Нальчик

Мы обречены стать манкуртами?

На прошлой неделе в Государственном концертном зале Балкарский театр представил премьеру спектакля «Потерянные» («Ажашханла») в постановке Романа Дабагова и Аубекира Мизиева.

Спектакль по мотивам знаменитого романа Чингиза Айтматова «И дольше века длится день» вновь поставил вечный вопрос: «Кто мы?»
В адаптированном к сцене сюжете, где уже нет ни лисицы, ни верблюда и много ещё чего от текста Айтматова, осталось главное – противопоставление образа станционного смотрителя Едигея (Мажит Жангуразов) образу манкурта (Заур Бегиев) – человеку, у которого отнята память.
Их антагонизм проявляется в отношении к покойнику и поведении на похоронах. Едигей верит в справедливость и сам пытается вершить её, стараясь пробудить в окружающих совесть, доброту и ответственность. Он настаивает, чтобы покойного Казангапа хоронили достойно на старом кладбище. Но кладбища, как оказывается потом, уже нет – на его месте построен космодром. Манкурт Жоламан уже утратил родственные связи, веру своих предков и их обычаев. Ему всё равно, где хоронить отца, – лишь бы быстрее и с меньшими усилиями.
В другой сюжетной линии он стреляет из лука в родную мать (Фатима Мамаева). Из её уст и звучит главный авторский вопрос, который остаётся без ответа: «Можно отнять землю, можно отнять богатство, можно отнять и жизнь, но кто придумал, кто смеет покушаться на память человека?»
Особо эффектной получилась сцена превращения героя в манкурта, надевание на его голову контролирующего обруча (почти в жанре экшн) под музыку Артура Варквасова. Впечатляла и сценография (художник-постановщик – Кантемир Жилов). Здесь было строгое сочетание черного и белого, без «лишних оттенков». Смотрелось красиво.
Классика в Балкарском театре оказалась нескучной и в то же время содержательной. Спектакль «Потерянные» напоминает о непреходящих ценностях, необходимости сохранения традиций, обычаев, языка.
Наш корр.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *