Нальчик

С автобатом по Союзу

В этом году свой 95-й день рождения справила ветеран Великой Отечественной войны, участница боёв на Дальнем Востоке против войск милитаристской Японии Елена Константиновна Кульбашная. Маленькая хрупкая девушка прослужила все военные годы в составе 8-го отдельного женского автомобильного батальона, который сначала перегонял грузовики с продовольствием, боеприпасами и военным снаряжением от советско-иранской границы по Военно-Грузинской дороге до городов Орджоникидзе (ныне – Владикавказ) и Беслан, а после начала военных действий в Манчжурии участвовала в снабжении наступающих частей Красной Армии.

Родилась Елена Константиновна в 1924 году в станице Воскресенская Ново-Александровского района Ставропольского края. Рано лишившись родителей, попала в детский дом, откуда её вскоре забрала старшая сестра Меланья. Зять Елены Константиновны, будучи военнослужащим, был вынужден часто переезжать с места на место. Начало Великой Отечественной войны семья застала в азербайджанском городе Нахичевань – столице одноименной области, почти на самой границе.
На военную службу Елену призвали в апреле 1942 года, едва ей минуло восемнадцать лет. Окончив в Ереване краткосрочные курсы и получив водительские права, Елена вместе с полусотней своих однополчанок была направлена на границу с Ираном в город Джульфа. Там, на станции железной дороги, что тянулась из-за рубежа, девушки получали различные грузы, которые поступали от союзников по антигитлеровской коалиции.
Это были боеприпасы, продукты и различное военное снаряжение. Колонна грузовиков следовала по территории Нахичеванской АССР, Армянской и Грузинской ССР, затем по Военно-Грузинской дороге через перевалы Главного Кавказского хребта переваливала на территорию Северной Осетии. Добравшись до пункта назначения (Орджоникидзе или Беслан), девушки передавали автомобили вместе с грузом получателям, а сами в кузовах машин сопровождения возвращались обратно.
Обычно в день в рейс уходило несколько десятков грузовых машин. Будучи маленького роста Елена едва доставала педали грузовика, к тому под себя надо было укладывать шинель и сидеть повыше, чтобы лучше видеть дорогу. Иногда и это не помогало, и приходилось рулить стоя. Девчата «крутили баранку» сутки напролёт, месяц за месяцем, год за годом, пока не настала Победа.
Но с разгромом фашисткой Германии война для женского автобата не окончилась. Руководство Советского Союза, верное своему союзническому долгу, решило вступить в войну против милитаристской Японии и начало сосредотачивать силы на Дальнем Востоке. Весь состав автобата тоже был передислоцирован в один из плацдармов, откуда планировали начать боевые действия в Манчжурии против миллионной Квантунской армии.
На дорогах войны грузовики заменяли девчатам дом. Здесь было всё: посуда, предметы гигиены и вещи, которых у Елены было не много, не считая портянок. Их приходилось наматывать в три слоя, чтобы сапоги 40 размера не натирали её ноги 36 размера. В редкие минуты командир взвода разрешал устраивать привал, чтобы отдохнуть, принять пищу и снова двинуться в путь.
Несмотря на все тяготы военного времени и смертельную усталость, Елена Константиновна вспоминает годы войны с улыбкой, ведь там она встретила и своего будущего мужа. Старший сержант Афанасий Кульбашный приглянулся Елене не сразу, но решительный характер, добрый нрав и трепетное отношение к ней растопили сердце Елены.
Когда по окончании войны ей нужно было возвратиться домой, Елена обнаружила, что дома-то у неё нет. Связь с сестрой, которая в войну была вынуждена сменить место жительства, была утеряна. Афанасий, взяв инициативу на себя, решил, что они поедут жить в Грузию.
Молодая семья поселилась в Рустави, где им предоставили комнату в бараке. Там у них родилась дочь Надежда. Афанасий Матвеевич часто болел, так что семье приходилось менять место жительства в поисках лучшего климата и врачей. Так в 1949 году они оказались в Азербайджане, а четыре года спустя окончательно осели в Нальчике.
Муж, заботясь о здоровье Елене Константиновны, не позволял ей работать, объясняя это тем, что она отработала своё в войну. Семья жила хорошо. Зарплаты Афанасия хватало. Удручало его лишь одно – у них не было своего жилья. Афанасий переживал, что уйдёт из жизни, не успев обеспечить жену с дочерью жилплощадью. Каждый раз, когда до Кульбашных доходила очередь получения квартиры, она доставалась другим, а они вновь оказывались в конце списка.
Незадолго до смерти Афанасий написал письмо с жалобой Хрущеву, тогдашнему главе Советского Правительства. Письмо до адресата дошло не сразу. Кульбашные получили однокомнатную квартиру по ул. Ашурова, но переехать всей семьёй им было не суждено. Новое жильё Елена обживала вместе с дочерью.
После смерти мужа Елена Константиновна устроилась на работу в санчасть МВД КБАССР, где работала санитаркой вплоть до своей пенсии.
Несмотря на свой внушительный послужной список и преклонный возраст, Елена Константиновна не утратила ни жизнелюбия, ни бодрости духа. В свои 95 лет она придерживается активной жизненной позиции, любит общаться с подругами и принимать гостей.
В эти дни ветеран двух воин как раз принимала у себя родных, приехавших издалека. Внучка Елены Константиновны старается навещать бабушку раз в год. Чаще не удается по работе, да и расстояние от Ухты, где она проживает вместе с семьей, до Нальчика немалое, 3 дня на поезде.
Внуки зовут ее к себе, но она отказывается. В Нальчике у Елены Константиновны прошла почти вся послевоенная жизнь. Здесь она похоронила мужа и дочь. В республике у неё из близких остался лишь зять Виктор, которого она знает с тех пор, как он 14-летним мальчиком стал ухаживать за своей одноклассницей Надей – дочерью Елены Константиновны.
О близких Елена Константиновна говорит с особым трепетом. «С ними мне повезло, – говорит она, утирая слезы, – Зять мне как сын, очень внимательный. Он живёт и работает в посёлке Нейтрино. Звонит два раза в день, узнать как я, навещает по выходным. Внуки тоже вниманием не обделяют, звонят каждый день. Приезжать, к сожалению, не часто удается. Одни живут в Санкт-Петербурге, другие в Ухте».
В эти дни у Елены Константиновны и другая радость, на свет появилась ещё одна правнучка. Самые приятные хлопоты Елены связаны именно с ними. Бабушки любят баловать внуков и правнуков подарками, вот и Елена Константиновна достаёт из аккуратно уложенного целлофанового пакета детский костюмчик, приговаривает:
– Вот мы сидим потом с подружками на крылечке, там солнышко, хорошо. Рассказываем друг другу, кто чем внуков порадовал, кто что приготовил, кто что купил, услышал. Там, бывает, у крыльца чаепития устраиваем. Ставим стул, на него чашки, тарелки и болтаем, греемся. Когда холодно, по гостям друг к другу ходим.
На вопрос, о чём Елена Константиновна жалеет больше всего, она отвечает:
– Жаль, что в школу не ходила. Очень хотела, но видно, не судьба. Всё переезжали с места на место. А потом война началась. После войны можно было, но было уже не до того, да и поздно.
На вопрос о самом счастливом воспоминании в жизни отвечает не задумываясь:
– Война. Это же моя молодость. В эти годы все кажется легко. Любые сложности преодолеваются с улыбкой и песней. Их мы на войне пели много. Сейчас уже и не припомню.
Таира Мамедова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *