Нальчик

Бэлла Любашевская: «Главное – иметь врачебную совесть»

8 ноября в России отмечается День открытия рентгеновских лучей, рентгенолога. О работниках этой отрасли, специфике и тонкостях профессии наш корреспондент беседует с заведующей отделением лучевой диагностики Республиканской клинической больницы Минздрава КБР, главным внештатным специалистом по лучевой и инструментальной диагностике Бэллой Любашевской.

– Бэлла Арамаздовна, чем отличается главный рентгенолог от обычного? Должность главного рентгенолога – это официальный статус или общественная нагрузка?
– Именно так: общественная нагрузка. В мои обязанности входит сдача отчётов, участие в аттестационных комиссиях, организационно-методические мероприятия, консультации по сложным случаям, в т.ч. и во ВТЭКе (врачебно-трудовой экспертной комиссии), помощь территориальным отделениям, контроль выполнения определенных нормативов по районам.
– По данным сайта респуб-ликанского Минздрава, узкопрофильных «главных специалистов» насчитывается больше полусотни. Они что, все работают на общественных началах?
– Есть и освобожденные главные специалисты. Но рентгенологи по традиции (так уж сложилось) становятся «главными специалистами» на общественных началах. Может, рентген-кабинетов не так много.
– Принято считать, что любое совмещение негативно влияет на эффективность.
– Это однозначно так – сил и времени не всегда хватает.
– Есть даже шутка на тему, почему врачи работают на полторы ставки. Мол, если работать на одну ставку, то есть нечего, а если работать на две ставки – то некогда.
– Да, есть такой мрачный юмор, но близкий к действительности.
– Как становятся рентгенологом? В вузах такой специализации нет. Они выпускают терапевтов, хирургов и педиатров.
– Раньше была такая практика: специалист после медицинского вуза проходил 4-месячные курсы профессиональной переподготовки и становился рентгенологом. Или проходил годичную интернатуру. Я, например, прошла интернатуру. Сейчас это отменено. Для получения специальности врача-рентгенолога необходимо пройти 2-летнюю ординатуру по профилю.
– Это сделано, чтобы повысить качество подготовки специалистов?
– Конечно, дело в качестве. Чтобы вникнуть во все тонкости, начать разбираться, нужно года три поработать под руководством опытного наставника.
– Для начала обучения должен быть какой-то обязательный набор качеств. Чем, на ваш взгляд, классный рентгенолог отличается от не очень хорошего?
– Во-первых, врачебная совесть.
– О врачебной тайне и врачебной этике слышали все. А что такое врачебная совесть?
– Если к тебе попал снимок больного человека, ты должен проявить врачебную совесть. Не отписываться, не отправлять к другим врачам, а дать полную информацию, сделать свою работу максимально качественно. У врача должно быть максимальное знание особенностей рентгеновского изображения, клиники болезни, умение разговаривать с пациентом. И, наверное, самое главное – умение работать над собой. Что-то непонятно – открыл специальную литературу, поискал информацию в Интернете. Главное, не останавливаться в своем развитии.
– Какая часть вашей зарплаты уходит на приобретение медицинской литературы или подписку профильных медицинских журналов?
– К сожалению, небольшой процент. Сейчас мало хорошей литературы. Раньше были очень сильные учебники – открываешь, читаешь и получаешь удовольствие. А сейчас много переводной литературы. Ощущение, что включили компьютерный переводчик и даже не обработали впоследствии материал. Объём текста большой, но тема не раскрыта. Есть российские издания – очень дорогие, но они того стоят. Пусть один раз потратил 5-10 тыс. рублей, но это на всю жизнь. Вот у меня в шкафу стоят учебники, некоторые из них старше меня.
– Вы продолжаете династию врачей-рентгенологов? А как иначе заполучить такие старинные и редкие книги?
– Некоторые купила в букинистических магазинах, некоторые мне подарили. В данном случае – книга, действительно, лучший подарок.
– Рентгенологи очень сильно зависят от технического оснащения. Каково соотношение мастерства и техники в вашей профессии?
– Хорошая техника (максимальная визуализация изображения) – это 70% успеха, а в некоторых случаях и все 90%. Тут нужно сделать оговорку. Врач не работает с техникой, он оценивает готовое изображение по снимку. А снимками занимается рентген-лаборант. И насколько он умеет действовать обдуманно, максимально используя потенциал техники, — это 70% успешной диагностики. Я постоянно говорю своему среднему медперсоналу, что мы, врачи, зависим от их компетентности, внимательности, аккуратности.
– Есть ли какая-то градация возможностей техники: рентген, флюорография, магнитно-резонансная томография (МРТ), компьютерная томография (КТ)?
– Конечно, современные технологии диагностирования позволяют использовать в одном случае КТ, в другом – МРТ. Но врач-рентгенолог должен уметь работать на любой технике. Глаз должен различать патологию. Но у нас есть определенный алгоритм. КТ – это определенные ограничения по облучению, а МРТ – способ достаточно дорогостоящий, такой аппаратуры не очень много в клиниках. Поэтому начинается с работы врача-клинициста. Например, больной жалуется на боль в правом подреберье. Врач проводит осмотр, пальпирует, затем назначает УЗИ. И если обнаруживается серьёзная патология, тогда уже подключаем КТ или МРТ. То есть, движемся от более простого к более сложному.
– Сейчас модно составлять рейтинги российских регионов по разным показателям. Общаясь с коллегами из других субъектов, вы, наверняка, сравниваете их уровень с нашим. Какое место рентгенология КБР занимает в стране?
– Я не смогу точно сказать, но далеко не на последнем. У нас рентгенология вполне на достойном уровне. Хотя всегда есть, куда расти.
– У работников строительной отрасли есть свой профессиональный праздник – День строителя (2-е воскресенье в августе). Но никто не додумался праздновать дополнительно день штукатура или маляра. Почему у врачей есть и общий День медицинского работника, и ещё дополнительный праздник по специализации?
– Не знаю, мне кажется, это никому не мешает. Чем больше праздников, — тем лучше.
– Есть сложившиеся стереотипы. Хирург или анестезиолог, как правило, мужчины. Педиатры – женщины. А рентгенолог – это мужская или женская профессия?
– У меня в отделении примерно поровну мужчин и женщин. Но если учитывать эмоциональную напряженность врачебной работы, то лучше, если это будет мужчина, который не так сильно обременен заботами о доме, о детях. Это моё личное мнение.
– С детства в мозгу отложилось, что часто делать рентген – это опасно для пациента. А по ту сторону баррикад находится врач, который каждый день в плотном контакте с техникой. Вы, как я понимаю, в группе риска. Государственная поддержка есть?
– У нас есть спецпитание, процентные надбавки к зарплате, досрочная пенсия.
– Более высокая?
– Нет, уровень пенсии стандартный. Просто уйти можно женщинам в 45 лет, мужчинам в 50 (если наработан определённый стаж). Но в связи с проводимой сейчас пенсионной реформой, возможно, что-то изменится. Что касается риска, то у нас есть определенные нормативы по мерам безопасности, которых мы безукоризненно придерживаемся. Мы постоянно проверяем технику, проводим инструктаж, носим при себе дозиметры и раз в три месяца снимаем показания и даже близко к опасному уровню не приблизились. На моей памяти (а я уже работаю 32 года) не было ни одного случая лучевого поражения.
– Вряд ли все ваши коллеги 8 ноября смогут собраться вместе. Наша газета «Нальчик» выходит именно в День рентгенолога. У вас есть возможность поздравить их на наших страницах.
– С удовольствием. Я хочу поблагодарить за их нелегкий труд. Всё-таки наша медицинская специальность не самая престижная. Но рентгенологи изо дня в день, из года в год делают очень важную работу. Со стороны она может показаться скучноватой. Но в ней есть масса интересного, а главное, полезного для пациентов.
Хочу пожелать своим коллегам крепкого здоровья и долгих лет работы. А молодежи пожелаю творческого роста и желания работать над собой. И с честью и достоинством нести высокое звание врача-рентгенолога.
Беседовал Виктор Шекемов

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *