Нальчик

Мужество, стойкость и исключительная храбрость

Гуртуев Магомед Сопаевич родился в 1918 году в селении Белая Речка (ныне входит в городской округ Нальчик) Нальчикского округа Терской области РСФСР. После окончания средней школы, успев проработать короткое время на производстве, был призван на воинскую службу в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии. После завершения службы в 1939 году вернулся домой.

Однако в 1940 году Магомеда снова призвали на службу, во время которой он успел принять участие в боевых действиях в Советско-финляндской войне, которая вскоре завершилась подписанием мирного договора.
Когда в 1941 году началась война с немецко-фашистскими захватчиками, Магомед Гуртуев вновь был мобилизован на фронт. Первые боевые действия, в которых он принял участие, проходили в Крыму, где части Красной Армии с тяжёлыми боями отступали под натиском превосходящих сил противника.
В середине ноября 1941 года во исполнение постановления ГКО (Государственного Комитета Обороны) СССР в нашей республике началось формирование отдельной кавалерийской дивизии из жителей Кабардино-Балкарии. Это соединение, ныне широко известное, как 115-я Кабардино-Балкарская кавалерийская дивизия, было создано, вооружено, обмундировано, обеспечено продовольствием и конским составом за счёт бюджета КБАССР.
Новому войсковому соединению, которое создавалось из необученных новобранцев, требовались опытные, уже повоевавшие на фронте, командиры и инструкторы, кто сумел бы за короткий срок из разнородной массы необстрелянных, сугубо гражданских людей, подготовить боеспособную часть.
При этом предполагалось, что командный состав тем успешнее сможет выполнить задачу обучения и боевого слаживания дивизии, чем лучше будет знать морально-психологические особенности и менталитет личного состава. Идеальными кандидатами для решения такой задачи были местные кадры – уроженцы республики, успевшие повоевать на фронте на командных, штабных и командно-политических должностях.
Немудрено, что в начале 1942 года Магомеда Гуртуева откомандировали с фронта на должность помощника начальника штаба по разведке 316-го кавалерийского полка, входившего в состав 115-й кавалерийской дивизии. Об одной из вылазок фронтовых разведчиков рассказывается в статье «На защите Отечества» за подписью лейтенанта М. Гуртуева, опубликованной в газете «Социалистическая Кабардино-Балкария» от 5 декабря 1943 года:
«Это было под Севастополем. Мне с группой боевых товарищей поручили разведать силы одного вражеского гарнизона. Гарнизон очень хорошо охранялся и поэтому задание было нелегким. По 3-4 раза в сутки мы уходили в разведку и через несколько дней совершенно точно доложили командованию о наличии живой силы в гарнизоне, о том, какими боевыми средствами они располагают и представили подробнейший план расположения укреплений противника и его огневых точек.
Командование дало мне эскадрон и приказало уничтожить вражеский гарнизон, выбить немцев из населённого пункта, находящегося на стыке важных шоссейных дорог.
Тихо подобрались мы к логову «зверя». Бесшумно сняли часовых. Гитлеровцы попытались оказать сопротивление и были уничтожены. 17 человек мы захватили в плен и взяли трофеи – две танкетки, семь штабных машин, много самого различного оружия и боеприпасов.
За успешное проведение операции я был награждён орденом Красного Знамени».
Интересно, что эта операция произошла в Севастополе в местечке Мекензиевы горы, названых в честь героя войны с Турцией, российского адмирала Фомы Фомича Мекензи, крещёного в православие шотландца Томаса Мак-Кензи.
Вместе со своим полком лейтенант Гуртуев в конце июля 1942 года участвовал в боях с наступающими частями немцев в Ростовской области. Обороняя хутор Новониколаевский Мартыновского района, эскадроны полка оказались отрезанными от главных сил дивизии. Надо было пробиваться через территорию, занятую противником. Ситуация усугублялась тем, что знамя 316-го кавалерийского полка во время возможных боестолкновений с вражескими заслонами и засадами могло попасть в руки врага.
Знамя – это не секретное донесение, которое можно уничтожить, чтобы оно не досталось врагу. Потеря знамени, будь то захват его врагом или сознательное уничтожение (если поднимется рука) во избежание такого захвата, – это всегда позор. Любое воинское формирование, потерявшее знамя, подлежит расформированию. Но Магомед Гуртуев, обмотав себя алым полотнищем и надев сверху гимнастёрку, сумел пройти через территорию, занятую противником, вышел в распоряжение частей 115-й кавалерийской дивизии и передал знамя командиру дивизии полковнику А.Ф. Скороходу.
В связи с курсом командования Красной Армии на сокращение численности кавалерии и ввиду больших потерь, которые составили две трети личного состава 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии, это соединение в октябре 1942 года было расформировано, а его бойцы и командиры были распределены по другим частям.
Так лейтенант Магомед Гуртуев попал в отдельный истребительно-противотанковый дивизион 4-го кавалерийского корпуса, на должность заместителя командира эскадрона. Дивизион активно участвовал в боевых действиях под Сталинградом. Он часто ходил в разведку и всегда возвращался с ценными сведениями.
Об одной из вылазок группы Гуртуева в тыл врага в районе населенных пунктов Верхне-Яблочный и Нижне-Яблочный Сталинградской (ныне Волгоградской) области подробно излагается в представлении на государственную награду:
«В боевых действиях в районе Черлакта-Дере Ламин Калмыцкой АССР с немецко-румынскими оккупантами, проявил мужество, стойкость и исключительную храбрость.
При выполнении боевого задания по разведке 30 октября 1942 года разведгруппа разведала боем численность и силы противника. Когда на разведгруппу пошли в наступление автоматчики и 5 танков противника, лейтенант Гуртуев, находясь в засаде с противотанковым ружьём, не растерялся и, подпустив их на близкое расстояние, из противотанкового ружья поджег два лёгких немецких танка, задержав продвижение противника и этим самым обеспечив отход разведывательной группы, выполнившей боевое задание.
Достоин награждения правительственной наградой – орденом Красной Звезды.
Командир отдельного истребительно-противотанкового дивизиона, капитан Гериев.
2 ноября 1942 года».
В соответствии с приказом командира 4-го кавалерийского корпуса за №11/н от 19 февраля 1943 года Магомед Сопаевич Гуртуев получил свою заслуженную награду.
А вот рассказ самого фронтовика об одном из эпизодов битвы за Сталинград (газета «Социалистическая Кабардино-Балкария» от 05.12.1943 г.):
«Мы занимали оборону в хуторе Ново-Николаевка, недалеко от Сталинграда. С наблюдательного пункта разведчики заметили сильное оживление во вражеском лагере. Командование предложило мне и ещё двум товарищам раздобыть «языка». Мы скрытно подползли к дороге, притаились в канавке. Примерно через полчаса на дороге показались два мотоциклиста. Мы дали очередь из автоматов. Один из них свалился, другой поднял руки и сдался в плен. Мы доставили мотоциклиста в штаб. Он рассказал о том, что на следующий день готовится наступление немецких частей на нашем участке фронта:
И действительно на следующий день с утра начала бить вражеская артиллерия; а примерно часов в 11 мы увидели, что на наши позиции движутся вражеские танки, за ними следовали цепи автоматчиков. Мы открыли ураганный огонь из всех видов оружия. Один за другим загорались вражеские танки. Редели ряды автоматчиков, но вслед за ними шли всё новые и новые.
Смертью храбрых пал командир полка Захаров, тяжело ранен начальник штаба Пониотов. Я взял на себя командование частью. Много часов длился неравный бой. 18 вражеских танков уничтожили наши воины. Истребили более 400 вражеских солдат и офицеров. Атака врага провалилась.
В числе других наших земляков я был награжден за этот бой орденом Красной Звезды».
Очень важная деталь: бой произошёл в районе Котельниково (в 120 км от г. Калач, где встретились войска Красной Армии, с двух флангов окружившие 6-ю армию вермахта и итальянские и приданные ей румынские дивизии, а под Котельниково были разбиты танковые соединения немецкого генерала Манштейна, шедшие на выручку окружённой 330-тысячной группировке фельдмаршала Паулюса.
В 1943 году Магомед Гуртуев был направлен в кавалерийское училище, после окончания которого в составе 9-й гвардейской дивизии 4-го гвардейского кавалерийского механизированного корпуса участвовал в освобождении городов Мариуполь, Мелитополь, Николаев, Одесса.
Особенно удачной была военная операция, проведенная частями корпуса у станицы Раздольной, в результате которой было отбито 17 эшелонов боеприпасов и награбленного имущества, предназначенных для отправки в Германию.
В мае 1944 года, в связи с депортацией балкарцев, капитан Гуртуев, был переведен из действующей армии в город Алма-Ату, где в это время жили его репрессированные родственники, и был назначен на должность командира роты резервной части.
Демобилизовавшись после окончания войны, Магомед Сопаевич, чьи ратные подвиги также были отмечены медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и благодарностями командования, работал на строительстве Алма-Атинской ГЭС.
А после возвращения в родные края М.С. Гуртуев много лет проработал на разных ответственных должностях в своём родном селении Белая Речка. Был заместителем председателя колхоза, избирался председателем сельского Совета, трудился директором Белореченского известкового завода.
В 1985 году в честь 40-летия Победы над гитлеровской Германией Указом Президиума Верховного Совета СССР фронтовик Магомед Сопаевич Гуртуев был удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.
Магомед Сопаевич Гуртуев умер в октябре 1996 года.
Султан Умаров
(При подготовке публикации использованы материалы В.Шипилова, З.Шогемова, семейные архивы рода Гуртуевых, и информация из Internet)

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *