Нальчик

Папа может… или «уроки отжимания»

Явлю читателю расстрельное откровение или, как принято говорить, совершу некий камингаут. До того, как статус #яжАслижан сменился на популярный — #яжмать, вашей покорной слуге не приходилось задумываться о воспитании детей в глобальном и ключевом значении этого процесса для человечества. Не то, чтобы я не улавливала нить между родительскими наставлениями — «что такое хорошо, а что такое плохо» — и тем, насколько комфортно впоследствии будут выстраиваться отношения ребенка с социумом, но попросту в вопрос не вникала, не было практической надобности.

Сейчас причинно-следственная связь стала очевидна по объективным child-основаниям, и чем дальше в жизнь, тем больше тревог. Одной из них имею желание поделиться на примере мнения некоего знакомого «Молодого Папы», который, мягко говоря, своеобразным подходом к воспитанию своего сына вот уже который день заставляет негодовать все мое материнское существо. «Я, — говорит он мне, — лет в 6-7 отдам пацана на дзюдо или каратэ. Если в жизни не сумеет заработать, то хотя бы отберет у кого-то. Побьет и отожмет: ту же машину, тот же телефон, те же деньги. Это, по крайней мере, лучше, чем будет расти лохом». Шок-контент, если честно. Был порыв вступить в жаркую дискуссию, но искра отрицания в пламя возмущения так и не разгорелась. Вопросов, спустя минуты после услышанного, у меня к этому отцу не осталось, он-то уже все решил. Зато сложилось целое анкетирование для Вселенной, состоящее, видимо, по бОльшей части из вопросов риторических. Да, я тоже не хочу, чтобы мой сын рос бесхребетным трусишкой, но и гипер-лидера вырастить из него совсем не стремлюсь. Моя родительская цель – воспитать мужчину, а это, как известно, совокупность волевых качеств. Чтобы дорожил своим словом, своей репутацией, не боялся ответственности и нес ее достойно и заслуженно, чего бы это ни стоило. Одним словом, был порядочным и не был ведомым. Последнего, скажу откровенно, побаиваюсь особенно, уж очень смущают люди, которых, к примеру, легко спровоцировать, «взять на слабо». Самое удивительное, что с грудным молоком и качанием люльки, и #мамаАслижан, и «странный папа каратиста» методично взращивают в ребенке, скорее всего, одно и то же доброе, разумное, вечное – учат, что чужое брать нельзя, как и нельзя обижать слабых, но с весьма существенной разницей в своем воспитательном подходе – «странный папа каратиста» допускает, что если машина (телефон) очень нравится, а заработать не получается, то можно и отобрать, а #мамаАслижан – категорически этого не приемлет. Можно в своих размышлениях на тему таких «уроков отжимания», сколько угодно, ссылаться на сложное время, оправдывая его издержками, в том числе самые неположительные качества характера. Но времена, как говаривала героиня Ханаевой в советском киношедевре – лауреате «Оскара» 1981-го года, всегда одинаковые. Запрос на порядочность и благородство с течением времени не теряет своей актуальности, а задают вектор психологической приспособленности к жизни в родительском доме. И если папамамы с прицелом на адекватное восприятие понимают, что не всегда следует отчитывать за двойку, делая исключительные послабления в зависимости от обстоятельств, при этом потребительское отношение или неуважительное поведение, вряд ли, стоит спускать с рук, то о чем говорить с теми взрослыми, которые сами создают все воспитательные условия для того, чтобы их чадо вышло в этот «безумный, безумный мир» со сбившимися поведенческими «заводскими настройками»? Условным #мамаАслижан остается одно – наряду с любовью и уважением к людям учить своего ребенка осторожности, подозрительности и недоверию по отношению к ним же, иначе процесс адаптации к социуму сведет модель существования их сыновей к двум ролевым образцам – «лоха», у которого можно «отжать», или задиры, который сам отобрать не стесняется. Есть ли золотая середина у этой перспективы? Подрастем, увидим. Жизнь только начинается.

Аслижан Оршогдугова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *