Нальчик

«Покупатели сейчас о товаре знают больше, чем продавцы»

Вторая в списке самых распространенных профессий в современной России имеет историю такую же древнюю, как и человеческий прогресс, коим двигателем согласно расхожему выражению она и является. Известно, что торговля в виде простого обмена («бартера») появилась ещё в конце каменного века, когда наши далёкие предки стали обмениваться продуктами питания и предметами личного пользования (орудиями труда, оружием, украшениями и т.д.). Первыми «деньгами» в Древней Руси служили шкурки мелких пушных животных – белок и куниц, соответственно, «куны» и «веверицы». Первые древнерусские монеты назывались так же – по привычке.

С появлением ремесленников появилась другая прослойка общества, которая, по данным некоторых исследовательских организаций, занимает третью строчку в списке профессий с наименьшим уровнем общественного доверия и симпатии. Неприязнь к торговцам (они же купцы, продавцы, торгаши, спекулянты, барыги) – давняя и на первый взгляд вполне обоснованная. По мнению большинства людей, представители торговли – люди, наживающие богатство на чужом труде.
Следующую формулировку даёт одна из энциклопедий всемирной сети: «Торговец – это сущность. Олицетворение лжи, коварства и лицемерия… Торговцы участвуют в круговороте фигни в природе. Торговец всегда найдёт путь к вашему карману. Лесть, ложь, коварство, лицемерие, интриги, обман, зло – его главное оружие против вас…»
Мнение какого-то интернет-ресурса, конечно, не истина в последней инстанции, но тем не менее, суть публикации в полной мере отражает исторически сложившееся общественное мнение относительно представителей этой сферы деятельности профессии.
Людмила Т., товаровед с 45-летним стажем:
– Я начала работать в магазине в 17 лет. Совсем юная была. Выбрала профессию сама. Окончила курсы, с математикой у меня было всё хорошо. У нас была своя форма, белые халаты и кружевные колпачки на голове. И профессия не в пример нашему времени была почётной. Мы действительно чувствовали себя королевами (смеется). Но работа у нас была очень сложная.
Условия работы были не те, что сейчас. У нас было большое помещение с бетонным полом, отопления не было, огромные окна не открывались, так что зимой было холодно, а летом жарко. Комнат отдыха не было. Отдохнуть и перекусить удавалось только за прилавком, что считалось нарушением санитарных норм.
Сейчас весь товар в индивидуальных упаковках, а мы всё фасовали вручную. Продукты привозили в больших мешках, ящиках. Молоко мы получали в 40-литровых бидонах. Всё это сами таскали, разливали в тару. И это были не бумажные и пластиковые пакеты, а стеклянные бутылки, банки.
Тогда продавцов специально обучали. Всё время конкурсы устраивали. Мы выбирали сознательно эту профессию. Знали многое. Взвесить всё могли «на глаз». Знали ГОСТы. Сейчас в продавцы идут те, кто не нашел другой работы. Вообще этого теперь принято стыдиться. Покупатели, наоборот, стали умнее. Они сейчас знают больше, чем продавцы. В советские годы никому и в голову не приходило спросить про наличие ингредиентов или срок годности, хлеб брали как есть и носили в авоське без упаковок. Сейчас покупатели стали капризнее (смеется).
Покупатели в наше время действительно стали намного начитаннее, они знают, чего хотят, обладают полной информацией о товаре, качествах и характеристиках, которыми он должен обладать. А главное, в условиях жесткой конкуренции, понимает, что он важен и всегда прав.
О том, что каждый клиент — царь, бог, Мариам знает из личного опыта.
Мариам У., продавец-консультант магазина мебели:
– Образование у меня высшее. Окончила КБГУ по специальности соцработа. По профессии я не работала. Была продавцом-консультантом по продаже пластиковых окон, косметики, парфюмерии. Сейчас работаю в мебельном магазине. Меня устраивает то, что к зарплате прибавляется процент от продаж. В принципе, это почти везде так. Но мебель стоит всё-таки немного дороже парфюмерии или окон (смеется). На самом деле в нашем магазине представлена, возможно, самая дорогая мебель в Нальчике. Поэтому и процент немалый, хотя продается она, увы, не так часто, как парфюм.
Ко мне, как к продавцу, может, предъявляется не так много требований. Но всё-таки они весьма серьёзные. Во-первых, надо быть в ладах с математикой, находить общий язык с клиентом, знать английский (как минимум). Мы сотрудничаем со многими фабриками в России, Италии, Испании. Это огромное количество каталогов, образцов.
Клиент, приходя к нам, знает только одно: он хочет диван или кровать или ещё что-то. Он хочет купить итальянскую кухню в свою «хрущёвку», но не имеет ни малейшего представления о том, как её там разместить. Например, от стены до окна немногим больше 2-3 метров, а там должна быть плита, мойка, холодильник, рабочая зона. При этом холодильник нельзя ставить возле плиты и возле окна (там отопительная батарея), а раковину лучше держать подальше от плиты, так как она электрическая – это головоломка покруче кубика Рубика. Всё это приходится рассчитывать, проектировать. Предлагаем дюжину разных по цене и внешнему виду вариантов, из которых в итоге клиент выбирает свой. Потом его ещё приходится доводить до ума, потому что клиент хочет «такой же, но с перламутровыми пуговичками».
То же самое касается и мебели для других помещений. Конкретный пример: женщина выбрала диван в комнату сына, он хорош, но вот обивка не та. И все 300 образцов ткани (их, конечно, не 300, но очень много), которые у нас есть, её не устраивают. «А что еще?» – спрашивает она. Я связываюсь по Интернету с представителем фабрики в Италии, которая поставляет нам, так сказать, новые разработки. В общем, в итоге мы ей угадили, но она нас успела помучить.
Я считаю, что у меня тяжёлая работа. Мне приходится общаться с огромным количеством людей, у которых есть деньги, они хотят показать это миру и начинают с меня. Я в их представлении должна расстелиться ковриком у их ног. А ещё это – большое эмоциональное напряжение, потому что, если я неправильно рассчитаю кухонный или платяной шкаф или закажу стулья с обивкой из атласа вместо шёлка, я поплачусь за это материально. Пока бог миловал.
Давеча очень популярный интернет-сайт Superjob (размещает сотни тысяч объявлений от работодателей и соискателей рабочих мест) составил антирейтинг самых неприемлемых профессий. «Почётное» первое место занял продавец-консультант, за ним следует – уборщик, на третьей позиции сразу несколько «бронзовых» призёров антирейтинга.
Двойственные чувства вызывает такая статистика. С одной стороны, можно порадоваться за тех, кто занимает последние места в этом списке, видимо, им не так уж и плохо, а другой стороны, остаётся пожалеть лидеров антирейтинга, раз им так плохо. Ясно только одно, что об этих профессиях не принято мечтать в «нежном» возрасте. Но мечта приходит и уходит, а кушать хочется всегда.
Таира Мамедова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *