Нальчик

Бурные, тревожные, лихие…

«Сороковые роковые», «тучные двухтысячные», … Люди склонны давать десятилетиям эпитеты. И пока неясно, как назовут нынешние двадцатые, мы попросили вспомнить нальчан «лихие девяностые».
Информационный повод простой: идеологическому клише «лихие девяностые» исполняется 15 лет. Именно в 2005-м это словосочетание стали активно использовать в СМИ и было подхвачено носителями языка. Но употребил его впервые писатель Михаил Веллер в своем романе «Кассандра» чуть раньше – в 2002 году.

Мурат Абидов, программист:
– Это были бурные годы. Я работал на электровакуумном заводе стеклодувом. Зарплата была до двух тысяч рублей, когда за 32 рубля 50 копеек можно было полететь из Нальчика в Москву. У меня даже сберкнижка осталась. Потом «благополучно» страну разрушили и я, как все, ушел в бизнес. Полгода мне хватило, чтобы понять одно: купи-продай – это не мое! Предавали, подставляли самые близкие друзья, одноклассники. Перешел на частную предпринимательскую деятельность. Снимали гараж и там делали с приятелями мебель. Некоторые заказчики потом говорили всем, что эта мебель из Италии. Начали выставлять образцы в магазинах города, на нас вышла налоговая служба, выставили астрономический штраф…
Еще в начале 70-х годов я заболел музыкой и до сих пор ею болею. В 90-е годы у меня был бобинник (ленточный магнитофон). Переписал с виниловых всё и слушал так, чтобы винилы не портились (я их коллекционировал). Потом у меня друг за другом появились CD-проигрыватели «Pioneer», «Philips», «Sony». Все они у меня сохранились. В середине 90-х годов заказал 75 дисков из Германии, через полгода пришло всего 28. Потребности меломана тогда сложно было удовлетворить даже так.
Могу сказать одно: независимо от перипетий судьбы, природных катаклизмов, жизненных неудач, политического строя в стране, я слушаю музыку, и музыка меня спасает.
Джабраил Тайсаев, преподаватель Северо-Кавказского государственного института искусств:
– В 90-е по всему городу появилось много коммерческих ларьков. Магазины были завалены дешевой китайской и турецкой продукцией. Бюджетники были бедными, предприниматели богатыми (кажется, это положение и сейчас не поменялось). В 90-е швыряли деньгами, потому что всё равно инфляция всё съедала. Тогда не экономили, сметали всё с прилавков.
В начале 90-х успел поработать программистом в республиканском Центре информатики. Но в основном торговлей занимался. Были магазинчики, которые, не знаю, почему, называли палатками. Не только пиратскими игровыми дисками торговал, но и кассетами с фильмами тоже. Фильмы тогда были популярны голливудские и гонконгские. Люди ведь соскучились по зрелищному кино за советский период, когда всё строго лимитировалось. «Звёздные войны», «Кинг-Конг», фильмы с участием Брюса Ли, с Джеки Чаном, ещё ранние из Гонконга. Боевики со Шварценеггером или Сталлоне, а ещё с Чаком Норрисом или Бронсоном. Кевин Костнер ещё был популярен. Из женщин – Джулия Робертс (никогда не понимал), Ким Бейсингер, Дженнифер Лопес… Из фильмов посерьёзнее – «Унесённые ветром» или «Полёт над гнездом кукушки».
Проблем с приобретением товаров уже не было. Больше привлекало пиво – «Тверское темное» или «Хамовническое светлое». Ещё тогда ликеры были хорошие, их в основном из Польши приво- зили. Я лично привозил в Нальчик (были загран-туры в Китай, Турцию, Венгрию, Польшу, Германию) «пропитки» (это такие дубленки, модные тогда), рубашки из «мокрого» шелка (тоже были в моде), носки турецкие, куртки, плащевки, «Адидас» китайский, еще двухкассетные магнитофоны. А туда мы возили шляпы фетровые, водку, фотоаппараты, платки пуховые и, как ни странно, сигареты «Мальборо». С тех пор изменилось многое и немного. Рэкет исчез, уличной преступности стало меньше. Товар теперь стал качественнее, но и подороже. Преподаватели, работники культуры и науки перестали считаться элитой тогда и сейчас не вернули свой статус. И брать кредит уже не так выгодно, как тогда. Торговля с рынков большей частью переместилась с базара в супермаркеты. А еще пресса стала другой. Раньше ругали и власть, и друг друга, и всех. Сейчас в официальных СМИ споров нет, дружный хор одобрения, вся критика перешла в интернет.
Аскер Багов, пенсионер:
– 90-е были тревожными. Митинговая волна в начале десятилетия, время падения нравов. В бизнесе у многих были поиски черной кошки в темной комнате, в которой ее нет. Это было время заброшенности госучреждений и расцвет криминала. Но самое плохое воспоминание тех лет – это трагедия, произошедшая в Нальчике утром 25 июня 1998 года. На открытии чемпионата страны по вольной борьбе в спортивном комплексе «Юность России» рухнул балкон со зрителями. 22 человека погибли, различные травмы получили 60 человек. Череду плохих событий того десятилетия завершила и другая утрата – в сентябре 1999 года ушел из жизни Тимбора Кубатиевич Мальбахов.
Аслан Амшуков, юрист:
– 90-е годы – это большой букет из разных ощущений. Мое отрочество и юность. Время, когда стояли на Дагестанском рынке с мамой, что-то продавали зимой, стоя на картонке, чтобы купить еду. Время, когда книжки читались с упоением и днями напролёт. Когда можно было совершенно спокойно поступить в вуз, потому что ты неглупый парень, и об этой ситуации никто из твоих родственников даже и не знал, потому что ты даже экзамены в школе ещё не сдал! Кредит за кооперативную квартиру, который мама ежемесячно платила, отдавая половину заработной платы, – можно было выплатить за 1 месяц. Когда ты жил на Искоже и вокруг тебя часть молодёжи вымирала от наркомании, бандитизма и деградации, а другая часть очень активно на что-то надеялась и старалась развиваться и расти – хотя и не понимала, не осознавала вообще, куда и для чего! Когда за один год плодотворной работы молодому человеку можно было купить себе квартиру. Когда в Москву ему же ездить можно было только по очень серьезным вопросам, потому что это было очень небезопасно. Когда мама делала медовый торт – самое вкусное ощущение в жизни. Когда единственный друг мог поделиться жвачкой и это не было чем-то необычным или чем-то, чем нужно брезговать. Когда шерстяной костюм ручного пошива можно было заказывать прямо в Германии за 3 тыс. марок и эти деньги зарабатывались за месяц. Много ещё ощущений и воспоминаний. Это был неимоверно насыщенный и интересный период в моей жизни.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *