Нальчик

Борис Утижев – наше всё

Республика отметила 80-летие со дня рождения народного писателя КБР, заслуженного деятеля культуры РФ Бориса Утижева. Мероприятия, приуроченные к дате, были столь же масштабны и разноплановы, как и талант самого Утижева. На доме, где он жил, установлена мемориальная доска. В Национальном музее открылась выставка работ декоративно-прикладного творчества «Вселенная Бориса Утижева». В Кабардинском госдрамтеатре состоялась премьера по пьесе драматурга «Бунт невесток». В Институте гуманитарных исследований был организован «круглый стол» «Человек. Писатель. Ученый. Творческая индивидуальность Бориса Утижева»

ХУДОЖНИК СЛОВА И МЕТАЛЛА

Впечатлила стильная многоярусная экспозиция в Национальном музее. Стенды с цитатами и фото художественных работ встречали зрителей уже на улице. Живая адыгская музыка, парни и девушки в традиционной одежде, сам директор музея Феликс Наков в светлой черкеске — все это добавляло особенный колорит открытию. В фойе, где даже гардероб стал аллюзией на театр, выстроились мольберты со сценами из пьес Утижева, разработками образов персонажей к его произведениям. На лестничном пролете, в рекреации перед входом в основной зал графика – такая же скрупулезная и въедливая технически, как ум Утижева-ученого, и такая же острая и лукавая, как язык Утижева-сатирика. Шаржи на собратьев по перу, известных личностей республики, элементы сценографии, иллюстрации к книгам. И большой зал с чеканкой – настоящее откровение. Многие пришедшие на выставку были удивлены, что Борис Утижев, больше известный как классик кабардинской драматургии, оказался не менее талантливым художником по металлу и дереву. И совсем другая атмосфера этого зала: от гафтово-бидструповской с кабардинским акцентом до сказочной, древней, нартской. Нюансы природных архаичных оттенков металла и дерева как нельзя лучше передали ощущение легенды – величественной, прекрасной и всегда немного страшной. Боги, духи, герои, сказочные существа… Не остается никаких сомнений, что они выглядели именно так, как их изобразил Борис Утижев. Открывая выставку, выступили президент Международной черкесской ассоциации Хаути Сохроков, министр культуры КБР Мухадин Кумахов. Зампредседателя правительства Марат Хубиев зачитал адрес Главы республики Казбека Кокова, посвященный юбилейной дате.

ПОХУЛИГАНИЛИ В ЖАНРЕ ВОДЕВИЛЯ
Премьера «Бунт невесток», выигравшая грант Главы КБР в области театрального искусства, закрывала сезон в кабардинской драме.
Режиссер спектакля Басир Шибзухов рассказал, что в последний раз пьеса ставилась 40 лет назад: «Мы были дружны с Борисом. Я прекрасно знал, что он отрицательно относится к вмешательствам в оригинальный текст. О том, чтобы добавлять или изменять его, не могло быть и речи. Даже перед тем, как немного сократить монологи, я сначала позвонил его сыну и получил разрешение семьи. Уважая память Бориса, я не мог сделать это самовольно. Все пьесы Утижева хороши. Но это одна из самых удачных. Признаюсь, что, только услышав, как звучит утижевский кабардинский, я понял, насколько прекрасен и богат наш язык. Без пафоса — как для всей России Пушкин, так для нас Борис Утижев – наше всё. Работать с пьесами Утижева – одно удовольствие. Ведь он вырисовывал каждого персонажа, оставляя готовые образы, вплоть до костюмов и атрибутики. И для синхронного перевода мы взяли его же версию этой комедии на русском – «Аул Свекрухосвергайлово», а за основу программки — его рисунок. Сам Утижев обозначал жанр пьесы как водевиль.

Вот мы и похулиганили в жанре водевиля». Похулиганили все и от души. И художник Мурат Мисаков, чей задник к спектаклю напоминает одновременно кабардинский наив и сельский сюр. Осел на двух задних управляет плугом, в который впряжено авто с аппетитными лошадиными ногами вместо колес. Ангелоподобные коровы в розовых сердечках парят над кавказским хребтом. И хореограф Мурадин Думанов, который с помощью языка тела раскрыл души персонажей. Эти танцевальные нюансы, узнаваемые любым, кто хоть раз побывал на кабардинской свадьбе, когда застенчивость и величавость уступают место дикой пляске эго и стучанию руками об пол. Как свежо прозвучала комедия, написанная несколько десятков лет назад, вскрывшая пороки кабардинского общества: с его забвением и попранием законов хабза, с мужьями-подкаблучниками, с сыновьями- бездельниками и глупцами, с невестками-неумехами и злюками, с врачами-взяточниками, священнослужителями-прохвостами. Все в этом водевиле – свобода, лукавство, гротеск. И гигантский шприц доктора, и футболки отцов с принтами Аббы и Хендрикса, и вейп на сцене, и фаша — брюки-юбка, и ажигафа, под козлиной маской которого угадывается священнослужитель, и много удачных и смелых режиссерских и актерских находок. Но главное блюдо всего этого вкусного действа – текст с его говорящими фамилиями, филигранной непереводимой игрой слов, полным спектром тропов – от метафор до аллитераций. Оно и понятно, ведь Утижев – один из авторов словарей кабардино-черкесского языка – толкового и фразеологического. Достойными этого текста оказались режиссер и актеры, сумевшие так преподнести его, что даже сама артикуляция, само звукоизвлечение рождали безудержный смех в зале. Актеры были настолько талантливы в своих «неприятных» воплощениях, настолько убедительны в своем отрицательном обаянии, что влюбили в своих персонажей.

Алена Мякинина

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *