Нальчик

«Творчество – не вереница провокаций»

Гости рубрики – музыкальная группа «Хагаудж» и один из основателей этого коллектива Булат Халилов.

– Группа ваша названа в честь Магомеда Хагауджа – первого джэгуакIуэ из аула Кошехабль, записанного на аудионоситель. Как она возникла?
Б. Халилов: Ещё будучи студентами, я и Тимур Кодзоков увлекались экспериментальной музыкой, роком, затем заинтересовались фольклором. Позже сдружились с Темболатом Керефовым, к нам затем подключились Бибарс Апыш, Аслан Апажев и Башир Хацук.
Сама группа была задумана как коллектив, который будет исполнять музыку, которая сейчас мало где звучит, например, песни из фонда телевизионных и радиопрограмм. Это большой репертуар, весомое место в котором занимает музыка XX века. Она интересна, но неизвестна большей части молодежной публики.
Эти записи так бы и пылились в фондах, если однажды мой знакомый Дмитрий Глоба-Михайленко, участник группы «Пхурпа», исполняющий ритуальную тибетскую музыку, не отправил мне записи ансамбля «Жьыу», сопроводив вопросом: «Ты же адыг. А знаком с такой музыкой?». Я не был знаком, это было для меня открытием. До этого думал, что, помимо Черима Нахушева, никого и ничего у нас нет. С этого началось наше серьёзное увлечение адыгской музыкой.
Б. Апаш: Я и о Нахушеве мало что слышал до переезда в Нальчик. Рос в Сирии и там, конечно, звучала другая музыка. А в Адыгэ хасэ в Дамаске играли лишь знакомые всем мелодии, исполняемые обычно на свадьбах.
Т. Керефов: Музыка, которую мы исполняем, должна выйти из узкого круга звучания и перестать быть экзотикой для большинства. Песни принадлежат не только тому времени, в которое они появились, и не только тем людям, которые жили тогда. Все они и сегодня могут звучать вполне актуально…
– Можете представить, какими вы будете, что станет с вашим коллективом лет через 10-15?
Т. Кодзоков: Сложно ответить. Хочется, чтобы в ближайшем будущем наше творчество вылилось во что-то большее. Чтобы это была не просто музыкальная группа, а целое творческое объединение, большее количество людей, которые реализовывали бы разные идеи, касающиеся нашей национальной культуры. Чтобы в нашем «сообществе» были и художники, и прикладники, и музыканты. К слову сказать, мы занимаемся также и изготовлением национальных музыкальных инструментов. Есть успехи. С прошлой осени в течение года мы успели в рамках различных фестивалей дать концерты в Москве, Вильнюсе, Минске, Элисте и, конечно, в родном Нальчике; делали передачи на радио, выходили в прямой эфир. На днях выступали в Кайсери (Турция).
Б.Халилов: Действительно, не хочется, чтобы была одна только музыкальная группа. Было бы неплохо, к примеру, создать в городе какую-то культурную площадку, где были бы совмещены досуг и образование. Скажем, кафе с открытой сценой, место встречи людей.
– Устраивает нальчикская публика и её восприятие музыки, которую вы исполняете?
Т. Керефов: Не скажу, что на сегодня у нас много почитателей. Но отсутствие слушателя – это проблема не публики, а исполнителя. Мы честны со своим зрителем, мы благодарны за то, что он идёт к нам слушать музыку. Если ты продаешь билеты, ставишь фонограмму и начинаешь «петь», то ты проявляешь неуважение к своему слушателю. Человек, пришедший на твой концерт, в свою очередь, тоже не уважает себя, если терпит подобное к себе отношение. Платить деньги тому, кто принимает тебя за простака, и брать деньги с того, кого считаешь простаком… Я думаю, что всё это просто аморально.
– Но если зрителю нравится быть обманутым, нравится слушать фонограмму, то почему бы и не обмануть? К тому же, как раз у «обманщиков» нехватки зрителя не наблюдается…
Т. Керефов: Думаю, когда качественных концертов, где всё вживую, станет больше, зритель не будет ходить на непонятные сборища.
– Верите, что одной группой можно воспитать публику?
Т. Керефов: Вряд ли. Для этого требуется большее число групп. Например, группа «Хатти», у которых, кстати, завтра концерт, – наш единомышленник. Мы друзья, у нас общие идеи. Как выше сказано, мы хотим расширяться – количество важно.
Т. Кодзоков: Кажется, я уже вижу заголовок этого интервью – «Мы хотим расширяться!»
– А какой заголовок вы бы хотели?
Т. Керефов: «Кабардинский Rammstein». Чтобы шумно было (смеется).
– А если серьёзно, нужен шум, нужен эпатаж в вашем деле?
Т. Керефов: Если серьёзно, то нужно быть просто профессионалом в той сфере, в которой занят. Всегда делать акцент на качество, а самому расти, развиваться. Эпатаж и какие-то элементы шоу уместны, если они могут привлечь внимание к содержанию того, что ты делаешь, а не отвлекать. Эпатаж ради эпатажа ни к чему. Творчество не должно быть сведено к веренице провокаций. Допустим, излишняя броскость, яркие костюмы или вовсе его отсутствие, скандалы вокруг – всё это не нужно. Это форма без содержания.
Беседовала Анна Сереброва

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *