Нальчик

«Фишки лягут так, что всё окажется нужным»

Если б маркировали его картины, то они получили бы ограничение как минимум «16+». В героях – пожираемые пороком и пожирающие пороки. Социальный гротеск в фантастической упаковке – чаще пугающей. И, кажется, что Мурат Мисаков – художник «на грани нервного срыва». Напоминает двух испанцев: внешне – режиссёра Педро Альмодовара, творчеством – Сальвадора Дали.

– Мурат Петрович, на ваш взгляд, окружающий мир страшнее или всё-таки лучше, чем представлен на ваших картинах?
– Конечно, лучше.

– Можно сказать, что вы оптимист?
– Я и не оптимист, и не пессимист. Всё ровно. Просто трезво смотрю на вещи – и всё.

– А если мир окажется на грани, как на ваших картинах, что может его спасти?
– Да ничего не спасёт. Или погибнет, или как болезнь – сама пройдёт без особого вмешательства. Всё проходит. Вот сейчас пугают тем, что человек, погружённый в виртуальную реальность, вскоре превратится в овощ, в бесформенное, безвольное существо. Не думаю, что всё так плохо, просто время такое. Переживём, уже надоедает людям всё это.

– А художники могут изменить мир?
– Нет. Повлиять на мир могут те, у кого есть реальные рычаги, большая власть. А художник может повлиять разве только на того, кто может действительно повлиять на мир. Вот это он может сделать.

– А как дойти до такого человека? Сегодня проблема отрыва художника от широкой аудитории есть?
– Она всегда была. Не стоит думать, что все прямо увлечены искусством. У нас большинство интересуется портретом – чаще своим или родственников. И если пейзаж, то желательно, чтобы места узнаваемые. Да, есть интересующиеся искусством люди, их немало, но они не в большинстве. К тому же, у таких, как правило, нет больших денег, чтобы приобрести все понравившиеся работы. А у здешних богатых людей мышление другое, чем в западных странах. У нас чаще тратятся на что-то второстепенное: больше машин, выше забор, в ресторане попышнее посидеть. И практически у всех – тяга делать деньги, а не хороший товар. А стране необходимо качественное внутреннее производство одежды, машин, нужен хороший урожай и так далее.

– А вот если б у вас были большие деньги, на что бы потратили?
– Открыл бы какое-то семейное дело. Чтобы я что-то начал, а родственники продолжили. Посоветовался бы с родными: на что они готовы свою жизнь потратить? На производство чего? И при этом понимать, что не всё получается сразу. Настроиться на то, что понесём много убытка и неудач в первые три года, возможно даже первые десять лет. Возьмём, историю того же Генри Форда. Он за двадцать лет смог построить мировую автомобилестроительную компанию, которая и сейчас живёт. Но люди чаще сдаются, перестают верить, если сталкиваются с временными неудачами на начальном этапе.

– Вы часто разочаровываетесь?
– Я привык к тому, что в этой жизни всё происходит не так, как я хочу. Чаще из-за того, что много возможностей упустил, не оказался в нужное время в нужном месте. Поэтому я спокойно переношу разочарования. Просто принимаю ход событий без особой драмы.

– А в какой стране, городе вы бы хотели жить?
– Вот где живу, там и хочу. Ни в каком другом городе не хотелось бы. Все меня тут знают, всех я знаю, мне комфортно в Нальчике. Недавно показывали шахтеров позапрошлого века. По сравнению с ними мы в раю. А что касается строя, то до сих пор считаю, что люди должны строить коммунистическое общество, а не капиталистическое. Понятно, что никогда его и не построишь, но чтобы процесс шёл, чтобы в эту сторону двигалось общество, а не в сторону капитализма, ещё хуже – феодализма.

– А если б у вас была возможность, чью бы картину купили?
– Айвазовского, наверное. Или Шишкина…

– Неожиданно…
– А вы думали, что меня интересуют художники, работающие только в том же направлении, что и я? Нет, конечно.

– А художник должен учить? Призывать к чему-либо?
– Я не ставлю такую задачу. Помню, одной из первых книг в детстве читал «Приключения Пиноккио». Она мне не понравилась, я её очень долго читал. Вроде и картинки интересные были, но всё же… Недавно перечитал и понял, в чём дело. Там всё слишком поучительно, назидательно. Приключений – 40 процентов, а всё остальное – нравоучение.

– А какую задачу вы ставите?
– Да никакую. Просто нравится рисовать – вот и рисую. Если интересно – делаю, если нет – не делаю. Не стоит себя мучить, стараясь создать «нечто».

– Какое время, какой период в вашем творчестве был наиболее плодотворным?
– Возраст от 35 до 45 лет, это с 1995 по 2005 годы. Большую часть работ именно в этот период и сделал. Выставлялся всего три раза. Последний раз в 2004 году в Национальном музее, после этого в общих выставках – и всё.

– Ожидания от выставок оправдались?
– Большей частью нет. Во-первых, всегда были люди, которым не понравилось. Во-вторых, подобное творчество стало вызывать опасения. К примеру, есть у меня серия графических работ «Кавказский триллер». Честно говоря, я сейчас их не стал бы выставлять, – воспримут не так. Особенно молодёжь. Часть молодёжи, не занятая ни учёбой, ни работой, обычно ищет приключений и находит их. Они попадают в непонятные национальные движения. Не хочу способствовать им в неправильном продвижении темы Кавказской войны.

– В чём неправильность?
– Некоторые думают, что если будут ходить, шуметь, возмущаться, то им вернут «отнятые когда-то земли». Подобное поведение настраивает многих на нас агрессивно. А надо себя вести так, чтобы нас уважали, а не побаивались. Скажем, если устраиваешься на работу в других городах, то быть добросовестным. Чтобы на пришедшего после тебя не говорили: «Нет, нам представитель этой национальности не нужен». А напротив: пришёл другой адыг после тебя на то же место – значит, всё нормально, закон не будет нарушаться, работа будет выполнена хорошо. Стереотипы создаем мы, мы же и заслуживаем соответствующее к себе отношение. Оттого, что станцуешь лезгинку в неположенном месте, а потом будешь возмущаться, что якобы тебя ущемляют, проку не будет. Надо чтобы было доверие между нациями.

– В каком возрасте почувствовали себя взрослым?
– Да я себя до сих пор не чувствую взрослым. Лет в 14-15, наверное. Такой набравшийся опыта подросток.

– Что бы вы сказали молодым людям, решившим стать художником?
– Расширять свой кругозор. Иметь знания, скажем, не только по истории изобразительного искусства. Знания по химии, математике, философии, по всем направлениям нужны. Это относится ко всем творческим людям. Если ты хочешь быть просто хорошим исполнителем, то – да, там достаточно просто технике научиться, историю знать. Но если ты хочешь чего-то большего, должно быть как можно больше знаний в разных областях. И всё, чему учат в школе, тоже нужно. Не надо говорить, как я в своё время: «Мне это всё не нужно!». Рано или поздно фишки лягут так, что всё окажется нужным.

Беседовала Марьяна Кочесокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *