Нальчик

Зарема Кешева: «Не раствориться в чужом мире и не замкнуться в своём»

В круг научных интересов сегодняшней гостьи нашей рубрики – и.о. заведующего сектором новейшей истории Института гуманитарных исследований КБР, историка и этнолога Заремы Кешевой входят актуальные для нашего города вопросы туризма, брендирования и брендинга. С гостьей беседует корреспондент газеты «Нальчик».

– Зарема Мухамедовна, чем, помимо лечебно-оздоровительного туризма, может привлечь россиян и иностранцев современный Нальчик?
– Нальчик – это, в первую очередь, бальнеологический и климатический курорт. Подышать здешним воздухом – всё ещё в приоритете. Без этой компоненты невозможно говорить о туристической привлекательности столицы Кабардино-Балкарии.
Но при этом есть и другие направления в индустрии отдыха, которые могли бы иметь перспективу. Например, у нас мало что делается по части событийного туризма, когда поездки приурочены к определенным событиям (фестивалям, олимпиадам, чемпионатам и т.д.). Допустим, мы в этом году отмечаем 75-летие победы в Великой Отечественной войне. Можно было бы устроить большой тематический фестиваль. Тут сразу могут возмутиться: «А что тут сделаешь? Как этим можно привлечь?» Но в этом и состоит задача специалистов сферы туризма – придумывать, как и чем привлечь.
На мой взгляд, больший акцент стоит делать на этнокультурные особенности. В современных условиях тотальной унификации растёт спрос на экзотику, когда для приезжих изюминкой становятся именно элементы национальной культуры и быта.
Потом, когда говорят о туризме в Кабардино-Балкарии, прежде всего, имеют в виду Приэльбрусье, Голубые озера и Чегемские водопады. И рассматривать Нальчик в отрыве от этих объектов, находящихся за его пределами, не стоит. Просто наш город может стать отправной точкой. Хотели на Эльбрус – ну, и на Нальчик почему бы не посмотреть, не прогуляться.
Отдельная тема – Атажукинский сад. Замечательный объект для туризма одного дня. Он представляет собой не только эстетический и оздоровительный, но и научный интерес. У нас растут редкие деревья. На одном участке даже таблички появились, что отрадно. Бундук двудомный, платан кленолистный, гинкго двулопастый – на одном участке. В парковой зоне можно было б организовать и Сад камней. Об этом шли дебаты в СМИ, но пока не видно никаких подвижек.
Я, как гуманитарий, могу без конца излагать мысли, идеальные модели развития и перечислять виды туризма, которые можно было бы у нас развить. Но это всё безосновательно, если не учитывать экономического составляющего и финансовых возможностей города и частных предпринимателей. Туризм, как и любое дело, не должен начинаться с эмоций, он должен начинаться с четко продуманной программы. И тут все науки должны быть на стыке.
Сидеть и мечтать о высших сферах – не дело. Государство не будет вкладывать в науку неприкладную, в то, что не будет использовано. Оно вкладывается в то, что может принести в будущем экономическую выгоду. И это нормально. И начать нужно с хорошо налаженной инфраструктуры. Туристу, прежде всего, нужно удобство.
И надо понимать, что главное – чтобы народам республики жилось легче. На самом деле развитие туризма в регионе – это большей частью не для приезжих, а для местных жителей.
На туризме можно зарабатывать, но на нём сейчас особо не зарабатывают. Да, памятники, которых можно поместить в путеводителях, есть. Но не вижу, чтобы туристические группы стояли у них и экскурсовод рассказывал историю, как было в советские времена.
– Почему же? Они видны. И на пешеходной части улицы Кабардинской за последнее время часто видны эти группы…
– Может быть. Но не в том количестве, в котором хотелось бы. Современному туристу, чтобы ехать куда-то, нужно, прежде всего, знать, что там есть, где остановиться, где хорошо провести время. Им хочется больше красоты, удобства, налаженного сервиса.
– Но красивая гостиница – это дорого. Допустим, на улице Кабардинской построили современную красивую гостиницу. Одноместный номер – 4200 рублей за сутки. Человек, который может себе позволить такие деньги за номер, будет ли выбирать в качестве места отдыха Нальчик?
– Это, конечно, дорого. Но гостиница-то небольшая и, скорее всего, она не рассчитана на туристов. Люди, которые заняты серьезным бизнесом, приезжают в город, чтобы уладить какие-то дела в своем филиале на месте или открыть тут что-то. И эти люди хотят провести эти два-три дня в комфорте. Они могут себе это позволить.
Но в реконструируемой, вернее, заново строящейся гостинице «Нальчик» на улице Лермонтова цены, наверное, будут щадящими.
– Для желающих экономить есть такой вид размещения туриста как хоумстей (аналог гестхауза – гостевого дома), где за «недорого» или даже бесплатно можно проживать с хозяевами дома и ознакомиться с их бытовым укладом.
– Вряд ли у нас такое направление может получить развитие. Потому что, несмотря на хваленое наше гостеприимство, семьи в Нальчике (не будем брать окрестные сёла) довольно закрытые. Мало кто из горожан согласится пустить к себе туриста пожить неделю.
Люди городские, в основном, – работающие. И присутствие постороннего человека их потеснит. В селах, где быт другой, возможно такое.
Но есть и так называемый ностальгический туризм, о котором много пишут. Это тоже не совсем перспективное для Нальчика направление. Разве что для отдельных лиц, которые уезжали в 90-е годы прошлого века и ностальгируют по Нальчику и хотят вернуться сюда, посмотреть места молодости или детства. Но в республике, в целом, это могло бы получить развитие. Кабардино-Балкария интересна диаспорам. В Адыгее есть такой тур. И он вполне успешно реализуется.
Успех мог бы иметь гастрономический туризм. Национальная кухня является ярким маркером народа, который способен привлечь дополнительное внимание туристов. Например, мало кто из туристов не хочет попробовать пиццу или пасту в Италии, паэлью – в Испании, суши и роллы – в Японии. Список можно продолжать. Внутри России – тульский пряник, алтайский мёд, вологодское масло, костромской и адыгейский сыры, белевская пастила.
В Северной Осетии был поднят вопрос о регистрации осетинских пирогов как национального бренда и даже сам Глава соседнего региона В. Битаров заявлял, что нельзя допускать их подделку и что осетинские пироги не уступают по вкусу общепризнанным мировым брендам. И их забрендировали.
Осетинские пироги – это сейчас бренд Северной Осетии. Так и в нашей национальной кухне много блюд, которые могли попробовать туристы, как что-то исключительное, нигде ранее им не пробованное. Лягур, пшенная каша (пIастэ), хычины, слоеный хлеб, лакумы, казинаки из жареного теста (зэкIэрыс), жэрумэ, ливерная колбаса (тхьэмщIыгъуныбэ) и много чего ещё.
Но и тут должна быть налаженная связь турагенств, экскурсоводов с хозяевами кафе. А на практике получается, что туристы заходят в первое попавшееся кафе в надежде найти в меню национальное блюдо, а там итальянская паста или роллы. Если в заведении будут знать, что в какой-то час к ним приедет группа туристов, то они приготовят то, что нужно. И даже можно было организовать наблюдение туристов за приготовлением этих блюд.
– Помимо хороших гостиниц, маршрутов и интересных объектов, наверное, должна быть и спокойная ситуация по республике?
– Конечно. Кризис конца 80-х и в 90-е годы прошлого века сказался на курортно-рекреационной сфере Кабардино-Балкарии. Туристический кластер, включая канатные дороги, базы отдыха, был изношен и требовал реорганизации.
Тогда количество туристов, посещающих КБР, сократилось практически в 10 раз. Сказались многие негативные факторы: рост преступности, усиление политической нестабильности, усиление экстремизма и терроризма, увеличение цен на туристические и рекреационные услуги клиентам при их невысоком качестве.
С конца ХХ века туристы вновь стали посещать КБР, в среднем время пребывания туриста приблизилось к 10 дням. Кратковременный, плохо организованный туризм 90-х годов сменился на более продуманный и упорядоченный. В последнее время большинство туристских поездок в республику стало осуществляться через туристские фирмы, возросла роль туроператорской и тур-агентской деятельности, что является положительной тенденцией в отрасли.
Но рекреационная деятельность в Кабардино-Балкарии вновь серьезно пострадала в середине 2000-х – начале 2010-х годов. КБР постоянно упоминалась в выпусках новостей о терактах и взрывах, хотя ранее считалась одной из самых стабильных и благополучных республик в Северо-Кавказском регионе.
Все помнят самый крупный в истории КБР теракт 13 октября 2005 года, когда силовые структуры Нальчика подверглись нападению боевиков. Ситуация в республике была серьезно дестабилизирована, и тут не могла не пострадать и туристическая сфера. И если раньше практически не было нападений на туристов и людей, работавших в данной сфере, то после 2005 года положение изменилось к худшему. Сейчас ситуация более или менее стабилизировалась.
– Что можно сказать о сувенирной продукции? У нас есть Центр народных промыслов Кабардино-Балкарии. Но только 10% их продукции можно назвать национальной.
– Это нормальная практика. Турист может зайти за одной, знакомой ему продукцией, а увидеть рядом с ним какой-то предмет национального быта, заинтересоваться и купить. То есть ассортимент должен быть широким, несмотря на содержание в названии Центра слов «народные промыслы Кабардино-Балкарии». Не замкнуться в своем мире и не раствориться в чужом – вот задача.
Беседовала Марьяна Кочесокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *