Нальчик

Даниял Ногеров: В жизни я – «серый кардинал»

Практическая психология в России отвоёвывает себе всё больше места в жизни общества и каждого конкретного человека. Если раньше приемы и методы нейролингвистического программирования (НЛП) и прочие «хитрости» прикладной стороны науки были доступны лишь профи, теперь ими может овладеть каждый желающий. Пособия, которые учат людей жить в своё удовольствие, легко заводить друзей, найти дело жизни и много зарабатывать – занимают целые отделы в книжных магазинах и находятся на втором месте по популярности после методической школьной литературы. Современная психология приобрела личностный характер. От всевозможных областей общественных отношений, которыми эта прикладная наука занималась раньше, она перешла к «обслуживанию» интересов конкретного человека, поглощённого реализацией своих личных амбиций.
Практикующий психолог, любимый преподаватель многих поколений студентов КБГУ, кандидат психологических наук Даниял Ногеров перспективы этой профессии распознал ещё в начале 1970-х.

– Даниял Татуевич, как и когда у вас появился интерес к психологии?
– Первое образование у меня было техническое, я – специалист в области производства аппаратуры автоматики и телемеханики. Будучи участником конвейерного производства, я обратил внимание на то, как личные анатомо-физиологические, психологические и прочие особенности человека влияют на качество работы. Тогда, я впервые заинтересовался психологией, и у меня появилась мысль о том, что учёт этих особенностей имеет очень большое значение для организации любого вида деятельности.
В республиканском статуправлении выяснилось, что эта ниша в Нальчике не занята, а три преподавателя кафедры психологии и педагогики в университете имели лишь педагогическое и техническое образование. Я подумал, что в плане трудоустройства это перспективное направление. В 24 года я поступил в Ростовский государственный университет (сейчас Южный федеральный университет) на факультет психологии.
Доказательством того, что психология может давать хорошие результаты на производстве, стали результаты моей студенческой практики на Новокалитвинском алюминиевом заводе. Мы разработали и реализовали программу оптимизации рабочих мест операторов, благодаря чему завод получал ежегодную экономию в размере одного миллиона рублей (примерно 1,5 млн. долларов США по тогдашнему курсу – прим. ред.). Для того времени это было много.
– А когда занялись частной практикой?
– До пенсии я занимался практикой лишь на общественных началах. Будучи преподавателем в университете, применял профессиональные навыки при работе со студентами.
Дело в том, что у детей есть два операциональных мотива в процессе обучения: мотив избегания неудач (лишь бы не получить двойку) и мотив достижения цели. Такие установки обладают разным уровнем активности. Стоит подменить мотив избегания на мотив достижения, как повышаются активность, эффективность, появляется чувство удовлетворенности от процесса обучения.
Это требует лишь небольших воздействий, где-то похвала, поощрение, подтверждение, где-то принцип победной психологии – дать студенту задание, которое он может выполнить самостоятельно. Одна, две такие победы полностью меняют внутреннее состояние, отношение к самому себе и к учебе.
Когда я достиг пенсионного возраста, мне пришлось оставить преподавательскую деятельность по семейным обстоятельствам (надо было ухаживать за больным отцом). Тогда появилась мысль заняться частной практикой.
Первого клиента помню очень хорошо. Эта была женщина с ярко выраженным синдромом ипохондрии. Ей было за 60, она была убеждена, что с ней что-то не так. На приём ко мне она пришла с результатами анализов, снимками и заключениями от всех врачей, к которым она обращалась. Я просмотрел всё и спросил, что её беспокоит, ведь врачи никаких проблем со здоровьем не обнаружили. Она ответила: «Вот это-то меня и беспокоит».
Протестировав её, я сообщил, что есть небольшое несоответствие между работой головного мозга и внутренних органов. Услышав это, она обрадовалась: наконец-то болезнь определилась. Я ей прописал обыкновенные вещи: режим питания, отдыха и активности, и назначил плацебо (от лат. placebo – вещество, лечебный эффект которого связан с верой самого пациента в действенность препарата – прим. ред.) – капли. Эта женщина до сих пор ходит здоровая и счастливая.
Что касается детей, то первым клиентом был мальчик 13 лет. Проблема была связана с формированием самооценки. Он себя хотел оценивать высоко, но окружающие этому не способствовали. Плохая успеваемость в школе, давление дома. Эту ситуацию я разрешал вместе с его педагогами и родителями, используя принцип победной психологии. Я работал с ним в течение месяца. За это время его самооценка стала адекватной, из аутсайдеров он перешел в разряд успевающих учеников.
– С кем легче работать: с детьми или взрослыми?
– С детьми, конечно же, легче. Они легче идут на контакт. Дети меньше страдают от условностей и стереотипов. С подростками бывает чуть сложнее, но их барьер легче убрать, чем у взрослых.
– Чаще всего, с какими проблемами к вам обращаются?
– Наибольшее количество людей ко мне приходят с психосоматическими проблемами. Когда человек болен, это имеет психологический отклик. Характер этого отклика (оптимистичный или пессимистичный) определяет эффективность лечения. Такие клиенты избирательно реагируют на психологическую помощь, если «точка невозврата» этой болезни пройдена, то с ними очень трудно работать, если точка не пройдена, как правило, удается обучить их тренингу, сформировать сознание здоровья, сделать их участником процесса лечения.
К этой группе можно отнести и детей с психосоматическими проблемами, связанными с родовыми травмами и наследственными заболеваниями.
Вторая по частоте проблема – это конфликты в семье. Подозрения в неверности, характерологическая несовместимость супругов, несовместимость ценностных ориентаций. Сегодня пирамида ценностей перевёрнута. Если раньше на вершине была духовная составляющая, затем культурная и только потом материальная, то сейчас всё наоборот. Материальное – на первом месте. Это часто становится причиной конфликта между мужем и женой, родителями и детьми.
Ко мне обращается много родителей школьников, как правило, старшеклассников. В этом возрасте возникает проблема поиска своего места в мире. Эта тема сегодня особо актуальна в связи с огромным количеством источников информации и связанной с этим акселерацией. Невнимание к этой проблеме может спровоцировать отклоняющееся поведение, вектор развития интересов подростка может меняться не в лучшую сторону.
Всё больше людей обращаются для решения проблемы поиска спутника жизни. Главные вопросы: как выработать критерии и инструментарий поиска своей половины, как себя преподнести и распознать будущего супруга.
Но самые сложные дела в моей практике – это неблагополучные семьи. Это проблемы бытового плана, низкий уровень доходов или же полное отсутствие источников заработка, муж пьёт, дети или сама мать болеют и т.д. Сложность таких случаев в том, что психолог может облегчить психологическую картину на время, снять острый психоз или невроз. Но невозможность изменить бытовую сторону жизни в таких семьях провоцирует всё новые и новые проблемы. Это вызывает очень большое огорчение. После таких клиентов мне бывает плохо.
– Как вы восстанавливаете психологическое равновесие после сложных клиентов? Используете ли профессиональные навыки с близкими?
– Я снимаю усталость физическими тренировками и взываю к своему сознанию. Стараюсь объяснить себе, что это тот случай, когда я ничего не могу сделать. Я не могу изменить жизнь и быт этих людей, я могу лишь помочь им самим сделать это.
В семье профессиональные навыки я применял только к детям. Не могу сказать, что это было регулярно. Скорее эпизодически, и в основном в подростковый период. Во взаимоотношениях с близкими и друзьями я использовал принцип серого кардинала: «Вы все хорошие, я – ваш слуга». Я никогда не ставил себя выше кого-то, старался относиться с пониманием, помогать и поддерживать.
– К какой школе психологии себя относите?
– Я всегда был сторонником нашей отечественной школы психологии. Это великолепная методология и великолепное философское объяснение того, что собой представляет психика человека. Главный тезис советской психологии в единстве сознания и деятельности человека: только в деятельности можно изучать и формировать личность.
– Роль и место психолога в обществе поменялось за время вашей работы?
– Поменялась в сторону знака «плюс». Со временем необходимость в психологии, как прикладной науки, только растёт. Общество окружает себя всё большим количеством вещей, источников информации очень много, и они зачастую носят агрессивный характер. Они навязывают людям модель поведения: как жить, что есть, как одеваться, общаться, отдыхать и т.д. Дополнительным стрессом служит поликультурная среда, в которой мы существуем, она создаёт рамки, и устанавливает правила. С одной стороны, это аккумулирует адаптивный механизм, с другой – нарушает целостность личности. А в экстремальных ситуациях верх берут стереотипные установки, которые не всегда соответствуют ситуации.
– Легко ли человеку в таком замкнутом обществе, как наш город, обратиться к психологу?
– Сложно. Как правило, люди расценивают это, как признание собственной ущербности или же, что хуже, считают, что к психологам обращаются только умалишенные. Многих пугает и останавливает вероятная реакция со стороны общества. Но со временем всё меняется.
– Что считаете главным достижением в жизни?
– Наверное, главное достижение в моей жизни – благодарная, незлобивая память моих студентов. Я никогда не ставил двойку, если этого можно было избежать. Я никогда не ставил «четвёрку» тому, кто мог получить «пять». Сегодня, где бы я ни был, во всех учреждениях я встречаю бывших студентов. То, как они меня встречают, демонстрирует благодарность и уважение. Это дорогого стоит и вызывает глубокое чувство удовлетворения.
Беседовала Таира Мамедова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *