Нальчик

Старый новый «Баттерфляй»

Это – творческая смелость: в городе, где действуют три национальных драматических театра, один ТЮЗ, театр кукол и театр эстрады, возобновить работу ещё одного – театра клоунады и эксцентрики. Такую смелость проявил режиссёр Владимир Теуважуков после ухода из Кабардинского театра. И первую постановку обещает представить уже в нынешнем сентябре.

Театр клоунады и эксцентрики «Баттерфляй» существовал в Нальчике в 1990-е годы и пользовался успехом не только у местной публики. Его артисты принимали участие во многих фестивалях смеха и в популярных телепередачах того времени, таких, как «Добрый вечер, Москва!», «Вокруг смеха», «Ха-ха шоу», «Телемарафон дураков». Были у «Баттерфляя» и совместные работы с Театром кошек Юрия Куклачёва и знаменитым «Сноу шоу» Вячеслава Полунина.
Удастся ли повторить успех, ещё неизвестно. Но вот мнение Владимира Теуважукова:
– «Старый «Баттерфляй» прекратил своё существование. Этот – новый «Баттерфляй». По наследству от старого нам достаётся само название и репертуар. Сценических номеров двадцать. Ничего нового придумывать и не придётся, надо их хорошо сыграть, возможно, по-новому. Старый «Баттерфляй» вышел на большую сцену лишь после четырёх лет работы на малых сценах и был принят зрителями очень хорошо.
Новому актёрскому составу предстоит за более короткий срок, не имея того опыта, «ворваться» в мир других, так называемых, нескучных театров. Мы запланировали, помимо выступлений в родном городе, несколько выездов. Обозначили свой первый маршрут: «От Каспийского моря до Черного». И обязательно посетим «Академию дураков» – театральный центр Славы Полунина.
Наше представление адресовано зрителям в возрасте от 6 до 80, а может, и старше. Взрослых превращаем в детей, малышей приобщаем к миру искусства, они у нас взрослеют, получая очень важные ценностные ориентиры.
Клоунада ставит своей целью не рассмешить зрителей, а заставить их задуматься над чем-то важным, о том, о чём мы позабыли в суете. Это – философия в интересной форме, сложный психологический гротеск.
За три минуты показать драму человеческой жизни, человека любящего, но которому отказывают в любви, и так далее – задача сложная. Чего больше у нас: грусти или смеха? Больше тишины. Зритель не смеётся, но забыл про свой смартфон и смотрит на тебя – это хорошо. Значит, он думает. Удерживать зрительское внимание – для актёров самое главное.
В спектакль я планирую включить серию номеров «Нацмен, или Шоу носатых». В них клоун выступает в роли джэгуакIуэ, импровизатора. Сюжеты этих сценок таковы: живут люди в горах, пасут скот, радуются жизни. И между сенокосом и уходом за скотом они балуются, играют, подтрунивают над товарищами, подкалывают друг друга. И это есть жизнь. И она красива.
Хотелось бы показать, что мы умеем любить, танцевать, веселиться, у нас те же драмы, как и у остального мира. Хочется показать, как мы преломляем общечеловеческое через своё кавказское. И в этом случае это будет уже не «Баттерфляй», а «Батыр-фляй» (смеётся).
Наш театр не находится на бюджетном содержании, зарплату мы не получаем, всё пока держится на желании и любви к этому делу. В свободное от учёбы время студенты СКГИИ приходят сюда, в ДК профсоюзов, и мы репетируем.
Ребята прямодушные, добрые и искренние. Я бы хотел, чтобы они не были вовлечены в закулисные интриги и сохранили чистоту души. Хочется стать творческим островком настоящего искусства.
Илья Юсупов, актёр театра клоунады и эксцентрики «Баттерфляй»:
– Ещё до поступления на театральный факультет СКГИИ в Интернете я совершенно случайно увидел видеозапись с номером Леонида Лейкина «Летите и пилите». Меня заинтересовало то, что человек, играя комического персонажа, над которым все смеются, поднимал очень важные социальные проблемы.
Мне было непонятно, как люди вокруг могут не обращать внимания на тему, которую пытаются донести до нас клоуны. Из-за этой мысли я захотел стать драматическим клоуном. И с тех пор я стал говорить всем педагогам и друзьям, что хочу попасть в театр клоунады «Лицедеи» в Санкт-Петербурге.
Затем я выяснил, что у нас в городе раньше тоже существовал театр клоунады под названием «Баттерфляй» и что он больше не функционирует. Но вот, месяц назад мой педагог Аубекир Мизиев перепостил мне публикацию в соцсетях о возобновлении работы театра клоунады. Я позвонил Владимиру Султановичу, договорился о встрече, пришёл на репетицию, и вот уже я в труппе.
Пока что мы все задействованы во всех номерах, и у каждого свой образ. В дальнейшем, есть планы придумать сольные номера.
При выступлениях на сцене труднее всего владеть своим телом. В нескольких наших номерах присутствуют элементы акробатики, а травмы недопустимы, ведь без одного человека на сцене спектакль может быть сорван.
Клоунада для меня – новый жанр, и пока сложно в нём существовать. Но мне это нравится и есть к чему стремиться.
Записала Марьяна Кочесокова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *