Нальчик

Керамические сказки Ирады Столбовой

Ирада Столбова (Шукюрова) известна в мире керамики как StIrada. Её фарфор украшает частные коллекции в разных странах. Проследить же историю всей керамики авторства Ирады весьма затруднительно, так как она долгие годы была главным художником творческой мастерской «Звезда Гжели». А, как известно, этот фарфор дарили с большим удовольствием, в том числе начальникам, артистам и заграничным гостям.

— Шукюрова Ирада Чингиз-кызы, из Нальчика… Как же так вышло, что долгие годы твои творческие идеи воплощались в Гжеле — визитной карточке русского фарфора?

— Действительно, отправной точкой этого путешествия стал именно Нальчик. Художник из Кабардино-Балкарии Иван Ульянович Худобин был среди первого выпуска Гжельского силикатно-керамического техникума, и работал главным художником Нальчикского керамического завода. Каким-то образом он взаимодействовал с художественной школой, и именно благодаря ему в 1991, в год нашего выпуска, в школу пришел запрос для поступления. Шестеро рискнули. СССР еще не распался, поэтому поступать приехали из разных союзных республик. Теперь я понимаю, что в нашей художественной школе мы получили отличное образование, раз смогли выдержать серьезную конкуренцию и поступить. Шульга Лидия Николаевна, наш преподаватель по живописи, рисунку и композиции, сумела процесс обучения превратить в увлекательное приключение. Мы устраивали походы, пленэры на Кизиловке, читали вслух книги, слушали пластинки. С благодарностью вспоминаю ее и нашу школу. Поступала в техникум, пока училась, он стал колледжем. Позже получила уже и высшее образование, когда колледж преобразовался в Гжельский государственный художественно-промышленный институт. Так моя жизнь оказалась связанной с Гжелью. Гжельский куст состоит из 27 деревень, на разных ветках этого куста я и живу все эти годы. После окончания колледжа меня рекомендовали в творческую группу объединения Гжель – мозговой центр предприятия. Мы работали над идеями. Все-таки поточное производство – это привычная узнаваемая роспись – цветочки, листочки. Мы же разрабатывали концепции, сюжеты. Также в нашей компетенции были сложные вещи в техническом плане, например, портреты. Середина и конец 90-х – сложное для всех время. У гжели тоже был кризис. И многие ушли в частное производство, в ванных отливали формы, расписывали на дому. Тогда меня позвали на предприятие «Звезда Гжели» главным художником, где я проработала 16 лет. Там случились основные авторские разработки. Кроме того, что писала образцы, еще и придумала несколько форм – чайники, кофейник.

— А какие оригинальные творческие проекты приходилось выполнять вне гжели?

— Всякое бывало. И выставка графики и живописи в ЦДХ, и роспись комодов и буфетов. И даже шаржи на заказ, которые, кто бы мог подумать, очень востребованы. Был в моей творческой карьере особенный заказ. Расписывала стены в замке Шлёс-когль в австрийском Сан-Георгине. Позвала на подмогу подруга, у которой в Австрии муж – магистр керамики и мастерская керамики. Они расписывали раковины в санузлах дворца. И хозяйка поняла, что Маша – человек рисующий. На самом деле в Австрии осталось не так много рисовальщиков. В основном — концептуальщики, которым главное не нарисовать, а обосновать. А наша русская школа до сих пор сильна. Роспись 19 века в парадном зале стала пузыриться. А зал этот знаменит, в нем проводятся различные акции, перформансы, свадьбы. Например, в то самое время, когда мы работали, Ситроен снимал рекламный выезд из этого замка. Сначала хозяева хотели отреставрировать роспись, но, увидев, как мы работаем, решили все убрать и заново расписать. Это был сюжет, где фигуры символизировали времена года. В итоге мы воссоздали роспись 19 века за исключением некоторых важных моментов: на месте лиц времен года появились портреты самих хозяев и их предков. Ну, и порой барон с баронессой не могли удержаться и просили то каштанов добавить, то вальдшнепов.

— Сейчас ты свободна от рамок стиля гжели? — Да, я ушла в свободное плавание. Конечно, в моих работах присутствует наработанная база. Гжелью это уже не назовешь. Но соблюдена технология. Как и прежде, я работаю с керамикой высокого огня – это залог прочности и долговечности. И делаю подглазурную роспись. Конечно, кобальт присутствует в моей палитре, но сейчас появилось огромное количество таких прекрасных пигментов — простор для экспериментов. А какие замечательные глазури! Например, эффектарные, которые после обжига выглядят неоднородными, переливающимися, с разводами. — Некоторые формы твоих работ словно нарочито небрежные, неровные…

— Так и есть. Не все хотят заводские формовочные тарелки, а вот такие естественные, природные — наоборот. Кстати, всегда можно отличить задуманную небрежность и просто непрофессионализм мастера. Формы мне лепит муж. А в последнее время и дочь стала привлекать и к лепке, и к росписи. Тем более, что она пошла по моим стопам и учится на 2 курсе Института на отделении ДПИ.

— Герои твоей росписи такие смешные и трогательные. Все эти любознательные смелые девчушки в грибах, обаятельные и немножко дурные зайцы, румяные русалки и рыбы, ангелы-хранители, настолько чистые, что их самих хочется охранять от зла этого мира. Даже узнаваемые персонажи народных сказок, Ершова, Пушкина все равно какие-то твои, будто заново придуманные.

— Да… Они такие. Немного шальные, не от мира сего. И я их очень люблю. И сказки обожаю. Но опять же не все. Например, я не выполняю заказ, если идея не ложится на сердце. Мне так хорошо сейчас, когда я доросла до того уровня свободы, когда могу делать в творчестве то, что хочу. Сама думаю, почему так много ангелов, животных и детей в моих работах. Видимо, эта чистота, наивность, открытость миру так импонируют мне.

— Наверное, ваша семья ест только из авторского фарфора…

— Кстати, да. Но едим чаще из брака, с трещинками, сколами. Я же вообще фанат керамики, скупаю ее со страшной силой, привожу отовсюду — а путешествуем мы с мужем много. Это может быть и дорогой фарфор с уникальной росписью, и какие-то образцы национального прикладного творчества, и икеевская кружка, и вовсе какая-нибудь дешевая китайская. Лишь бы все это радовало глаз и душу. Хожу на все ярмарки, выставки, специализированные маркеты, подписана на керамические аккаунты, перенимаю опыт, узнаю о новых материалах и техниках и просто любуюсь.

Алёна Мякинина

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *