесском обществе возник институт наездничества зекIуэ, где строго соблюдались законы рыцарской этики уэркъыгъэ. Согласно исследованиям А. Марзея, «истоки обычая наездничества очень древние и лежат в эпохе так называемой «военной демократии».
«ЗекIуэ» на языках адыгов означает военный поход с целью захвата добычи и приобретения славы за пределами своей малой родины. Но «зекIуэ» – не только военный поход, а ещё и путешествие, то есть это – процесс во времени и пространстве. По представлению черкесов, отдать жизнь, героически защищая свою родину, было намного проще, чем добиться репутации знаменитого наездника. Поэтому последнее, по мнению адыгов, сложнее и престижнее.
«Не защита аулов и имущества составляла славу черкеса, – писал Н.Дубровин, – а слава наездника. Эта слава, по мнению народа, приобреталась за пределами родины». Чем дольше за пределы родины совершался поход, тем он был престижнее. Отсюда и широкая география походов: Днепр, Волга, Дон, Дунай, Малая и Средняя Азия, Закавказье, о чём свидетельствуют народные предания и исторические документы. По свидетельству И. Бларамберга, «до тех пор, пока не была учреждена Кавказская линия, черкесы проникали вплоть до берегов Волги и Дона и пресекали всякие отношения между Азовом, Грузией и Персией».
Начало войны, согласно фольклорным данным, в старину сопровождалось официальным её объявлением. При этом в рамках наглядной дипломатии использовался коммуникативно-значимый предмет: противнику отправлялась сломанная стрела в знак объявления войны».
Чтобы показать свои мирные намерения потенциальным противникам, воины-черкесы оставляли в колчане три стрелы, которые были видны издалека, что до сих пор сохранилось на флаге адыгов-черкесов. Кроме того, подтверждали словами, где наряду с другими словами звучало ключевое слово «аса» – мир, «ды аса» – мы мирные.
Согласно русским летописям, князь Святослав в 965 году разгромил Хазарский каганат. По Новгородской летописи, Святослав привёл с собой много касогов, что сохранилось в адыгских преданиях о совместных походах в домонгольский период. Тот факт, что перед дружиной Мстислава предстали касожские полки во главе с князем Редеди (в адыгском фольклоре он сохранился под именем Редада), говорит о том, что касожские полки не были разгромлены Святославом. Редеди вызвал Мстислава на поединок и погиб. По результатам поединка и закону того времени семья и владения касожского князя Редади стали принадлежать Мстиславу. Это нашло отражение в поэме «Слово о полку Игореве».
В дальнейшем Мстислав женил старшего сына Редеди на своей дочери и с объединённым войском вернулся на Русь, где в ряде сражений нанёс поражение своему брату Ярославу Мудрому и в 1025 году добился раздела Руси на две части: западную и восточную с Черниговым, где Мстислав и княжил. Многие русские дворянские фамилии, такие, как Лопухины, Ушаковы и другие, возводят своё начало к сыновьям Редеди Роману и Юрию.
Чтобы попасть на берег Чёрного моря, славянам необходимо было пройти через земли касогов (черкесов). Так обстояли дела не только в XI, но и в XV веке. Так, князь Матреги (Тамани) Захарья Гуйгурсис (Захария де Гизольфи). Женитьба на дочери Берзоха (1419 г.) дала в удел де Гизольфу принадлежащий Березоху город Матрегу. С того времени Матрега находилась в двойном подчинении – генуэзцев и адыгских князей. В различных исторических документах той эпохи часто встречается словосочетание «через касогов», которое со временем трансформировалось в «черкас» (через касогов). Так русские в дальнейшем стали называть касогов (адыгов-черкесов).
По «Истории России» Карамзина, ещё до монгольского нашествия Тмутаракань перестаёт упоминаться в русских летописях как владение русских князей. После нашествия монголо-татар на Русь и на Кавказ в отношении адыгов появляется этноним «черкес». Вполне допустимо, что от русских монголо-татары переняли название, изменив букву «а» на букву «е» – черкас на черкес. Созвучие этого этнонима можно найти в языках других народов. С монголо-татарского «черкес» означает «пересекающий путь», что соответствует и русскому названию слова «черкас» – через касогов.
В египетских хрониках XII века адыги (черкесы) упоминаются как «джаркас»-черкас. Но ещё долгое время – и после монголо-татарского ига на Руси, и при Иване Грозном, и при Петре Первом, и позже адыгов русские называли «черкасами». Так, в 1552 году в Москву прибыло официальное посольство от черкасов (адыгов). Как было записано в русской летописи: «Приехали к государю Царю и Великому князю Московскому черкасские государи князи: Машук-князь, да князь Иван Езбозлуков, да Танашук-князь бити челом».
Этноним «черкес» по отношению к адыгам употребляется во всём мире. И на исторической родине в России на Кавказе всех адыгов, как бы официально их ни называли, неофициально называют черкесами.
Подготовил Хазиз Хавпачев

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *