Нальчик

Юрий Красножан: «Иногда сам факт выживания – это уже успех»

Никогда не думал, что буду всерьез ждать стыковой матч между женскими футбольными сборными России и Португалии. Но стоило нашему земляку Юрию Красножану возглавить женскую национальную команду, как мой личный интерес взлетел до небес. Думаю, в Кабардино-Балкарии я не один такой. Завтра, 9 апреля россиянки проведут первый матч в Португалии. Ответная игра назначена на 13 апреля. Юрий Анатольевич накануне игры ответил на наши вопросы.

— Что знаете о сопернике?

— Интересная команда. Организованная, техничная. Не так много забивает, но имеет в каждом матче большое число подходов к штрафной. Практически не пропускают: в отборочной группе из пяти команд получили лишь два мяча от финок, один из которых на 93-й минуте после углового. У португалок хороший резерв, замены реально усиливают игру. Несмотря на то, что первый матч — в Лиссабоне, ответный — в Москве, шансы равны. Может, совсем небольшое преимущество у Португалии.

— Хотя в рейтингах ФИФА и УЕФА Россия выше.

— Да, по рейтингу УЕФА мы 15-е, Португалия — 17-я. По рейтингу ФИФА — 23-е и 30-е, соответственно.

— Если сравнивать с мужчинами, наша женская сборная котируется достаточно высоко. При этом в плейофф чемпионата мира мы не выходили с 2003 года, а первую победу в финальной стадии чемпионатов Европы одержали только в 2017-м. Это соответствует силе российского женского футбола?

— Думаю, да. Женский футбол в разных странах развивается по-разному — одни уделяли внимание системе подготовки и клубному футболу, у других многое шло по накатанной. Это и подкупило, кстати, в предложении РФС. Есть резерв роста, женский футбол точно будет развиваться и раскручиваться.

— Кто сделал вам предложение возглавить женскую сборную России?

— Был звонок, встретились с Александром Алаевым и Полиной Юмашевой, потом с Александром Дюковым. С 11 января приступил к работе.

— Сомневались?

— Нет. Востребованность очень важна для тренера. Когда увидел реальный фронт работ и возможность для творчества, с энтузиазмом согласился.

— В волейболе, баскетболе и гандболе этот вопрос почему-то не задают. И все же, тренерам приходится учитывать критические дни футболисток? Или проблема снимается способами современной медицины?

— Обязательно учитываем, нюансы есть. Кто-то показывает в этот период чуть ли не лучшие кондиции, кого-то приходится щадить в плане нагрузок. — Психологически с женщинами работать сложнее? — Они очень разные. На турецком сборе, познакомившись с командой, был поражен желанием развиваться, впитывать, реализовывать. Видишь заинтересованные глаза и понимаешь, что не можешь их подвести. Девушек надо не подталкивать, а порой даже сдерживать, настолько самоотверженны в работе. Очень рвутся в сборную, хотят играть и побеждать, работать с ними, удовольствие.

— Поэт должен быть голодным. А женщина-футболист?

— Вы про деньги? Голод ни к чему, все должно идти от сознания. Конечно, разница в доходах, по сравнению с мужчинами, огромная. Но у девушек выходит однозначно больше, чем получают люди у станка.

— Каковы средние зарплаты в российском женском футболе?

— Заработать игровой карьерой на всю оставшуюся жизнь не получится. В ведомости не заглядывал, но вилка зарплат в клубах, думаю, от 50 до 300 тысяч рублей. Средний показатель — сто-двести тысяч.

— Эльвиру Тодуа в сборную вернули вы?

— Она вызывалась и при Елене Фоминой, но играла нерегулярно. Вратарская линия — мини-команда, есть несколько подходов к ее комплектованию. Один — когда атмосфера выстраивается под первого вратаря. Второй — приглашение по звездному принципу, кто лучше, тот и в сборной. Мы пошли по этому пути. Щербак, Тодуа и Гриченко, пока не делим их на номера, лучшее, что есть в нашем женском футболе. Сборы это подтвердили, работали вратари очень ответственно и слаженно. — Недавно «Фонтанка» опубликовала интервью с нападающей «Зенита» Мориной, еще год назад собиравшей на заводе секретные лазеры. Довольны ею по итогам сборов? — Ярко себя проявила, забив индийской сборной два мяча из восьми, организовала пенальти. Но не стоит думать, что Таня занималась только лазерами. Играла в пляжный и мини-футбол, имела серьезную базу. Потребовалось время для адаптации к большому футболу, у нее неплохо получилось.

— Есть в сборной другие девушки со второй профессией и непростой судьбой?

— В основном все с физкультурным образованием, футбол для них основная работа. Насчет непростой судьбы сказать не готов, не так хорошо изучил команду. Знаю, что есть девчата из неполных семей, тенденция это или нет, пока не уловил.

— Ваш контракт захватывает ЧЕ-2021, но не ЧМ-2023. Почему?

— Для планомерной работы одного отборочного цикла мало, нужен второй. Здесь так и получается, отбор на чемпионат мира контракт перекрывает, а там видно будет. Если не смогу быть полезен женскому футболу, зачем занимать должность?

— На каком стадионе проведете ответный матч с португалками 13 апреля?

— На «Сапсан-арене». В сборной много девушек из «Локомотива», им этот стадион хорошо знаком.

— Назовите три главных отличия женского футбола от мужского?

— Первое — интенсивность, опирающаяся на мощностной компонент. Второе — женская эмоциональность. Где-то зашкаливает, где-то наоборот, управлять этим может оказаться сложнее, чем кажется. Третье — система подготовки. Футбол, так или иначе, входил в тренировочные программы других видов спорта. Но системы раннего отбора, работы над координацией, техникой, футбольной спецификой у девочек не существовало. Некоторые занимались в детстве в мальчиковых группах. Это чувствуется в положительном смысле. Но бывает так, что разглядели задатки, переманили в футбол, стали развивать, а что-то базовое уже упущено, не заложено. Не было у девочек той массовости, что у пацанов, редкие школы работали с ними качественно и целенаправленно. Целина. С удивлением узнал, что в «Краснодаре», взявшемся за женский футбол, есть девочка из Кабардино-Балкарии, из Прохладного. В ЦСКА тоже. Откуда, если там только набирают девичьи группы! Оказалось, начинали вместе с мальчишками. В прошлом году в Нальчике проходил детский турнир, в составе команды Прохладного 11-12 лет вместе с мальчишками играли две девчонки. И были лидерами на поле! Если появится серьезная система женской футбольной подготовки, Россия может совершить прорыв.

— Не считаете, что привлекательность женского футбола повысилась бы при изменении покроя формы? Сейчас девушки, прекрасные в вечернем облачении, на поле выглядят как-то мешковато.

— Было время, когда женщин экипировали в мужскую форму. Сейчас индустрия двинулась вперед, для футболисток шьют специальную экипировку. Стоит ли приближаться к этом вопросе к пляжному волейболу? Не уверен. Форма — это элемент профессии, а не наряд, она должна отвечать анатомии и физиологии, быть технологичной и удобной.

— На женщин приходит мало зрителей.

— В общем, это проблема. Слышал о недавнем исследовании качества игры до пандемии и во время нее, то есть со зрителями и без. Выяснилось, что футбол при пустых трибунах стал менее агрессивным, уменьшилась дистанция пробега, снизились скорости. Вывод: болельщики — не созерцатели, а нечто большее, они полноправные участники игры.

— При вас мужская сборная Казахстана выдала несколько приличных матчей против Нидерландов, Чехии, Исландии. Почему не остались работать в этой стране?

— Интереснейший период в жизни. В отборе на ЧЕ-2016 заняли в группе место сразу вслед за голландцами. Работодатели хитро формулировали, но было предложение продолжить работу. Но с учетом того, что поменялось руководство федерации и методы новых людей оказались не близки в профессиональном смысле, предложение отклонил.

— Следите за нальчикским «Спартаком»?

— Успех не всегда прогресс и победы, иногда это сам факт выживания. Клуб в Нальчике не закрыли — тоже достижение. Скоро будет отмечаться 100-летие республики, руководители ищут возможность создать команду хотя бы уровня ФНЛ. Думаю, с мая возможны какие-то перемены.

— Когда-то вы избрались на родине в республиканские депутаты. Но мандат не получили. Почему?

— Был депутатом городского совета, избрался в парламент республики, но не пошел. Серьезно относился к депутатским обязанностям, понимал, что работа потребует времени, которого у меня нет. Ради корочек не стоило брать на себя ответственность.

— Будь у вас возможность что-то изменить в жизни и карьере, что сделали бы не так?

— Особо не в чем себя упрекнуть. Возможно, не пошел бы в «Анжи». Чувствовал — не мое. Хотя были и плюсы, окрепло общение с друзьями-дагестанцами.

— Вы пережили истории с необъяснимой развязкой в «Локомотиве», «Анжи», «Кубани», «Тереке», «Химках». Наверняка искали причины. К чему пришли?

— Задавал себе вопрос. Возможно, был не готов к интригам и околофутбольной грязи. Да и сейчас не готов. Где-то повел себя чересчур доверчиво, хотя теперь каждая из тех ситуаций мне понятна. Почему-то не складывались отношения со спортивными директорами. Наверное, тренер должен закрывать глаза на какие-то моменты, но если вместо качественных футболистов привозят балласт, это напрямую влияет на результаты его работы. Выходило так, что мое имя использовали втемную, а с этим сложно смириться. Да и какой смысл держаться за должность, если понимаешь, что дела не будет.

Записал Виктор Шекемов

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *