Нальчик

Больше, чем одежда

Национальный костюм – уникальный феномен, культурная история целой нации, результат длительного исторического пути, выражающий гармоничное сочетание верности традициям и открытости внешнему миру. Так и черкеска, меняясь сообразно времени и приобретая некие эксклюзивные элементы, сохранила свою суть. Она стала не только национальной одеждой для многих народов Кавказа, но и форменной одеждой для многих военных подразделений России. Черкеска стала частью имиджа достойного и храброго воина, готового отдать жизнь за свою честь. Очень точно охарактеризовал М.Ю. Лермонтов не только костюм, но и чувства, которые вызывало ношение черкески: «И точно, что касается до этой благородной боевой одежды, я совер- шенный денди: ни одного галуна лиш- него; оружие ценное в простой отделке, мех на шапке не слишком длинный, не слишком короткий; ноговицы и черевики пригнаны всевозможной точностью; бешмет белый, черкеска темно-бурая» (Лермонтов, «Герой нашего времени»). 28 сентября Адыгея, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия будут отмечать День черкесского (адыгского) национального костюма, который впервые отпраздновали 28 сентября 2011 года по инициативе Международной черкесской ассоциации (МЧА) в Адыгее. В 2012 году к чествованию черкески подключилась и Кабардино-Балкария. Праздничные мероприятия пройдут в столицах – в Майкопе, Нальчике и Черкесске. Это относи- тельно молодой праздник, но с каждым годом он становится всё популярнее. Вот уже третий год в КБР по инициативе Мирового Артийского Комитета и Международной черкесской ассоциации проходит Международный фестиваль «…И хоть по мне черкеска сшита, всему Кавказу подошла» с участием художественных коллективов и мастеров искусств из всех республик Кавказа, ближнего и дальнего зарубежья. Одежда – это отражение внутреннего мира человека, его характера и жизненных устремлений. Черкеска – не просто одежда, а определенный образ, которому необходимо следовать всем, кто ее носит. Умение носить черкеску подразумевало как раз умение достойно держать себя, имея в виду поведенческий аспект. Особое отношение адыгских воинов к черкеске и способ ее ношения свидетельствовали о том, что черкеска – прежде всего, военная форма и в этом ее основное предназначение. Для них главным было, чтобы черкеска была удобна, хорошо пригнана, не стесняла движений. Многочисленные источники, рисунки и фотографии времен Кавказской войны сообщают, что самые знаменитые воины и предводители ходили часто в рваных, залатанных в местах, пробитых пулями или разрубленных сабельными ударами, черкесках, щеголяя при этом самым дорогим и высшего качества оружием. Как отмечал К.Ф. Сталь в своем «Этнографическом очерке черкесского народа» «…ходить оборванным не составляет малейшего стыда, как для богатых, так и для бедных. Пренебрежение к щегольству обозначает даже настоящего наездника». Такой «боевой» вид черкески свидетельствовал о том, какой образ жизни вел ее хозяин. И, на оборот, новая черкеска, чрезмерно украшенная галунами, особенно на молодом человеке, могла вызвать не очень лестное мнение о ее владельце. «Заметим, – писал в связи с этим Хан-Гирей, – что слишком пышно одеваться почитается у адыгов не очень приличным, почему стараются более щеголять вкусом, нежели блеском; чистоту же и опрятность предпочитают пышности». Представители черкесской знати часто были одеты хуже своих подданных. Причиною тому служило то, что по черкесским обычаям князья и дворяне обязаны были проявлять щедрость и по первой просьбе обмениваться с просителем верхней одеждой. Что касается цветовой гаммы черкесского (адыгского) национального костюма, то и здесь нашли отражение эстетические вкусы и особенности менталитета народа. Черкесы (адыги) не терпели в одежде ничего яркого, пестрого, вычурного. В традиционном комплексе черкесского мужского национального костюма все ткани – однотонные и очень редко используются одновременно более трех цветов. Черкеска имеет ряд особых отличий от сходных по покрою кафтанов, свиток и других подобных видов одежды предыдущего периода. Прежде всего, это газырницы – специальные кармашки для хранения газырей, нашитые на груди с обеих сторон. Последние представляли собой специальные полые трубочки с отмеренной на один выстрел порцией пороха. Само слово «газырь» происходит от адыгского «хьэзыр», означающего «готовый». Первоначально газыри носили в кожаных сумках, укрепленных на поясе. Однако пояс в экипировке воина и без того нес на себе большую нагрузку (на нем висели кинжал, шашка, пороховница, жирница, пистолет, оселок для заточки холодного оружия и другие предметы). Да и с практической стороны, доставать газыри во время боя было удобнее с нагрудных кармашков, поэтому газырницы стали нашивать на груди черкески. На рисунках конца XVIII – начала ХIХ вв. показаны газырницы из кожи, чаще всего красного цвета, по краям обшитые галунами. Кстати, колчаны, налучи, боевые рукавицы часто также делали из красной кожи или сафьяна, особенно для знатных воинов. Позднее, когда газырницы прочно заняли свое место на груди черкески, их стали делать из той же ткани, что и черкеску. Специфичность требований черкесов (адыгов) к форме черкески и оружия и его декору была столь четко выражен- ной, что местные традиции обязательно учитывались и перенимались соседними народами. Начиная с периода средневековья и особенно с XVII века, на Западе начала распространяться «черкесская мода» благодаря зарубежным путешественникам, посетившим в разные периоды черкесские земли. Мечтой и модой на Кавказе и Ближнем Востоке было приобретение черкесского костюма, вооружения, черкесской лошади и, конечно, иметь жену-черкешенку. Красота черкешенок удостоена кисти великих мастеров живописи, таких, как Ван Дейк, М. Врубель, Ф. Рубо и многих других. О черкешенках, кабардинках сложены поэмы, стихи. Среди тех, кто воспевал их красоту, были А. Пушкин, К. Бальмонт, М. Лермонтов, Н. Заблоцкий, Дж. Байрон, Е. Долматовский и др. Про черкесских девушек можно сказать, что, кроме прославленной красоты, они отличались воспитанием, скромностью, тактом в обращении и редкою силою воли. Существует мнение, что через покупку черкешенок для турецких гаремов произошло улучшение турецкой расы. Вот как о них писал В. Немирович-Данченко: «…Высокие, стройные, гибкие, они точно светлый след оставляли за собой. Их маленькие руки и ноги вдохновляли турецкого поэта, и до сих пор в городах Малой Азии, когда встречаются такие у мужчин и женщин, анатолийцы говорят: у них в роду черкешенка. Капля ее крови очищала целое поколение». Русский царь Иван Грозный также был женат на кабардинке — дочери великого князя Кабарды, Темрюка Идарова Гуашаней, Марии при крещении. Данный союз был династическим браком, способствовавшим укреплению связей (или содружеству) Кабарды с Россией. Начиная со второй половины XVI века, целые кланы и отдельные представители кабардинских княжеских фамилий с подвластными дворянами поступали на российскую службу. Часть их в разное время была включена в состав казачьих полков или же несла совместно с казаками службу на южных рубежах Российской империи в качестве отдельных воинских подразделений. Термин «черкеска» вошел в русский язык через терских казаков, которые с XVI века обосновались на Тереке по соседству с кабардинцами. Помимо соседства, заимствованию черкесского комплекса одежды и вооружения способствовала совместная военная служба терских казаков и кабардинцев. В документе от 7 мая 1817 года впервые регламентируется униформа для кавказских казаков. В 1828 г. командующий войсками на Кавказской линии генерал Емануель установил всем казачьим полкам на Линии однообразное обмундирование, вооружение и снаряжение «черкесского образца». Окончательно форма черкесского образца была закреплена в Кавказском Линейном казачьем войске законодательным актом от 16 января 1831 года. 7 ноября 1861 года Александр II «Высочайше повелевать соизволил: в Кубанском и Терском казачьих войсках, их артиллерию, верхнюю одежду называть не «мундиром», как сказано в описаниях, приложенных при приказе бывшего военного министерства от 18 мая 1859 года, а «черкесками». В 1858 году И. Д. Попко писал о линейных казаках: «Взяв у черкеса вооружение, одежду, седловку и посадку, вместе с тем он усвоил себе живость и удаль своего противника. Много значит, если казак любит свою одежду и вооружение, а линеец их любит. И кто не знает, что с одеждой и ухватками переходят дух и нравы? Применяясь к местным обстоятельствам, так важным в военном деле, старинные казаки, народ православный, не без достаточных причин принимали одежду, вооружение и даже обличием старались быть похожими на своих соседей-горцев». В 40-х годах ХIХ века черкеска была официально утверждена, как воинская форма казачьих войск на Кавказе. Престижность и элегантность черкески способствовали тому, что вслед за казачеством она была заимствована высшими слоями русского общества и офицерским корпусом. Впоследствии черкесский (адыгский) национальный костюм вошел в официальный парадный гардероб царствующего дома Романовых. Что касается Закавказья, то черкеска получила здесь распространение в Грузии и только в среде высших сословий. То, что она не стала общенациональным костюмом для всех слоев грузинского общества, свидетельствует о заимствованном характере этой одежды. Для черкесов же, как уже отмечалось, черкеска была народной, общенациональной формой одежды. Как бы тяжело ни было жить в наше время, черкесы (адыги) потихоньку возвращаются к своим истокам, заново постигая культуру, традиции, обычаи своего великого народа. При малейшей возможности и не только на свадьбах, но и на всевозможные праздники и шествия, на встречи и собрания молодежь надевает свою национальную одежду. И с какой гордостью они носят эту одежду, осознавая всю ответственность, которую налагает на них память о предках, которые костьми легли, но дали им, своим потомкам, светлое будущее. Черкесский (адыгский) национальный костюм – это овеществленный гимн национальному духу. Это отражение национального характера – чувства собственного достоинства черкесских (адыгских) мужчин, их отчаянной храбрости, виртуозного владения тонкостями адыгского этикета. Женский костюм – это отражение пленительного изящества черкесских (адыгских) женщин, их красоты и безупречного вкуса. Национальный костюм открывает для нас двери в прошлое, к народным истокам – стоит лишь его надеть. Мировой Артийский Комитет включил в сокровищницу мировой культуры и зарегистрировал в Реестре МАК №4 от 12.04.2018 года черкесский-адыгский костюм (мужской и женский). В рамках проведения с 5 по 12 марта 2020 года Дней культуры народов Кавказа «Кавказ — жемчужина России» в Париже, организованном Мировым Артийским Комитетом совместно с ЮНЕСКО (UCA) и Международной Ассоциацией Культурной Дипломатии (IACD), черкесские (адыгские) мужской и женский национальные костюмы, изготовленные по старинным эскизам Жанусей Хараевой, были переданы для хранения в музей ЮНЕСКО при Организации Объединенных Наций в связи с празднованием 75-летия образования этой престижной организации.

Ауес Бетуганов, вице-президент Мирового Артийского Комитета, академик, член ЮНЕСКО по культуре и образованию

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *