Нальчик

Нужно ли быть, как панда?

Девиз о том, что спорт вне политики, цитируется чаще других. В пример приводятся «железобетонные» аргументы. Например, что во время Олимпийских Игр прекращаются войны. Хотя из истории известно, что во время Второй мировой войны Олимпийские Игры не проводились, потому что никто войну остановить не мог.

Что уж говорить о локальных войнах, которые тлеют на всей территории Земного шара, хотя в это же время спортсмены выясняют сильнейших в очередном олимпийском цикле. В последнее время слишком часто слова и дела международных спортивных организаций стали расходиться между собой. Один из лучших футболистов мира аргентинец Диего Марадона после завершения карьеры часто участвовал в благотворительных матчах в футболках с надписью, пропагандирующей отказ от наркотиков. Почему именно он? Как специалист? Интересна и оригинальная трактовка понятия «презумпция невиновности» в отношении российских спортсменов, обвиняемых в применении допинга. Это как в том самом анекдоте: «Мы Солженицына не читали, но глубоко возмущены его творчеством!» Наша землячка прыгунья в высоту Мария Ласицкене (Кучина) не сдала ни одного положительного теста. Но поражена в правах как спортсменка на том основании (вчитайтесь внимательно), что она тренировалась в России, где существовала государственная допинговая программа. То есть, действуя в том же русле законоприменения, практически любого мужчину можно огульно обвинить в изнасиловании. Наиболее ярко давление на наших спортсменов можно было наблюдать во время футбольного матча Лиги чемпионов УЕФА в Краснодаре, где местный клуб играл с лондонским «Челси». После матча в медиа-пространстве с легкой подачи английских СМИ началась травля наших футболистов за отказ «вставать на колено». Были слышны даже требования исключить ФК «Краснодар» из розыгрыша. Тут надо пояснить, что все, что происходит во время футбольного матча, строго регламентируется. Даже если клуб желает провести «минуту молчания» и устроить чествование ветерана, это должно быть оговорено и согласовано. Все остальное – от лукавого. Но ведь подобной травле подвергался в аналогичной ситуации российский гонщик «Формулы-1» Даниил Квят. А президент «Формулы-1» Берни Экклстоун даже был подвергнут обструкции, когда заявил: «Важны жизни не только черных. Ценность белых жизней ничуть не меньше!». Много споров вызывает и сам жест «вставания на колено». Это один из самых ярких образов нынешних протестов против полицейского произвола и расизма в США — фотографии самих полицейских, которые кладут щиты и дубинки на землю, братаются с демонстрантами и маршируют вместе с ними. Иногда они даже преклоняют колено в знак солидарности с участниками массовых акций. 25 мая 2020 года во время задержания по подозрению в мелком мошенничестве четверо полицейских убили 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда. Смерть наступила от удушения – полицейский коленом нажал на горло Флойда и долго держал в таком положение (вроде бы 8 минут). Получаются, демонстранты повторяют тот самый жест. Это устрашение, или что? Непонятно, почему нужно всех мести под одну гребенку? У мусульман на похороны нельзя прийти без головного убора. У православных христиан головной убор нужно обязательно снять. Никто никому ничего не навязывает. Так почему россияне должны становиться на колено? Мы рабство не внедряли и не поддерживали. Если уж извиняться, то перед потомками крепостных. Слышал фразу, «что им, трудно это сделать? Надо быть гибче!» Даже появилась картинка подобной гибкости — это панда. Когда нужно, она белая. Когда нужно – черная. В особых случаях – она азиат. Интересно, конечно, что порой толерантность в подобных ситуациях оборачивается беспринципностью или отказом от своих идеалов. И это намного страшнее попыток понравиться Западу.

Артур Кофр

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *