Нальчик

Ранения и увечья на войне их не сломали

15 февраля исполнится 30 лет со дня вывода контингента советских войск из Афганистана. Война, в которой, по уточнённым данным, погибло 15 051 человек (14 427 из них – военные, остальные – советники, гражданские специалисты, работавшие на строительстве школ, больниц, предприятий и дорог). Кроме республиканского «Союза ветеранов Афганистана, локальных войн и военных конфликтов», в КБР действует региональное отделение организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны», которое возглавляет Беслан Белимготов.

Родился он в 1966 году в селении Старый Лескен Урванского района, там же окончил среднюю школу. Осенью 1984 года после нескольких месяцев работы слесарем в родном колхозе был призван в армию. Начал он службу в учебном центре мотострелкового подразделения в Ашхабаде – столице Туркменской ССР.
В апреле 1985 года сержант Белимготов был направлен в Афганистан (город Баграм), где были расквартированы подразделения 177-го мотострелкового полка. Беслан сразу же получил назначение на должность командира отделения, а через некоторое время стал замкомвзвода.
Основной задачей батальона являлась охрана знаменитого перевала Саланг, тоннеля и окрестностей во время прохождения автомобильных колонн. Ребята в основном несли службу в так называемых секретных постах, расположенных высоко в горах на возможных подходах душманов к перевалу. Часто приходилось вступать в перестрелки с незаконными вооружёнными формированиями, старающимися всеми силами и средствами помешать регулярному автомобильному сообщению.
Вспоминая свой первый бой, Беслан признался, что помнит его смутно:
– На наше боевое охранение, в котором мы находились более суток, вышла группа душманов. Командир скомандовал: «Огонь!». Я тоже стрелял по мелькающим впереди силуэтам. Временами ещё сильнее вжимался в каменистую почву, когда рядом взвизгивали пули, рикошетом уходя в небо. Уверен, что все, кто участвовал в боях, прошёл через это: инстинкт самосохранения срабатывал чётко. Выручал он и позднее, но тогда уже накапливался боевой опыт. И каждый из нас, зря не рискуя, уже действовал рационально, продуманно и намного эффективнее, чем в начале службы. А участвовать в боевых действиях приходилось часто.
Пришлось Беслану стать и санинструктором, хотя медицинских познаний и не было, но приказы, как известно, не обсуждаются. Об этом он вспоминает:
– Передавая мне санитарную сумку с бинтами, лекарствами и обезболивающими средствами, командир батальона, похлопав меня по плечу, напутствовал: «Крови ты не боишься, душманов тоже, поэтому будешь воевать, как прежде, а когда надо, – оказывать первую медицинскую помощь раненым». Видя мой растерянный вид, немного успокоил: «Ничего-ничего, книжки медицинские почитаешь, наберёшься немного теоретических знаний, а там, хотим мы этого или не хотим, будет и практика».
Так до конца службы и воевал Беслан с санитарной сумкой на боку, хорошо, что нечасто возникала потребность в его «медицинских познаниях».
– Помнится, – делится воспоминаниями Беслан, – самым тяжёлым для меня оказался один из таких рейдов: с разведывательным взводом в 19 человек принимал участие в одном из боевых выходов. Забросили нас на вертолёте, чтобы перекрыть одну из горных троп. По ней, согласно полученным разведывательным данным, должен был пройти караван «духов» с оружием и наркотиками.
Двое суток скрытно сидели мы в засаде и, как положено, «встретили» караван, не оставив от него практически ничего. Хотя, надо заметить, бой был жарким, из наших ранило двоих. Но на этом неприятности не закончились: вражеской автоматной очередью была повреждена радиостанция, и мы не смогли вызвать вертолёт, чтобы нас забрали после выполнения боевого задания.
Вот и пришлось нам, неся товарищей на себе, выходить по горам одиннадцать суток, причём последние два дня – практически без еды и воды, которые мы берегли для раненых. Когда спустились в нужное нам ущелье, то из реки черпали воду пилотками и пили её, хотя знали прекрасно, что этого делать не следует.
Когда мы появились в части, на нас смотрели, как на покойников, так как думали, что нас в живых уже нет. Хорошо, что ещё сообщение домой не отправили…
А питьё из реки не прошло даром: мы все попали в медсанбат с инфекционными заболеваниями.
В госпитале пришлось побывать ещё дважды. Вскоре при сопровождении автоколонны в районе перевала Саланг в бронетранспортёр, на котором я сидел снаружи на броне, угодила граната, которую выпустил в нас из гранатомёта какой-то душман из засады. Меня взрывной волной снесло с брони, что, наверное, спасло мне жизнь. Но всё же я получил осколочное ранение в правое плечо и контузию.
Вот тут уж моим сослуживцам пришлось демонстрировать своё медицинское умение, бинтуя меня. В госпитале я немного отлежался и сбежал к себе в подразделение. Когда появился в батальоне, то получил хорошенький нагоняй от командира, которому из медсанбата уже успели сообщить, что меня, по всей вероятности, выкрали «духи».
Уже почти в самом конце службы мы вдоль дороги по горным склонам пешим порядком шли впереди автотранспортной колонны во избежание неожиданностей. И всё же нарвались на засаду душманов, часть которых истребили, а остальных рассеяли. Но опять от взрыва гранаты получил лёгкую контузию. Пришлось некоторое время находиться на попечении врачей. Так что, служба у меня была довольно беспокойной. Если честно сказать, я не жалею о том, что полтора года своей жизни я провёл в Афганистане, выполняя интернациональный долг».
В ноябре 1986 года старший сержант Белимготов вернулся домой с наградами: медалями «За боевые заслуги», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» и нагрудным знаком «Воин-интернационалист».
Пробовав себя в мирной жизни, Беслан в 1991 году пошёл работать в правоохранительные органы, где до 2004 года нёс свою службу и был награждён медалью «За отличие в службе» III степени.
С 2013 года Беслан Хаутиевич возглавляет Кабардино-Балкарское региональное отделение организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны», в котором насчитывается около 120 ветеранов Афганской войны, ещё более 80 человек оформляют документы. Организация помогает «афганцам», получившим увечья, травмы и ранения, восстановить своё здоровье, пройти курс лечения и реабилитации.
Забот и дел у ветеранов-инвалидов много. За пять лет работы в качестве председателя организации Белимготов вместе со своими помощниками провёл массу мероприятий, направленных и на патриотическое воспитание молодёжи. Так, Беслан Хаутиевич в своём родном селений организовал турнир по волейболу. Его единомышленники стали инициаторами издания книги «А раны до сих пор болят», которая вышла в свет в 2016 году. В ней рассказывается о 37 ветеранах-«афганцах». Однако работа продолжается, будут ещё книги, которые расскажут о воинах-интернационалистах из Кабардино-Балкарии.
В прошлом году Белимготов просматривал в Интернете неутверждённые (по разным причинам) вышестоящими инстанциями документы о представлении участников Афганской войны к боевым наградам и наткнулся на знакомую историю. Её он слышал давно от «афганца» Руслана Тамазова, воевавшего командиром экипажа танка. В одной из операций был убит механик-водитель танка. Руслан сам сел за рычаги управления танком и помог вывести людей из-под огня.
Когда тело механика-водителя отвезли домой, на похоронах рассказали его отцу, что сын принял геройскую смерть, и вручали ему орден Красной Звезды, посмертно присвоенный сыну. Отец погибшего танкиста отказался брать награду, аргументируя свой отказ тем, что раз сын умер как герой, так и дайте ему награду Героя. Через много лет, в 1996 году, родные погибшего механика-водителя дождались заслуженной награды – звезды Героя России.
Рассказав Руслану об окончании истории с механиком, Беслан спросил его: «Почему же тебе не дали никакой награды?» И получил в ответ лишь пожатие плечами. Тогда Белимготов написал письмо в архив Министерства обороны России, а затем и сам вылетел в Москву, подключил центральное руководство организации «Инвалиды войны». Нашлись неравнодушные люди и в архиве, которые перелопатили практически все нужные фонды. И вот в прошлом году, спустя 38 лет, в Общественной палате КБР ничего не подозревавшему Руслану Тамазову была вручена медаль «За отвагу».
В прошлом году региональное отделение «Инвалидов войны» устроило подъём флага всероссийской организации на Эльбрус. И там произошло одно событие, которое тоже связано с Русланом Тамазовым.
Танк, которым он командовал в Афганистане, был подбит, а сам Руслан получил тяжёлое ранение. Первым к нему подоспел земляк из Северной Осетии Олтек Геоев, который оттащил его с линии огня и оказал первую помощь. Позднее они на военных билетах записали адреса друг друга и поклялись встретиться. И вот во время подготовки к восхождению в Приэльбрусье приехали представители региональных отделений «Инвалидов войны». Среди собравшихся оказались Олтек Геоев и Руслан Тамазов. Убеленные сединой мужчины обнимаются, у обоих ветеранов глаза наполнены слёзами. Беслан Белимготов уверен, что у Кабардино-Балкарского регионального отделения «Инвалидов войны» впереди ещё много дел, теперь они получили свой офис, и работать будет намного легче.
Хазиз Хавпачев

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *