Нальчик

1001 способ пробудить интерес к родному языку

В современную эпоху, в особенности, в период глобализации, значительно возрастает риск для выживания языков и культур немногочисленных этносов. Даже для малых народностей России, впервые получивших свою государственность в XX веке в рамках национальной политики внутри СССР, а в Российской Федерации ставших «титульными» нациями в своих регионах, всё ещё сохраняется опасность утраты всей своей самобытности, включая родной язык, обычаи предков и этнокультуру.

Казалось бы, что может угрожать культуре, самобытности, обычаям и языкам кабардинцев, балкарцев и русских в нашей республике, где все эти языки являются официальными, на которых издаются газеты, журналы и книги, выходят теле- и радиопередачи? Дети в садиках и школе, а студенты-филологи на младших курсах изучают кабардинский и балкарский языки? Плюс к сказанному, работают национальные театры, проводятся конкурсы национальных песен и танцев.
Но, как показывает жизнь, всего этого недостаточно для сохранения национальных корней немногочисленных этносов. Не случайно при Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова более десяти лет функционируют центры кабардинской, балкарской и русской культур. Об одном из них, Центре балкарской культуры, мы побеседовали с его руководителем Светланой Тюбеевой:
– Светлана Мухтаровна, какие задачи ставит перед собой и чем занимается ваш центр?
– Центр балкарской культуры при КБГУ был открыт в апреле 2008 года, правда, официальная его презентация прошла позже. Когда меня назначили руководителем (это было в 2010 году), передо мной были поставлены такие задачи, как привлечение молодежи к работе в Центре, воспитание в них этнического самосознания, сохранение национальной культуры и языка. Но была одна загвоздка: я слабо представляла себе, с чего следует начать и как строить свою работу. К слову, многие из моих коллег в тот период очень скептически к нам относились, не видели необходимости в подобном объединении.
Однако, как говорится, предначертанное свыше благое дело часто само себя строит. Мне кажется, что я просто поспособствовала запуску этого механизма.
Однажды мне позвонила с нашего республиканского телевидения Арипа Сабанчиева, сообщила о приезде сооте-чественников из Киргизии и Казахстана и попросила рассказать и показать им наш Центр. Тогда мы решили приурочить его официальную презентацию к приезду гостей.
Всё произошло очень быстро и спонтанно. Оставалось несколько дней, приближался День возрождения балкарского народа, предстояло решить много организационных вопросов: оформление совершенно пустого кабинета, подготовка мультимедийной презентации, разработка сценария и многое другое.
– Как же вы управились?
– Нам очень помогли другие структуры университета и известные балкарские деятели культуры и искусства и просто неравнодушные люди, радеющие за свой народ. В ночь перед открытием мы развесили изготовленные в кратчайшие сроки в национальном стиле шторы, перетащили из дома половину моей домашней библиотеки, как раз ту половину, которая состояла из книг на балкарском языке и изданий, посвящённых балкарцам, их культуре и истории.
В день открытия Центра мы смогли организовать выставки национальной кухни, платков, оружия, одежды из вой-лока, нас поддержали национальные хореографические и вокальные исполнители. К счастью, всё прошло на достойном уровне.
В тот день один из корреспондентов республиканского телевидения, готовя свой сюжет для новостей, спросил меня о дальнейших планах. Первое, что мне пришло в голову (по-видимому, из подсознания, потому что язык сработал раньше, чем голова), – это проведение фестиваля колыбельной песни. Но к нему в итоге я шла пять лет.
– Что было дальше?
– После презентации мы стали активно участвовать во всех университетских мероприятиях, организовывать свои, с каждым разом приобретая новый опыт и новых участников и активистов.
Одними из самых запоминающихся мероприятий из года в год становятся встречи в День памяти, годовщину депортации балкарского народа (8 марта). После первой такой встречи, когда старик сидел и плакал, а очень пожилая женщина спела песню собственного сочинения о переселении, я увидела реакцию студентов. И тогда поняла, что это должны знать и слышать все.
На следующий год мы провели такую встречу в «Гроте» (столовой университета), и это было потрясающе. Не обошлось, конечно, без валерианки, валидола… Все плакали, эмоции зашкаливали, но атмосфера была очень душевной, никто не мог остаться равнодушным. А самое главное в этих встречах то, что все эти эмоции и чувства передаются нашей молодежи.
В этом году к нам присоединились и ингуши. Было очень приятно, что они сами проявили такую инициативу. Мы добавили в концерт два их номера, над одним из которых весь зал рыдал, настолько проникновенным было выступление. Это были поставленные на сцене воспоминания девочки-ингушки со звучащим закадровым текстом.
Сейчас в этот день мы организуем ежегодные встречи с переселенцами, концерт для них, студенты ставят пьесу или спектакль, а они делятся с молодежью своими воспоминаниями.
– Много ли активистов в Центре? Кого они из себя представляют?
– В нашем кабинете никогда не бывает пусто. Студенты приходят, знакомятся, общаются между собой, готовятся к мероприятиям. Часто заходят и представители других национальностей. У нас нет своих и чужих, мы всем всегда рады.
Как-то раз мы посчитали, что за годы существования Центра переженились более 40 её активистов. Это очень радует. В таких семьях, я уверена, дети будут знать свой родной язык и сохранять культуру и обычаи предков. Есть у нас, к примеру, первокурсник-соотечественник из Иордании. Он очень активный, информацию обо всех мероприятиях Центра выставляет в социальных сетях, транслирует своим друзьям в Турции, болеет всей душой за нашу работу.
– Что делается Центром для популяризации среди молодежи балкарского языка?
– Заставить говорить на родном языке невозможно. Чем больше его будешь навязывать, тем больше он будет отторгаться. У нас в Центре были ребята, которые вообще не говорили на балкарском или могли лишь кое-как изъясняться. Общаясь здесь с ребятами, незаметно для себя они потихоньку вышли на уровень нормального владения родным языком.
Как-то мы запустили акцию под названием «Нарт сёз айт!» («Скажи пословицу!»). Распечатали этот лозунг и повесили на входной двери. Каждый, кто заходил в Центр, должен был сказать какую-нибудь пословицу на родном языке. Было очень забавно и весело наблюдать, как молодые люди заходили и, вначале запинаясь, забывая, читая с листочков или написанное на руке, произносили эти пословицы. Студенты, сидящие внутри, ждали пока кто-то войдет, чтобы крикнуть: «Скажи пословицу!» Со временем это перешло в новую игру, и пословицы уже загадывались в игре «Пантомима».
– Какие у вас идеи, планы, проекты на будущее?
– Как уже упоминала, спустя пять лет мне удалось воплотить в жизнь свою мечту и провести первый на Северном Кавказе фестиваль колыбельной песни «Бешик жыр». Он, к моему большому сожалению, прошёл без должного освещения в наших СМИ, которые больше были заняты несколькими республиканскими мероприятиями, проводившимися именно в это время. Но, с другой стороны, возможно, благодаря этому наш фестиваль получился очень душевным.
Помощь в проведении фестиваля оказала республиканская общественная организация «Алан». Нам выделили грант, и необходимо было провести фестиваль в течение трёх месяцев. Я стала приглашать все общеобразовательные и музыкальные школы. Их представители отвечали, что это слишком короткий срок, что такое мероприятие готовится не менее года. Но всё же удалось уговорить их на участие в фестивале – наверное, сработал фактор новизны и необычности тематики предложенного мероприятия. А возможно, причина в том, что благое и доброе дело само себя строит.
– Насколько мне известно, за столь короткий срок вы умудрились сделать ещё кое-что?
– Репетиции велись почти три месяца. Мне стало скучно ждать, и я решила в рамках этого же фестиваля провести ещё одно мероприятие – большой конкурс детских рисунков «Анамы бешик жыры» («Колыбельная моей мамы»). Нам принесли почти две сотни работ, которые вместе со своими нарядными маленькими авторами украсили и привнесли соответствующую атмосферу в наш выставочный зал. Хотелось отметить как можно больше детишек, поэтому мы придумывали для них новые и новые номинации. В итоге было награждено около 100 ребят.
Сам фестиваль стал очень красивым и запоминающимся событием, объединяющим народы и культуры. Итоговый концерт включал более 30 музыкальных номеров, колыбельные исполнялись, помимо балкарского, на 11 языках: английском, арабском, турецком, иврите, украинском, белорусском и других. Людей было немного, но атмосфера вечера была непередаваема. Когда вышел студент-араб и начал петь, весь зал умолк и зачарованно слушал. А я сама была до глубины души растрогана, когда на сцену вышла бабушка и благодарила за проект, заявляя, что её внучка, ранее никогда не участвовавшая в концертах и категорически отказывавшаяся выходить на сцену, сама выразила желание исполнить в этот день колыбельную. Вышла также одна мама троих детей и сказала, что никому из них не пела колыбельные песни. Она раньше не задумывалась, насколько это важно. И тут же в зале пообещала начать с сегодняшнего дня им петь.
Такие случаи дают нам прочувствовать, что мы не зря стараемся, что наши конкурсы и фестивали оставляют след в душах людей.
Этот проект мы обязательно продолжим.
В связи с перекрестным годом КБР в КЧР недавно у нас прошёл конкурс на знание Этического кодекса карачаево-балкарского народа «Ёзден адет». На 16 мая в рамках той же темы запланирована студенческая конференция «Моя родословная», куда приглашены студенты и преподаватели Карачаево-Черкесского государственного технического университета.
В сентябре нынешнего года на базе КБГУ в Приэльбрусье уже во второй раз пройдёт наш квест «Миллет хазнабыз» («Национальное богатство»).
Планов много. Не хочется повторять из года в год один и тот же сценарий. Мы стараемся его менять, подбирать другой антураж, придумывать что-то новое и интересное.
Беседовала Мадина Геляхова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *