Нальчик

В мире животных из бумажной лозы

В последнее время всё чаще в Нальчике проходят ярмарки, выставки, арт-базары, на которых мастера, занимающиеся декоративно-прикладным творчеством, могут заявить о себе, выйти из своих квартир и узких сообществ. А с развитием внутреннего туризма наличие таких персон, формирующих имидж республики, крайне важно. И Кабардино-Балкария, как и прежде, богата талантами.

Нальчанка Оксана Коваль занимается плетением из бумажной лозы. Технически это одно из самых молодых направлений в декоративно-прикладном творчестве аналогично плетению из природной лозы. Но бумажная лоза – материал, соответствующий современным экологическим тенденциям безотходного производства. Вместо веточек – плотно скрученные палочки из бумаги. Обычная макулатура может дать жизнь предметам хранения, элементам дизайна интерьера, кухонной утвари, украшениям и даже самостоятельным объектам искусства.

Обаятельные зверушки, созданные Оксаной, – персонажики, каждый со своим характером и неповторимым выражением мордочки. Они живут своей забавной жизнью. Мишка лакомится масленичными блинами, Таксы несут солонки и перечницы, Гуси копают грядки, спешат устранить беспорядок на столе, Барашек отдыхает в горах на фестивале черемши, Панда катит контейнер с зубочистками, Курочки высиживают пасхальные яйца в корзинках, а Кот – просто кот. Все взаимодействуют, путешествуют, облачаются в тематические шарфики и головные уборы в зависимости от времени года, праздника и настроения. Это уже не просто поделки: это какой-то трогательный семейный, юмористический сериал, в котором все актёры из бумажной лозы.

Так что утилитарность органайзеров и предметов быта – не единственное и вовсе не главное их достоинство. Они радуют глаз, создают настроение.

– Оксана, по вашим работам видно, что это не просто самодеятельность. Образование всё же просматривается.

– С детства я лепила, рисовала, вырезала из бумаги фигуры людей и животных. Поэтому, когда пришло время, меня отдали в художественную школу на улице Пушкина. Позже я отучилась в СПТУ № 2 на художника-оформителя. Училище впоследствии стало колледжем дизайна. Наш выпуск по этой специальности оказался последним. Мы даже поработать в этой сфере не успели. Страна, которой нужны были художники-оформители, перестала существовать. Стали нужны дизайнеры. Но зато мы успели пройти практику на нальчикском молочном заводе – оформляли стенды, печатали объявления… Это было интересно.

И всё же знания, полученные в художественной школе и училище, были основательными и достаточными, чтобы дальше работать в сфере создания прекрасного. Например, в вольноаульском керамическом цехе.

– На одной из фотографий в сети вы держите вазу с объёмными розами производства этого цеха. Пожалуй, нет в республике семьи, у которой в серванте или на телевизоре не стояла вазочка или сахарница из этой серии.

– Именно. Но нужно восстановить справедливость. В цех пришли корреспонденты писать о нас, выбрали меня для фото. Но именно эту вазу лепила не я. Нам, начинающим, такие большие и красивые изделия тогда ещё не доверяли.

Помню, даже дома в холодильнике стояли круглые, как из-под селёдки, коробки с глиной. Мы лепили розочки, лепестки, приклеивали к заготовкам ваз. В свободное время можно было сделать что-то для себя. Уже тогда я пробовала лепить фигурки животных из глины, обжигала в печи.

– Доброе отношение к братьям нашим меньшим – источник таких привлекательных образов?

– Да, любовь к животным у меня с самого детства. Кроме питомцев, которые жили у нас дома, я ещё спасала пострадавших и больных зверушек – голубей, собачек, кошек, ёжиков. Одно время мы с родителями жили в Туркмении. Первую четверть все туркменские школьники проводили на сборе хлопка. И вот там стала свидетельницей, как мальчишки издевались над ужонком. Спасла его, привезла домой, выпустила потом за домом в болотистую местность. А однажды мне в пакет со школьного стенда попАдали сонные летучие мыши. Принесла их домой, распихала по шкафам, а ночью они выбрались. Мама была в шоке…

– Вы не только образы зверей создаёте, но и полезные предметы для домашних питомцев.

– Да, лежанки, домики, переноски для прогулок, визитов к ветеринарам. Мои кошки дерутся за эти лежанки. Очень много этой мебели разошлось по всей России, особенно много ушло за границу – в Австралию, Канаду, Америку. Придумала такую конструкцию, которая может быть одновременно и домиком, и переноской. Чтобы животное привыкло и потом при переезде, переносе испытывало меньший стресс.

– Но если природный материал изначально практически готов для использования, то с бумажной лозой всё обстоит иначе. Сначала нужно изготовить её саму. И только потом создавать из неё предметы.

– Кстати, начинала я с обычной лозы – ивовой, камыша. В детстве какое-то время мы жили под Прохладным, мне привезли с озера целый мотороллер камыша – и вот я плела на радостях. Информации тогда не было. Всё по журналам, книгам, которые случалось покупать в замечательном магазине на Захарова. Затем случайно увидела по телевидению передачу про плетение из бумажной лозы, и меня уже было не остановить. Материал был доступен и лежал буквально по всему дому. В ход шло всё – тетради, газеты, журналы. До сих пор не перестаю восхищаться свойствами и возможностями, которые даёт творческому человеку бумажная лоза. Какой это пластичный и в то же время прочный материал!

Но прежде чем приступить непосредственно к творчеству, необходимо пройти предварительные этапы. В этом деле масса тонкостей, которые постигаешь только с опытом. Например, бумагу нужно нарезать правильно. Ведь у неё по сути строение, как у ткани – с долевыми нитями, идущими вдоль ткани, и поперечными – утОк. И если резать бумагу поперёк, она не скрутится правильно. Или, например, лучше использовать писчую бумагу 45-48 г.

Сейчас на маркетплейсах продают уже разрезанную бумагу. Но я делаю всё сама. Часто моя квартира выглядит как мастерская, особенно когда готовишься к выставке или ярмарке. Заготовки кручу всегда про запас, чтобы ничто не мешало мгновенно последовать творческому порыву. Скрученные трубочки обрабатываются специальным раствором – лак, колер, эмаль, морилка, всё в определённой последовательности и пропорции, затем сушатся. А увлажняются по определённой системе, чтобы изнутри трубочка была влажной, снаружи подсохшей, и концы для наращивания должны быть сухими… В общем, масса нюансов. Раньше люди проще к этому относились, делились информацией. Теперь это уже продаётся как интеллектуальная собственность. Но и у меня за годы работы появились свои секретики.

Как и в любом деле, нельзя стоять на месте. Постоянно прохожу мастер-классы, совершенствуюсь, осваиваю новые приёмы. Например, недавно обучилась африканской технике перигор. Наблюдаю за скульпторами, вязальщицами – у них также можно почерпнуть много полезного для себя. А чтобы делиться своим творчеством, даже прошла курсы, как грамотно делать это в социальных сетях.

– Именно там стало ясно, что у вас получается не только здорово плести, но и придумывать истории, создавать по-настоящему художественные образы.

– Да, как-то так само собой получилось, что зверушки мои стали жить своей жизнью. Я беру их с собой, куда бы ни ездила. Так, барашек отправляется на фестиваль черемши, гусь – на огород. Я придумываю им истории, обстоятельства, дела. И важно, что всегда получаю обратную связь от людей. Одна женщина из Перми попросила сделать медведя, чтобы подарить охотнику. С тех пор Мишки – бурые и белые – одни из самых востребованных. Таксы очень полюбились людям, Курочки, Барашки, Гуси. Каждая фигурка выходит уникальной. И, кстати, я всегда начинаю работу с головы, с мордочки – тогда сразу проявляется характер.

Алёна Мякинина