Нальчик

«Архитекторы формируют вкус»

Указом Главы КБР Казбека Кокова 2024 год в нашей республике объявлен Годом архитектуры. В состав оргкомитета по его проведению вполне ожидаемо вошёл наш собеседник.

Толя Амирович Хежев – доктор технических наук, профессор, директор института архитектуры, строительства и дизайна КБГУ. Неполный список его регалий – заслуженный деятель науки КБР, почётный работник сферы образования РФ, почётный строитель Юга и Северного Кавказа, советник Российской академии архитектуры и строительных наук, лауреат премии им. И.А. Гришманова, имеет 16 патентов на изобретения.

– Толя Амирович, чего нам ждать от Года архитектуры?

– Следует сразу отметить, что это беспрецедентный случай. Впервые в нашем регионе объявлен Год архитектуры. Создан оргкомитет, есть план работы. Это и выставки, и конференции, и открытие новых объектов, и циклы передач, и издание книг. Такой интерес власти к популяризации архитектурного образования для нас, людей этой отрасли, очень значим.

Во всех мероприятиях так или иначе наш институт будет задействован, но в двух более конкретно. Это участие наших студентов в Международной архитектурно-строительной выставке «YugBuild 2024» (ведущий отраслевой проект на Юге России – прим.), которая состоится весной в Краснодаре. Второе мероприятие – это летняя выставка квалификационных работ наших выпускников, которая продлится два месяца. Её завершением станет награждение авторов лучших работ.

Вне плана проведения Года архитектуры для нас таким же важным является участие в федеральном проекте «Школа мечты». Наши студенты уже второй год создают дизайн-проекты средних общеобразовательных учреждений, в которых производится ремонт. Мы сейчас курируем шесть школ республики, в числе которых и нальчикский лицей № 2. В прошлом и позапрошлом годах наши ребята участвовали в разработке проектов дворовых территорий в Тырныаузе и Нальчике, летом 2023 года под руководством Астемира Шинахова разработали маршрут экотропы «Кизиловка» и навигацию к ней. Работ и достижений много. Всё это хороший опыт для будущих специалистов.

Здесь стоит отметить, что архитекторов мы готовим лишь с 2017 года, и только в последние три года у нас появились бюджетные места на эту специальность. В этом году у нас 23 бюджетных места, и, думаю, конкурс будет большой. Сам я окончил факультет ПГС (промышленно-гражданское строительство) в пору, когда наш университет не готовил архитекторов. Его выпускники тех лет работают сейчас архитекторами и вполне успешны. Например, член Союза архитекторов России, заслуженный архитектор КБР Музариб Бжахов, член Союза архитекторов России Валерий Хуранов, заведующий кафедрой «Архитектура и дизайн» КБГУ Хазрет Гукетлов. Выпускники направления подготовки «Строительство» намного лучше представляют в целом содержание проектной документации, так как участвуют в разработке всех разделов проекта, даже архитектурного. Не только архитектурный облик вырисовывают, а вполне реально понимают, какие затраты будут, как всё представленное на бумаге будет строиться, с какими сложностями придётся столкнуться.

Сегодня мы готовим и архитекторов, и строителей, и дизайнеров. Система, можно сказать, замкнутая: проектируем, строим, обустраиваем. Всё что нужно – от проектирования до сдачи объекта в эксплуатацию – наши выпускники могут выполнить.

– В каком доме вы росли и в каком живёте сейчас? В целом что для вас идеальный дом?

– Я родился и рос в Кызбыруне III, ныне Дыгулыбгей. Как многим известно, это и родное село Главы нашего региона. Жил я на улице 60-летия Октября, которая сейчас носит имя первого Президента КБР Валерия Мухамедовича Кокова. В селе – значит, в частном доме. Сейчас живу в центре Нальчика на улице Пушкина в квартире со старой, но в своё время называвшейся улучшенной, планировкой. В принципе меня это устраивает.

Сложно ответить, что есть идеальный дом. Многое зависит от образа жизни человека. Для меня важно местоположение, важно, чтобы в шаговой доступности были парковая зона, спортивные площадки, и чтобы до работы недалеко. Для домохозяек же в первую очередь важна кухня, поскольку они проводят там большую часть времени. Чем больше кухня, тем лучше для них. Площадь других комнат тоже важна, конечно. Но я живу один, поэтому для меня это второстепенно.

Важно иметь автономное отопление, важна дворовая территория. Сейчас не только в Нальчике, но и по всей стране большая проблема с автостоянками. В нашем городе были попытки открыть подземные паркинги. К сожалению, оказалось, что наши автомобилисты не готовы к подобному новшеству. Непонятно, по какой причине. Они не согласны пройти пешком десяток метров, и даже те, у которых есть гаражи в шаговой доступности, заставляют машинами дворовые территории. В результате возникает другая проблема: – где играть детям? В старых домах всё еще есть игровые площадки, а вот в новой застройке… Правило диктуют деньги: чем больше квадратных метров, тем больше прибыли. По этой же причине растёт этажность. Не считаю, что в Нальчике стоит строить дома выше девяти этажей. Даже по опыту сына, проектировщика, знаю, что в Петербурге в ряде районов ввели ограничение высотности новостроек – нельзя строить без дополнительных согласований.  Застройщики жилья доказывают, что строительные нормы и правила разрешают им строить шестнадцатиэтажные дома. Но в будущем эти строения создадут большие сложности. Со стороны Вольного Аула уже есть проблемы с выездом в центр, особенно в часы пик. Надо переходить на малоэтажное строительство, даже если это касается гостиниц. Пусть лучше они будут в большем количестве в разных районах города с соответствующей инфраструктурой, чем высотками в центре.

– Если бы обычный нальчанин мыслил как архитектор, чего бы он не допустил в строительстве или перестройке своего дома?

– Любой архитектор должен учитывать требования заказчика (застройщика). При этом сам должен предлагать определённые варианты решения, поскольку заказчик может не до конца понимать, как будет лучше. А у нас зачастую в роли архитектора выступает сами знаете кто – домохозяйка (смеётся). Сядет и начертит всё, как ей нужно. Если даже это сделает архитектор, последнее слово останется за ней. Посмотрит и скажет: вот это так хочу, а это так не хочу! Каждый должен заниматься своим делом. Но наши люди сами и проектируют, и строят, и щIыхьэху (народный обычай взаимопомощи – прим.) устраивают, и так далее. Эта психология сложилась у нас давно, и поменять её довольно сложно. Если раньше это объяснялось нехваткой средств, то сейчас даже человек при деньгах думает, что всё сможет сам. Но, как говорится, скупой платит дважды. Построили, сэкономили на проектировании, а потом всю жизнь достраивают, перестраивают. Помимо архитектурно-планировочных решений важны и строительные материалы. Отделочные можно, конечно, в процессе эксплуатации поменять, но что касается несущих, ограждающих конструкций, тут экономить не стоит. У нас газовое отопление. И понятно, что стоимость энергоносителей будет только расти. Потому важно рассчитать правильно, не пожалеть денег на теплозащиту наружных стен. Комфортность проживания в домах, где сэкономлено на таких простых вещах, в разы снижается.

– А на чём не стоит экономить? Какой материал лучше выбрать?

– Если говорить о стенах, то лучше керамического кирпича, который мы чаще называем глиняным, никто ещё ничего не придумал. Я считаю, что это оптимальный вариант.  Сейчас конструкции стен можно делать не однослойными, а двух- и трёхслойными с использованием именно керамического кирпича. Пеплоблоки использовать можно, но тут вопрос цены. Альтернативой может быть газобетон, пенобетон, и у нас есть цеха, где их производят. У меня самого есть около шести патентов на эти материалы, которые можно использовать, но массового применения они не находят. Наверное, в силу менталитета. Наши люди доверяют больше привычному, и использовать что-то новое не хотят, если это даже окажется практичнее и дешевле.

– Вы заговорили о менталитете. Можно сказать, что высокие заборы и навесы – это чисто «по-нашему»?

– Ни у адыгов, ни у балкарцев не было высоких заборов. Их стали строить у нас в частном секторе в советское время, а в перестроечные годы достигли, можно сказать, пика. Стремление к «выше-богаче» не всегда, но часто выдаёт безвкусицу, и целые кварталы могут быть выстроены не так, как надо. На всё это может повлиять лишь повышение общего уровня образованности. Мы, к сожалению, стали обучать в вузах и выпускать архитекторов позже, чем в нескольких других республиках Северного Кавказа. Например, в Дагестане архитекторов готовят уже с 1992 года. А в Ставропольском крае в вузах до сих пор нет этой специальности. Чем больше архитекторов мы будем выпускать, тем лучше. Они всё-таки будут влиять на общую картину, это важный момент. Когда вокруг нас есть профессионалы, которые знают, что, где и как лучше строить, среда начинает меняться.  Часто говорят: зачем нам столько архитекторов или дизайнеров интерьера? У меня это вызывает недоумение.  Надо понимать, что архитекторы создают определённую среду проживания. Когда в администрациях сёл будут работать хотя бы по одному архитектору, тогда и решения застройки на уровне сёл тоже будут правильными. Эти специалисты нужны обществу, даже если они не становятся великими и не выдают грандиозных проектов.  Архитекторы формируют вкус.

– Толя Амирович, сегодня День российского студенчества. Какие у вас пожелания своим студентам – будущим архитекторам, строителям и дизайнерам?

– Прежде всего успехов в учёбе. В годы студенчества закладывается основа профессии. Конечно, всю жизнь надо учиться, но такого времени на учёбу уже никогда не будет. Будет семья, работа, больше ответственности, больше проблем. Поэтому им надо сейчас постараться получить по максимуму. Хочется пожелать, чтобы они радовали своих близких, особенно родителей. Родители всегда желают только хорошего своим детям, они мечтают о лучшем будущем для них. Желаю быть целеустремлёнными, порядочными. Какую бы профессию мы ни выбирали, важно оставаться человечными, следовать традиционным ценностям. Побольше интересных идей, проектов, их реализации – это важно для людей творческой специальности.

Наши студенты всегда показывали хороший результат на федеральном уровне со времён, когда я ещё был студентом. Мы выигрывали серьёзные конкурсы и олимпиады, нас считали сильными соперниками. Хасанби Хежев (сын Толи Амировича уже 15 лет работает главным конструктором в студии «М4» в Санкт-Петербурге – прим. авт.) становился победителем Всероссийского конкурса дипломных работ и студенческой олимпиады по разделу «Строительные конструкции», Артур Журтов – победитель Всероссийской студенческой олимпиады по разделу «Архитектура», оба защитили кандидатские диссертации до тридцати лет. Хотелось бы, чтобы нынешние студенты не опускали эту планку, а лишь поднимали её.

Беседовала Марьяна Кочесокова