Нальчик

Танцы не для слабых

В репертуаре ансамбля «Дети гор» есть «Тляпарыш», в котором артисты танцуют без обуви на пальцах. Совсем недавно коллектив привез из Ессентуков Гран-при Всероссийского конкурсафестиваля «Дети всей земли-2021», где покорил жюри исполнением в том числе и этого танца.

Руководитель ансамбля Али-Бек Кучмазоков рассказал, что танец в репертуаре уже давно и исполняется в разных вариациях: «Танцуют в колготках или носочках. Во-первых, из эстетических соображений, во-вторых, чтобы не травмировать артистов. Иногда в определенный момент танца на авансцену выходят солисты без обуви. А есть вариант, когда танцоры прямо на сцене, на глазах у зрителей снимают обувь и продолжают танец. Конечно, это производит особое впечатление. Для этих целей мы даже шили специальные ноговицы, разделенные на две части — голенища и чешки».

Фольклор и этнография адыгов изобилуют сюжетами, связанными с танцами. А мастерство танцора приравнивается чуть ли не к военной доблести и прославляет нарта. Вспомним фрагмент, где Сосруко впервые появился на Хасе нартов:

Позабыл он тревоги,

В пляс веселый пустился,

Закрутился он вихрем,

Блюд и чаш не касался!

Столик слишком широким плясуну показался

– По краям закружился Чаши с острой приправой.

Пляшет он величавый

Танец битвы и славы,

Не колебля приправы,

Не пролив даже капли,

Но от буйного пляса Ходуном ходит Хаса.

Или знаменитую историю «Тлепш и Худим», где кузнец Худим семь дней и ночей без остановки плясал с кузней, то подбрасывая ее за облако, то вновь водружая на плечо. В хореографических кругах республики есть свои герои пальцевой техники. И реальные истории, связанные с особой силой и ловкостью стоп: например, как один танцор «Кабардинки» на спор перенес другого через мост на пальцах. В легендарном «Титанике» героиня Кэйт Уинслет, желая продемонстрировать, что не уступает мужчинам в силе и ловкости, становится на пальцы, чем вызывает удивление и дикий восторг присутствующих. Едва ли режиссер Джеймс Кэмерон видел, что вытворяют горские девушки, танцуя на пальцах. Эта техника является визитной карточкой хореографии кавказских народов. Об адыгских плясках упоминали Дж. Бел, Дж. Лонгворт, Дубровин. ХанГирей выделял танцы-состязания как важный компонент хореографической культуры черкесов. Огромное количество путешественников, ученых, офицеров вспоминают о подобных танцах, подчеркивая сложность движения ногами.

Остались гравюры и рисунки с изображением танцующих черкесов. Особый интерес представляет рисунок 1809 года «Черкесская пляска» художника Корнеева, на котором танцующие изображены босыми. Рассказывая о древнеадыгском божестве Шибле, Аскерби Шортанов приводит в пример обряд захоронения убитого молнией. Среди прочего читаем: «Горцы танцуют вокруг убитого молнией без шапок и босыми. Этот пиетет свидетельствует о небывало высоком почитании Шибле, если учесть, что адыги-мужчины ни при каких других обстоятельствах не снимают головного убора, не говоря уже о том, чтобы предстать босым».

Хореограф Суламбек Кучмазоков полагает, что пляски босиком уже много веков не связаны с ритуалами: «В начале 90-х годов я танцевал в адыгейском Нальмэсе. Много материала было привезено из Турции в 1991 году тогдашним руководителем Амерби Куловым. В том числе и танец Тляпарыш, который исполнялся без обуви на пальцах. Вернувшись в Нальчик, поделился всем, чему научился в Нальмэсе, с коллективом «Дети гор», которым руководил наш с Али-Беком отец Рафаил Кучмазоков.

Этот танец не был исключительно мужским или исключительно женским. И те, и другие танцевали, демонстрируя свое мастерство, словно соперничая друг с другом. И скажу вам – девушки ничуть не уступают в мастерстве парням. В основе джегу всегда лежала состязательная основа. Каждый танцор желал проявить себя максимально, вдохновившись предыдущим танцором и заодно желая перетанцевать его. Даже если такого номера не было в репертуаре ансамбля, сами танцоры на своих джегу нередко сбрасывали обувь.

Причем эта демонстрация удали порой доходила до травм и невозможности встать утром от боли. Танцевали без наколенников, в носках или вовсе босыми, выделывали сумасшедшие трюки. Психофизические аспекты танца таковы, что танцор (если мы говорим о хорошем танцоре) всегда переходит в некое трансовое, пограничное состояние, кода уже не чувствуется боль, когда своим творчеством он создает внутри себя и вокруг себя особое энергетическое поле. Нет у адыгов ни одного танца, который не приводил бы к выходу за пределы, не создавал бы это полиэнергетическое состояние».

Алена Мякинина

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *