Нальчик

«Под щеночка», «Призывник» или «Скандинавский лев»…

Название одной из самых редких и «свежих» профессий в Нальчике – грумер или собачий стилист произошло от английского слова groom (чистить, ухаживать, холить). Модное занятие к нам пришло из столицы, где появилось в начале 1990-х вместе с массовым ввозом собак из-за границы. Для них организовывались выставки, неотъемлемой частью которых был грумер. Услуги собачьего стилиста были доступны только избранным в силу редкости специалистов и крайней дороговизны самой процедуры. Сейчас же к зооцирюльникам обращаются все владельцы собак – обладателей
роскошных шевелюр.

Смену себе грумеры растят сами – учат новичков в частном порядке. Так было и в семье нашей собеседницы – Алисы, которая рассказывает:
– Мама всю жизнь мечтала завести зверушку. Бабушка была категорически против. Поэтому, начав взрослую, независимую жизнь, мама решила «оторваться по полной» и приобрела королевского пуделя. Решение, конечно, было опрометчивое. Такое животное требует особого ухода: длинную, кудрявую шерсть пуделя нужно расчесывать и стричь регулярно. Мама прошла курсы груминга на базе Российской кинологической федерации (РКФ).
Этот шаг, определил и мою жизнь. По сути, курсы мама проходила для себя, но со временем пошли заказы. Желающих было много. В 5-6 лет я начала потихоньку приобщаться к делу, стала помогать ей – то лапку подержать, то отвлечь «клиента». Потом начала экспериментировать самостоятельно. Со временем стало неплохо получаться. Часть своих заказов мама «перекидывала» на меня. Когда встал вопрос о профессиональном образовании, не колеблясь, выбрала ветеринарию. Я точно знала, что с людьми или бумагами работать не смогу. Поступила в КБГАУ. Так что, я ветеринарный врач.
– Грумингу, насколько я знаю, в нашем аграрном вузе не обучают.
– Да, это я осваивала самостоятельно. Ездила на курсы и мастер-классы в соседние города. До сих пор делаю это. Когда чувствую, что я «не в теме», осваиваю последние модные тенденции. Правда, местная публика на желания скромна. У нас любят что попроще, хотя возможностей море и ограничиваются они лишь фантазей.
Помимо модельных стрижек, я предлагаю услуги покраски, татуажа из блёстков и страз, «педикюр – маникюр» и многое другое. Хозяева моих клиентов к таким экспериментам относятся настороженно. У меня было несколько относительно смелых заказов, когда я покрасила шерсть на ушках собаки в розовый цвет, кошке-«британке» на попе выстригла цветочек, кроваво-красный педикюр для «йорика» и пару клиентов с блеск-тату.
Сейчас в нашем регионе набирает популярность прическа «под щеночка» – стрижка, округляющая мордочку и тело так, что собачка становится похожа на мягкую игрушку. Ну, и не сбавляющий популярности – «призывник» – очень консервативная стрижка. Максимум креатива, который она позволяет, – узоры на фоне коротко выстриженной шерсти.
– И много клиентов у зоостилистов?
– Вообще работа грумера сезонная. Большая часть приходится на весну, лето и начало осени. В среднем 5-6 клиентов за день по 1,5-2 часа. Но всё, конечно же, зависит от размеров животного и степени запущенности. К концу лета ко мне приходят «дачники» – такие загадочные «колобки» на ножках. Непонятно сразу, где попа, а где голова: сплошной пушистый «комочек колтунов». На таких «клиентов» уходит много сил и времени.
– Неужели это так необходимо? Думаю, твои «клиенты» не в восторге от груминга. А многие читатели и вовсе возмутятся: «Зачем мучить животное?»
– Это, безусловно, необходимо. И хозяину, и, в первую очередь, животному. Из-за отсутствия своевременного правильного ухода и стрижки у собак и кошек шерсть сваливается в комки, под которыми кожа начинает преть, нарушается кровообращение, появляются язвы – это очень больно. Животное может быть раздражительным, а хозяин и не подозревает, что дело именно в этом. Поэтому стричь и вычесывать животных необходимо не только и не столько для эстетики, сколько для здоровья.
– Кого сложнее стричь, собак или кошек?
– Однозначно кошек. Если она благосклонно дает мне 10 минут, то надо постараться быстро за это время выстричь как можно больше шерсти. Договориться с кошкой практически невозможно, подобные попытки чаще всего усугубляют положение. Нужно действовать быстро, без слов. На стрижку уходит минут 40 и ещё час на «войну». Пожилые коты – вообще очень нервные существа.
Собаки – наоборот. С ними можно и нужно поговорить, настроить на предстоящую процедуру, хотя многое зависит от породы. Вот «мальчики» спаниели, как правило, – невоспитанные. С ними бывает сложно. А вообще, я стараюсь идти навстречу. Если щеночек маленький, капризный, не хочет стричься на столе, беру его на коленки. Постригли одну лапку – дали «вкусняшку». Постригли ушко без истерики – похвалили.
Бывают случаи, когда животное никак не идёт на контакт и не желает терпеть сие действие. Тогда приходится объясняться с владельцами и использовать лишние руки или седацию (метод анестезии). Иногда это лучше, чем доводить животное до «истерики», «паники», «сердечного приступа». Но это бывает редко. Как правило, в ход идут «песни», «пляски» и «бубны».
– Думаю, профессия ветеринара-грумера рискованная. Тебя кусали «клиенты»?
– Да, кусали, и не раз. На операции как-то кот прокусил мне руку. Кисть раза в три увеличилась в размере. А вообще, они – душки. Делают это редко и «чисто символически», предупреждая: «Не зли меня!».
– Сложно ухаживать за породистой собакой?
– Нет. На самом деле это не сложно. Надо просто помнить о том, что он – ваш домашний питомец – требует такого же внимания и ухода, как и все остальные члены семьи. Ко мне очень часто приводят собак, кошек с аллергией. Эта проблема у нас встречается повсеместно. Хозяева то и дело норовят угостить домашнего питомца чем-нибудь со стола: сыр, колбаска, конфетка. Я объясняю, что это неправильно. Вы ведь не дадите шестимесячному ребенку конфету или колбасу. У него должно быть свое гипоаллергенное питание. Так же и с животными. Ведь они попадают к нам в возрасте 1,5-2 месяца.
– А вообще, какие у нас в городе тенденции относительно модных пород собак и кошек?
– Среди собак наиболее популярны у нас «мальтезы», «йорики», «пекинесы», безусловно, кавказские и немецкие овчарки. Среди кошек «шотландки» и «британки». С недавних пор начали набирать популярность «мейкуны», «абиссинцы», «бенгалы», а среди собак – «веймаранеры» и гончие.
– У самой-то есть домашние животные?
– У меня есть кошка – Мила, она же Миладзе или Брысьотсюда. Мила редкой в Нальчике породы, она – «сфинкс», то есть полностью лишена шерсти. Так что, дома грумер во мне отдыхает. Я классический «сапожник без сапог». Мила, как и все её сородичи, своенравна, но при этом достаточно обольстительна, раз смогла склонить моего мужа в свою сторону. Поначалу он был категорически против неё, но познакомившись с ней поближе, растаял. Она у нас «отказница», можно сказать я её удочерила. Кстати, Мила необычный «сфинкс» – зимой она покрывается небольшим пушком, который к лету сходит.

* * *
Понедельник день тяжелый. На прием к Алисе очередь из собак и кошек. Одному повязку поменять, другому рану обработать, третьему укол сделать. Все пациенты, хоть и звери, но, к моему большому удивлению, ведут себя более сдержанно, чем многие из людей, оказавшихся в схожей с ними ситуации.
Кот Степан лежит умиротворенно под капельницей, благосклонно принимая ухаживания хозяйки, которая держит его за лапу и ласково поглаживает. Идиллическую картину разрушает лишь злобный взгляд из-под детского одеяльца, которым кот пытается просверлить объектив моей фотокамеры. Отвожу его в сторону и обнаруживаю что-то, как мне показалось, очень милое и пушистое. Существо реагирует на звук камеры и поднимает на меня свои монструозные глаза.
У «парня», как оказалось, и имя соответствующее – Арнольд. Ему три года, по человеческим меркам это около 23 лет. В общем, он может даже и схож со своим небезызвестным тезкой, но молод, свеж и горяч, а когда садится на задние лапки, открывая торс, то вырисовывается что-то вроде бицепсов.
Алиса суетливо выписывает назначение одному «пациенту» и бежит к другому. У старенького Боба небольшая рана на морде, которая не спешит заживать в силу его преклонного возраста. «Поколдовав» над ним недолго, она, всплеснув руками, со словами: «Ну, наконец-то!» – подбегает к сидящему рядом на руках у «мамы», свалявшемуся в один сплошной колтун Арнольду. Берёт его на руки и, повелевая «маменьке» оставаться на месте, спешит в кабинет для груминга.
«Железный» Арни даже не дрогнул. Эта процедура для него третья. Они с Алисой старые приятели. В этот раз на повестке дня стрижка «призывник». К пожеланиям владельцев «братьев наших меньших» Алиса подходит творчески. К стрижке хозяева питомцев относятся утилитарно – главное легкость в уходе. Но для йоркширского терьера, коим является Арни, «чёлочка» и «борода», как у городничего позапрошлого века, – неотъемлемый атрибут породы. Определившись с выбором прически, Алиса берет в руки триммер и начинает стричь. Арни, как оказалось, совсем не «железный», он не пытается сопротивляться, но дрожащие коленки предательски выдают в нём страх.
Тем временем шерсть постепенно ложится на стол для груминга одним сплошным войлочным ковром, видимо, собаку очень давно не расчесывали. Вот уже вырисовывается спинка, ножки, хвостик. Алиса доходит до мордочки. Чёлка и борода требуют особого подхода. В ход идут ножницы всевозможных форм и размеров: длинные, короткие, прямые, закругленные, филировочные. Стрижка готова. Арни стал «похож на человека». Теперь – душ и сушка (оказывается, есть специальный зоофен).
Арни явно устал, и хоть он предпринимал пару попыток «цапнуть» Алису за палец, теперь ведет себя, как подобает джентльмену. Все это длилось около трех часов. На протяжении всей процедуры Алиса весело болтала с Арни, комментировала мне происходящее и хвалила его за мужество.
Труд грумера, конечно же, моден, нов и востребован, но уж больно тяжёл. Призвание – здесь не последний фактор. Любовь к животным – неотъемлемое качество.
Таира Мамедова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *