Нальчик

Валериан Хочуев: «Нам время такое досталось»

Так сложилось, что в публикациях в газете «Нальчик», посвящённых юбилею ВЛКСМ, в качестве собеседников выбирали людей, работавших в ВЛКСМ на разных уровнях – от секретаря первичной организации до главного комсомольца Кабардино-Балкарии. Сегодняшний гость рубрики – Валериан Аулияевич Хочуев.

Перечислять все его регалии придётся долго. Краткая версия: учился в обычной школе, занимался в футбольном классе, служил в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане, награждён медалью «За боевые заслуги», после срочной службы возглавлял комитет ВЛКСМ Нальчикского станкостроительного завода, избирался вторым, а затем первым секретарём Октябрьского райкома комсомола в Нальчике. Работал также заместителем президента первой (и долгое время – единственной) в Кабардино-Балкарии биржи «Чегет», почти четверть века – в налоговых органах, в настоящее время советник государственной гражданской службы РФ 2-го класса. начальник правового отдела Инспекции ФНС России №1 по г.Нальчику, преподаёт в Северо-Кавказской академии управления в г. Нальчике, доктор экономических наук (первый, кто в КБР защитил докторскую диссертацию по налоговой сфере).
– Каждый год 29 октября мы – десятки давно уже немолодых людей – перезваниваемся друг с другом или собираемся за столом, чтобы вспомнить свою молодость и организацию, которая когда-то нас объединяла. Чем дальше от меня дата вступления в комсомол, тем теплее мои воспоминания об этой молодежной организации. Причина не только в том, что мы тогда просто были молодые и увлечённые.
В октябре 1978 года нам – пятерым подросткам из футбольного класса 19-й школы – в подвальном помещении по ул. Горького, 4, в Ленинском райкоме ВЛКСМ были вручены комсомольские билеты и значки. Ощущения того мига трудно передать словами. Было понимание, что в жизни сделан первый серьёзный шаг и с этого периода ты ответственен за всё, что происходит рядом с тобой.
Согласно Уставу ВЛКСМ в нашем классе была создана первичная комсомольская организация, моим первым комсоргом стал тогда Алим Джансуев, в будущем один из ведущих защитников футбольного клуба «Спартак-Нальчик», а ныне владелец частной гостиницы в Сочи.
– Это не к тому, что (по мнению части поколения next) главные комсомольцы советского периода стали главными бизнесменами современной России?
– Нет. Хотя, на мой взгляд, для создания доходного бизнеса, как и для успешной работы в комсомольских структурах, требуются схожие личные качества: инициативность, активность и напористость. Например, почти все мои коллеги по комсомолу обладали именно такими качествами. Например, комсомольский вожак нашего факультета в Калининградском техническом институте третьекурсник Максим Матвеев был очень идейным и энергичным. Таким же был и мой первый комсорг в армии очень справедливый и требовательный сержант Сергей Помедько.
Армейский комсомол – это отдельная тема для меня лично. Я ведь проходил службу в Афганистане, и комсомольская жизнь у нас не ограничивалась формальными собраниями.
– Если судить по российским художественным кинофильмам (правильнее их назвать «чернухой» в виде плохих ремейков с антисоветских лет Голливуда), что в Афгане чуть ли не комсомольские секретари и политработники были слабаками и даже негодяями, а вот хулиганистые «нормальные» пацаны… А как было в вашей части?
– Не знаю, как там в фильмах, режиссёры и актеры в которых не то что не воевали, но даже не служили в армии. У нас в части всё было по-настоящему. Служили (и воевали) парни из разных социальных слоёв общества. Были там дети высокопоставленных партийных и министерских работников, а также сыновья простых рабочих и колхозников. И на их поведение в бою или обычной армейской бытовой среде особо не влиял фактор социального происхождения.
Силами комсомольцев полка мы организовывали мероприятия по адаптации молодых (необстрелянных) солдат, закрепляли за вновь прибывшими опытных наставников из числа старослужащих, проводили спортивные мероприятия между батальонами, выпускали боевые листки.
Все хорошие начинания комсомольцев (а плохих никто и не предложил бы), всячески поддерживали командир полка Вячеслав Карабанов и его заместитель по политчасти Анатолий Махмутов.
Столько лет прошло, но я помню всех своих комсоргов. Видимо, потому лидерами комсомола, молодёжной среды всегда были молодые люди, имеющие организаторские способности, не равнодушные к проблемам своих товарищей, трудового или учебного коллектива и к тому же обладающие лидерскими качествами, умеющие увлекать молодежь для решения конкретной задачи, достижения поставленной цели.
– Но ведь бывали и разнарядки «сверху», где указывалось, что избрать комсомольским вожаком надо человека, соответствующего определенным показателям по образованию, гендерной принадлежности и даже национальности? Разве так не было в вашем случае, когда вопреки рекомендациям обкома ВЛКСМ, комсомольский актив, точнее пленум Октябрьского райкома Нальчика первым секретарём избрал вас, хотя по существовавшей тогда национальной «квоте» за балкарцами (именно в этом райкоме) была закреплена должность второго секретаря?
– Во-первых, существование различных квот в представительных и исполнительных органах власти, партийных, профсоюзных и комсомольских комитетах – это было необходимо и правильно тогда и сегодня тоже. Без этого невозможно обеспечить представительство всех этносов и социальных групп в органах власти и иных структурах.
Во-вторых, мой случай как раз и показывает, что комсомольские «верхи» учитывали мнение низовых организаций и утверждали их решения, если они были достаточно аргументированы и рациональны по своей сути.
Конечно, отдельные (и даже очень серьёзные) недостатки в работе молодёжной организации моего времени конца 1970-х, 1980-х и начала 1990-х годов, несомненно, имели место. Но одно неоспоримо: Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи был передовым отрядом советской молодежи.
Через работу в комсомольских органах получили первые навыки руководства людьми, производством, наукой, структурами государственной власти и управления практически все поколения талантливых руководителей, общественных деятелей Советского Союза. Да и в сегодняшней России немало известных персон, чьи успешные «стартапы» имеют комсомольские корни.
Кроме того, единая молодёжная организация воспитала миллионы и миллионы просто сознательных, граждански активных людей, не равнодушных к жизни. Многие из них и сегодня проявляют себя в повседневной жизни, используя полученный в рядах ВЛКСМ опыт. И в этом едины все ветераны комсомола: и те, чья молодость пришлась на далекие военные годы, и те, кто вступил в молодежную организацию намного позже.
Мои сверстники, чья комсомольская биография началась на заре перестройки и закончилась вместе с историей СССР, также уверены, что ВЛКСМ дал им путевку в жизнь.
Я счастлив, что родился в то время, когда у всех нас была возможность активно участвовать в общественной жизни 285-миллионной сверхдержавы, какой был Советский Союз. Мы реализовали свой шанс. Но мне очень жаль двух своих сыновей 28 и 23 лет, которые лишены тех социальных лифтов, которые были во времена комсомола. Умение организовать дело, самоорганизовываться у меня воспитала работа в комсомоле. Все нынешние молодёжные клубы, дискотеки, Интернет, соцсети и прочее, конечно, тоже являются средством общения нынешнего молодого поколения, но всё это, на мой взгляд, не является достаточно конструктивным, позитивным, созидательным.
Сегодня очень сложно поднять молодежь даже на субботник по уборке своего города (территории школы, вуза) или организовать иные коллективные мероприятия. Удивительно, как могли за такой короткий срок улетучиться из массового сознания те базовые духовные ценности, воспитанием которых десятилетиями занимался (и занимался успешно) комсомол?
Сегодня по-разному можно относиться к идеологическому наполнению аббревиатуры «ВЛКСМ», но комсомол, тем не менее, остался в биографии десятков тысяч людей Кабардино-Балкарии и десятков миллионов всей России и стран СНГ.
В комсомольской среде всегда витал дух здорового соперничества и лидерства, патриотизма и беззаветной любви к Родине. Это был стиль жизни, который звал быть впереди. Через школу комсомольского актива прошли тысячи и тысячи людей: не только будущих руководителей, но и простых ученых, врачей, учителей, бригадиров на производстве, стройках, сельском хозяйстве.
Например, в Нальчикском станкозаводе, куда я пришёл сразу же после службы в армии в августе 1986 года, основную массу комсомольцев составляла рабочая молодежь, но было и много ребят из инженерно-технического персонала.
Молодежь показывала отличные результаты в труде. Особенно хорошо трудились комсомольцы в механическом цехе на участке с числовым программным устройством (ЧПУ). По тем временам это были передовые технологии, а там, где новое, всегда присутствовали молодежные коллективы. Во время обеденного перерыва с малыми концертными программами к нам приходили комсомольцы музучилища, к спортивным соревнованиям на заводе привлекались другие промышленные предприятия города.
Летом мы часто оправлялись коллективом на побережье Черного моря. В выходные дни молодежь выезжала в Пятигорск, Кисловодск, Приэльбрусье. Шумно и весело проходили комсомольские свадьбы. Для любителей брейк-данса мы выделяли специальное помещение. Молодежь завода участвовала в первенстве города по футболу. Была неплохая волейбольная команда. Свой вокально-инструментальный ансамбль (по-нынешнему – рок-группа) мог дать концерт на праздники. Мы создали свой молодежно-жилищный комплекс (МЖК). Многие комсомольцы завода в будущем получили собственные квартиры, которые строили собственными руками по вечерам и в выходные дни.
Был на заводе и совет молодых воинов запаса во главе с «афганцем» Вадимом Веряскиным. Позднее, в 1987 году в Нальчике был организован общегородской клуб, а затем совет воинов-интернационалистов, которым руководили Али Габоев и Олег Ахов. К слову, на республиканском уровне такой появился на полтора года позднее. Это я к тому, что в комсомоле самые успешные инициативы начинались, как правило, «снизу».
В «низах» кипела настоящая жизнь. Например, любые начинания молодежи станкозавода встречали поддержку директора В.Ш. Муталипова, председателя профкома Ю.В. Бурляева, партийного секретаря И.К. Апшева. К слову, в конце 1980-х – начале 1990-х, активно финансировались комсомольские инициативы: научно-техническое творчество молодежи (НТТМ), молодежные театры, кооперативы и т.д.
Нам время такое досталось, когда приходилось доказывать, что «мы не в пиджаках и белых воротничках с галстуком», что мы такие же комсомольцы, просто находимся на освобожденной комсомольской работе.
Через два десятилетия умалчивания, наконец-то, позитивный опыт ВЛКСМ по работе с молодёжью становится востребованным. Он уже успешно используется в наши дни в государственной молодежной политике России и её регионов.
Жизнь, хотя и меняется, но у молодежи остаются те же проблемы, что и десять, двадцать, тридцать лет назад. Это – получение хорошего образования, трудоустройство, организация досуга и отдыха, создание крепкой семьи и решение жилищных вопросов.
Что же касается эпохи комсомола, то она была лучшим временем для моего поколения, которое надеется, что его позитивный опыт может принести много пользы для нашей страны в воспитании будущих патриотов и защитников Отчизны.

Беседовал Султан Умаров

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *