Нальчик

Сталинград – заря Великой Победы

Минувшее воскресенье, 2 февраля – это не просто день в календаре, а праздник, который по праву считается ещё одним днём воинской славы России. Он был отмечен всевозможными акциями во всех уголках нашей необъятной Родины. Эта дата также памятна для всех родившихся в СССР, кто не впал в историческую амнезию.

Именно в этот день 77 лет назад Красная Армия победоносно завершила Сталинградскую битву – главное сражение Второй мировой войны, оказавшейся самой кровопролитной не только в ХХ веке, но и во всей человеческой истории.
Для нас, нальчан, да и всех жителей КБР, горечь людских потерь при обороне и контрнаступлении под Сталинградом, гордость за блистательную военную операцию, ставшей зарёй грядущей Великой Победы, по окружению немецко-фашистских войск необычайно близки. Они близки ещё и потому, что на волжской твердыне и на подступах к городу воевали наши земляки – бойцы и командиры 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии и 200 девушек-нальчанок, ставших зенитчицами и санинструкторами на Сталинградском фронте.
О Сталинградском сражении много написано, пишется и будет написано. Потому что эта тема неисчерпаема. Более того она становится ещё актуальней в наши дни, когда недруги России, а также «подхрюкивающие» её врагам силы, предпринимают активные усилия переписать историю Второй мировой войны в своих политических и экономических интересах.
Командующий 6-й армией немцев Паулюс считал, что нужно захватить Сталинград и превратить его в опорную базу для наступления на южные районы Советского Союза с целью выхода на грозненские и бакинские нефтепромыслы. Речным (по Волге) и железнодорожным путями через Сталинград шли важнейшие военные грузы на юг и на восток. Гитлер небезосновательно надеялся, что в случае успеха на этом направлении в войну против СССР включатся Япония и Турция.
Битва за «город Сталина» (по терминологии Гитлера) продолжалась 200 дней. Судьба Сталинграда, висела на волоске. Газета «Нью-Йорк геральд трибьюн» (New York Herald Tribune) осенью 1942-го, когда исход сражения был ещё неясен, писала: «Такие бои не поддаются стратегическому расчёту: они ведутся со жгучей ненавистью, со страстью, которой не знал Лондон даже в самые тяжелые дни германских воздушных налётов. Но именно такими боями выигрывают войну».
Битва началась в середине июля 1942-го. У немцев было превосходство в авиации – и город бомбили нещадно. 14 сентября армия Паулюса вышла к окраинам Сталинграда. Шли упорные и кровопролитные бои, город защищала 62-я армия генерала В.Чуйкова. В кварталах, превращённых в руины, они сражались за каждый камень, за каждый клочок земли.
Самым трудным временем был октябрь 1942 года. Враг занял почти весь центр города, точнее, то, что осталось от его кварталов. Части Красной Армии держали оборону в нескольких заводских корпусах и вблизи берега Волги. На всю страну тогда прозвучали слова: «За Волгой для нас земли нет!».
Принадлежали они снайперу Василию Зайцеву, который попал на передовую только после пяти рапортов с просьбой направить его на фронт. И переправляясь через реку на передовую, он сказал: «Для нас, бойцов и командиров 62-й армии, за Волгой земли нет. Мы стояли и будем стоять насмерть!»
Зайцев показал себя незаурядным стрелком. Однажды он с 800 метров из обычной винтовки Мосина застрелил трёх солдат противника. В награду получил денежную премию, снайперскую винтовку с оптическим прицелом и медаль «За отвагу». К тому времени, стреляя из простой «трёхлинейки», Зайцев убил 32 солдата противника.
Только в период с 10 ноября по 17 декабря 1942 года в боях за Сталинград Василий Зайцев уничтожил 225 солдат и офицеров противника, в том числе 11 снайперов.
Особенно прославил Зайцева снайперский поединок с немецким «суперснайпером» – майором Кёнигом (он же – начальник школы снайперов, штандартенфюрер СС Хайнц Торвальд), присланным в Сталинград со специальным заданием – борьба с советскими снайперами. Первоочередной задачей Кёнига было уничтожение Зайцева.
Но Василий Григорьевич, выйдя на боевую позицию, выжидал всю первую половину дня, чтобы блеск оптики своего оружия не выдал врагу его местонахождение. А после обеда, когда на позиции его противника прямые лучи солнца дали блик от вражеского прицела, Зайцев спустил курок. Враг был убит.
Успех В. Зайцева следует рассматривать с поправкой на то, что у всех стандартных немецких и советских винтовок того времени увеличение прицела было 3-4-кратным, а прицел на винтовке Кёнига имел увеличение в 10 раз.
В январе 1943 года взрывом мины Зайцев был тяжело ранен и ослеп. Его самолётом доставили в Москву, и лишь 10 февраля 1943 после нескольких операций, сделанных там профессором Филатовым, к нему вернулось зрение.
И Зайцев вновь отправляется на фронт, воюет, руководит школой снайперов, командует миномётным взводом, становится командиром стрелковой роты. На его счету 242 уничтоженных солдат и офицеров противника. Он участвовал в освобождении Донбасса, в битве за Днепр, сражался под Одессой и на Днестре. Май 1945 года капитан В. Г. Зайцев встретил в Киеве в госпитале.
Об ожесточённости боёв за Сталинград свидетельствует и история знаменитого на всю страну «Дома Павлова». Вечером 27 сентября 1942 года сержанту Якову Павлову с тремя бойцами было приказано разведать обстановку в 4-этажном здании, которое занимало важное тактическое положение – выходило на центральную площадь города. Павлов выбил немцев из здания и полностью захватил его. Вскоре численность защитников дома возросла до 26 человек. Группа получила боепитание и телефонную связь и даже смогла прорыть траншею и эвакуировать мирных жителей, скрывавшихся в подвалах дома.
Оборона дома продолжалась 58 дней. Немцы обстреливали здание артиллерией и наносили бомбовые удары. Но Павлов избегал больших потерь и в течение почти двух месяцев не давал врагу пробиться к Волге. Его группа, обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем немцы потеряли при взятии ими Парижа в 1940 году.
(Кстати, построивший тот самый «Дом Павлова» архитектор Сергей Волошинов погиб в Сталинграде под бомбежками).
О сержанте Павлове в послевоенное время в Советском Союзе ходила одна легенда. Её мне довелось услышать в начале 1980-х годов на Смоленщине – области, которая дала более 300 Героев Советского Союза, где всегда относились к воинским подвигам с должным пиететом.
История с Павловым выглядела так: «Однажды уже после Сталинграда генерал Чуйков проводил смотр войск. Он обратил внимание на крепкого бойца с красными и жёлтым нашивками за ранения, но без единой награды. Генерал удивился, как получилось, что за два тяжелых и одно лёгкое ранение не было наград. Чуйков спрашивает:
– Фамилия?
– Сержант Павлов, товарищ командующий.
– Однофамилец?
– Тот самый, товарищ командующий.
Чуйков молча снимает со своей груди орден Отечественной войны I степени и прикрепляет его к гимнастёрке Павлова. Правда, позднее сержанту был вручён такой же орден, оформленный по всем правилам».
История, несомненно, красивая. В наше время «либеральные» деятели стали бы доказывать, что в Великой Отечественной войне награды получали, в основном, «блатные», сынки больших начальников, политработники. Вот видите, сказали бы они, даже знаменитому сержанту Павлову, имя которого произносили с самых высоких трибун, не дали награды.
Но в те времена, когда ещё были живы миллионы фронтовиков, люди понимали, что на войне действительно был массовый героизм. И что не все совершившие подвиг солдаты и офицеры получили соответствующие награды. Главное – была победа над сильнейшим в истории врагом, жестоким и беспощадным.
Сама же судьба сержанта Якова Павлова сложилась совсем не так, как говорилось в легенде о нём. 25 ноября 1942 года, на 6-й день после того, как войска Сталинградского фронта перешли в контрнаступление, во время атаки Павлов был ранен в ногу, лежал в госпитале. Затем он воевал наводчиком орудия и командиром отделения разведки в артиллерийских частях 3-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов, в составе которых дошёл до Штеттина, где и встретил Победу.
Яков Федотович был награждён двумя орденами Красной Звезды и многими медалями. 17 июня 1945 года младшему лейтенанту Якову Павлову было присвоено звание Героя Советского Союза. Но среди его наград, согласно данным Википедии, нет ордена Отечественной войны ни I, ни II степени. Так что история с наградой из рук командарма Чуйкова не более чем красивая легенда.
А исход Сталинградской битвы был уже предрешен разгромом немецкой группировки, спешившей на помощь окружённым. Ранним утром 31 января 1943 года командующий немецкой группировкой фельдмаршал Паулюс капитулировал, хотя отдельные части немцев продолжали ещё сопротивляться. В плен Красной Армии сдались около 92 тыс. человек. Из них около 2500 офицеров, 24 генерала и фельдмаршал.
Общие людские потери немцев и их союзников за 200 дней битвы составили более полутора миллионов.
Британская газета «Таймс» (The Times) в те дни писала: «Во главе друзей России – сам король, воздающий громким советским победам дань уважения вместе со своим народом и приказывающий, чтобы по этому случаю был изготовлен надежный памятный знак в форме меча чести, который будет передан городу-герою Сталинграду».
В ответ на начавшие сразу же после войны спекуляции о том, что «русское командование научил воевать павший к ним в плен Паулюс» можно привести цитату самого фельдмаршала из его выступления на Нюрнбергском международном военном трибунале, где судили нацистских преступников:
«Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Тому доказательство – исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также то, что все эти господа сидят здесь на скамье подсудимых».
Султан Умаров
(При подготовке публикации использованы материалы из Internet)

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *